По любым вопросам: admjuridcons@gmail.com

Все статьи > К вопросу о понятии и содержании "иного порядка досудебного урегулирования споров, установленного договором" (Фильченко Д.Г., Евтухович Е.А.)

К вопросу о понятии и содержании "иного порядка досудебного урегулирования споров, установленного договором" (Фильченко Д.Г., Евтухович Е.А.)

Дата размещения статьи: 10.01.2022

К вопросу о понятии и содержании "иного порядка досудебного урегулирования споров, установленного договором" (Фильченко Д.Г., Евтухович Е.А.)

1. Общие положения

В ч. 5 ст. 4 АПК РФ закреплено положение о том, что гражданско-правовые споры о взыскании денежных средств по требованиям, возникшим из договоров, других сделок, вследствие неосновательного обогащения, могут быть переданы на разрешение арбитражного суда после принятия сторонами мер по досудебному урегулированию споров. Общим досудебным урегулированием споров является претензионный порядок. Положения ч. 5 ст. 4 АПК РФ ориентируют участников правоотношений на использование именно претензионного порядка - "...со дня направления претензии...". Вместе с тем вместо общего порядка законодательство позволяет субъектам спорных отношений в качестве досудебного урегулирования споров использовать иной порядок. Так, в ч. 5 ст. 4 АПК РФ содержится формулировка "...если иные срок и (или) порядок не установлены...".
Иной порядок урегулирования споров выступает альтернативой общему порядку, т.е. несоблюдение претензионного порядка при обращении в арбитражный суд может быть компенсировано обращением к иному порядку.
Так, по одному из дел суд отметил, что указание в ст. 4 АПК РФ на возможность согласования сторонами иного порядка урегулирования спора и соответствующих сроков свидетельствует о том, что сторонами может быть предусмотрен иной альтернативный досудебный порядок урегулирования спора <1>.
--------------------------------
<1> См.: Постановление 17 ААС от 27 июля 2016 г. N 17АП-10288/2016-ГК по делу N А50-13706/2016 // СПС "КонсультантПлюс".

Источником установления иного порядка может быть закон или договор. При установлении иного порядка законом реализуется волеизъявление законодателя, допускающего альтернативу общему порядку по определенным делам. Иной порядок становится в таком случае локальным общим правилом по какой-либо отдельной категории дел. Если иной порядок согласован участниками материальных отношений, в частности, в договоре, то данный порядок получает строго индивидуальное применение по конкретному спору между определенными лицами. В последнем случае иной порядок является договорным (иной договорный досудебный порядок).
Иной досудебный порядок может быть как условием договора, споры из которого подлежат урегулированию в данном порядке, так и предметом самостоятельного соглашения.
Зачастую соглашение об установлении иного досудебного порядка достигается до возникновения спора. Тем не менее стороны вправе заключить соглашение об ином досудебном порядке и после возникновения спора. В Постановлении Пленума ВС РФ от 22 июня 2021 г. N 18 "О некоторых вопросах досудебного урегулирования споров, рассматриваемых в порядке гражданского и арбитражного судопроизводства" (далее - Постановление N 18) по данному поводу дано разъяснение о том, что при наличии согласия спорящих сторон направление претензии может быть заменено другой примирительной процедурой, даже при условии, что стороны не согласовали соответствующий порядок досудебного урегулирования спора до его возникновения <2>.
--------------------------------
<2> См.: п. 20 Постановления Пленума ВС РФ от 22 июня 2021 г. N 18 "О некоторых вопросах досудебного урегулирования споров, рассматриваемых в порядке гражданского и арбитражного судопроизводства" // СПС "КонсультантПлюс".

Иной договорный досудебный порядок порождает вопросы о том, что понимать под иным порядком. Возможно, иной порядок следует оценивать как отличающийся от общего порядка, т.е. как последовательность каких-либо действий, отличных от тех действий, совершение которых связано с содержанием общего претензионного досудебного порядка урегулирования споров.
Представляется, что приведенное выше предположение не может быть подтверждено в полной мере. Для того чтобы установить иной, необходим общий порядок. Однако в ч. 5 ст. 4 АПК РФ общий порядок не установлен. Приведенными положениями АПК РФ не предусмотрен какой-то общий порядок, относительного которого участники спорных отношений могут согласовать иной порядок. Отсутствуют элементы общего порядка, альтернативу которым могут согласовать участники материальных отношений.
По данному поводу в одном из интервью Т.Е. Абова отметила следующее: "...не установлен порядок предъявления претензии, т.е. нет указаний на содержание претензии, на документы, которые, например, обязательно должны быть к ней приложены. Поэтому я, когда говорят об обязательном претензионном порядке, пожимаю плечами: я порядка не вижу. Я вижу только срок..." <3>.
--------------------------------
<3> Норма о свободе договора остается основополагающей для всего нашего обязательственного права. Интервью с Т.Е. Абовой // Вестник Арбитражного суда Московского округа. 2017. N 2. С. 18.

Относительно подтверждения того, что современное процессуальное законодательство не закрепляет положений об общем досудебном порядке урегулирования споров, возможно также обратиться к сложившейся к июню 2016 г. практике арбитражных судов о договорном досудебном порядке. В указанный период в законодательстве отсутствовали положения, устанавливавшие общее правило об обязательности досудебного порядка урегулирования споров. Обязательный досудебный порядок предусматривался в законодательстве для отдельных категорий дел. Также допускалось установление договорного досудебного порядка. Применительно к согласованию договорных условий о досудебном порядке и признанию данного порядка обязательным для сторон конкретного договора сложилась единообразная судебная практика. Так, анализ данной практики свидетельствует о том, что лаконичных договорных условий, аналогичных по содержанию действующей редакции ч. 5 ст. 4 АПК РФ, о досудебном урегулировании недостаточно для признания досудебного порядка согласованным. В многочисленных судебных актах по различным делам использовались схожие формулировки.
Претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора подразумевает определенную четко прописанную процедуру, регламентирующую последовательность и конкретное содержание действий каждой из сторон перед подачей иска в суд, в том числе конкретные требования к форме претензионного или иного досудебного порядка урегулирования спора, порядок и сроки предъявления и рассмотрения претензии или иного досудебного требования. Отсутствие такой четко установленной процедуры не позволяет сторонам ссылаться на то, что они предусмотрели претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора <4>.
--------------------------------
<4> См., напр.: Определение ВАС РФ от 26 декабря 2013 г. N ВАС-18225/13 по делу N А45-19473/2012; Постановления АС Волго-Вятского округа от 12 августа 2016 г. N Ф01-2958/2016 по делу N А43-20403/2015, ФАС Западно-Сибирского округа от 13 апреля 2011 г. по делу N А45-16921/2010, АС Северо-Западного округа от 10 февраля 2015 г. по делу N А56-18868/2014, АС Дальневосточного округа от 16 января 2015 г. N Ф03-5877/2014 по делу N А73-3767/2014, АС Московского округа от 29 августа 2016 г. N Ф05-12422/2016 по делу N А40-208427/15, АС Поволжского округа от 29 сентября 2016 г. N Ф06-12591/2016 по делу N А49-13547/2015, ФАС Центрального округа от 16 октября 2012 г. по делу N А14-566/2012, 4 ААС от 10 июля 2015 г. N 04АП-2865/2015 по делу N А58-847/2015, 7 ААС от 1 марта 2013 г. по делу N А45-18145/2012, 15 ААС от 12 декабря 2016 г. N 15АП-18241/2016 по делу N А53-13166/2016, 6 ААС от 19 сентября 2012 г. N 06АП-3941/2012 по делу N А73-4568/2012 // СПС "КонсультантПлюс".

Напротив, только более детальное договорное регулирование признавалось достаточным для возникновения обязательности договорного досудебного порядка.
К примеру, арбитражный суд установил, что стороны согласовали претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора, учитывая следующие условия договора. Претензионный порядок обязателен для обеих сторон. Претензии предъявляются в письменной форме и подписываются руководителем или должностным лицом, уполномоченным на это руководителем. Ответ на претензию дается также в письменной форме в течение 30 дней с момента ее получения. При неполучении ответа на претензию в 30-дневный срок со дня ее отправления заявителем последний вправе обратиться в суд <5>.
--------------------------------
<5> См.: Постановление 18 ААС от 8 декабря 2016 г. N 18АП-13577/2016 по делу N А34-1113/2016 // СПС "КонсультантПлюс".

Положения ч. 5 ст. 4 АПК РФ содержат единственный элемент общего досудебного порядка - срок. Остальные элементы общего порядка (формулирование требований в досудебном обращении, требования к форме досудебного порядка и т.д.), не воспринятые законодательством, компенсируются инициативой субъектов спорных отношений, которые формируют, по сути, порядок в каждом конкретном случае, основываясь на сложившейся практике.
Так, например, по конкретному делу возник вопрос о том, соблюден ли истцом досудебный порядок. Суд кассационной инстанции, признав соблюденным досудебный порядок, указал, что представленное истцом письмо содержит предмет спора, требование произвести оплату, а также указание на условие для разрешения спора без обращения в арбитражный суд с соответствующим иском <6>.
--------------------------------
<6> См.: Постановление АС Московского округа от 14 октября 2019 г. N Ф05-18486/2019 по делу N А40-128591/2019; Определение ВС РФ от 23 декабря 2019 г. N 305-ЭС19-24949 по делу N А40-128591/2019 // СПС "КонсультантПлюс".

Принимая во внимание положения ч. 5 ст. 4 АПК РФ, таким образом, иной договорный досудебный порядок урегулирования споров не может быть охарактеризован исключительно в качестве альтернативы именно порядку, являющемуся общим.
В таком случае, с учетом положений ч. 5 ст. 4 АПК РФ, остается лишь признать значение иного договорного досудебного порядка за иными процедурами, к которым относятся все те процедуры, которые не являются в буквальном смысле претензионным порядком.
Данный вывод может быть признан небезупречным, но соответствует положениям действующего законодательства.
Согласование субъектами материальных отношений иной, отличной от претензионного порядка, процедуры не исключает согласование именно порядка применения и использования иной процедуры. Напротив, отсутствие согласованного порядка иной процедуры может выступить основанием для признания условия об ином порядке несогласованным.
Следовательно, при согласовании иного порядка необходимо достижение соглашения не только о самой иной процедуре, но и об элементах, образующих порядок применения и использования данной процедуры (срок проведения, форма направления сообщений, место проведения и т.д.). В данном случае элементы иного порядка являются существенными условиями соглашения об ином порядке. Данные существенные условия об элементах иного порядка позволяют понять как участникам спорных отношений, так и правоприменителю, что именно подразумевается под иным порядком урегулирования конкретного спора, в частности конкретизация действий и их содержания, последовательность этих действий, сроки и форма. Если эти существенные условия не согласовать, то и не порождается иной порядок урегулирования спора, отличный от общего претензионного порядка. Соответственно, образуется определенный стандарт договорных условий об ином досудебном порядке.
Таким образом, применительно к каждой конкретной процедуре, составляющей содержание иного досудебного порядка, суд будет устанавливать конкретный набор условий, согласование которых свидетельствует об установлении данной процедуры в качестве альтернативы общему порядку. Если такая процедура регламентирована законодательством, то набор условий может быть закреплен в законе, что упрощает для суда квалификацию избранного сторонами порядка в качестве согласованного. Если же такая законодательная регламентация отсутствует, то установление необходимого набора условий избранной сторонами процедуры становится исключительно предметом анализа суда в конкретном деле до тех пор, пока соответствующие условия применительно к определенному виду процедуры не будут типизированы судебной практикой.
К примеру, в п. 12 Обзора практики применения арбитражными судами положений процессуального законодательства об обязательном досудебном порядке урегулирования спора ВС РФ счел недостаточным согласование срока проведения процедуры для признания переговоров в качестве иного договорного досудебного порядка. Однако в этом же пункте Обзора суд признал достаточным указание на применение медиации для квалификации такого порядка в качестве альтернативного общему досудебному порядку урегулирования споров <7>.
--------------------------------
<7> См.: п. 12 Обзора практики применения арбитражными судами положений процессуального законодательства об обязательном досудебном порядке урегулирования спора, утв. Президиумом ВС РФ 22 июля 2020 г. // СПС "КонсультантПлюс".

2. Иные досудебные порядки урегулирования споров

Результаты выборочного анализа практики арбитражных судов демонстрируют признаваемые в правоприменении иные порядки, отличные от общего претензионного порядка. Наряду с типичными процедурами, которые признаны доктриной и наиболее востребованы на практике, стороны в рамках своей автономии порой согласовывают нетипичные виды процедур. В каждом подобном случае перед судом встает дополнительный вопрос о том, может ли подобная процедура вообще рассматриваться в качестве разновидности досудебного порядка, заменять собой общую претензионную процедуру.
Например, по конкретному делу о взыскании задолженности по договору подряда суд установил, что в договоре стороны согласовали условие о том, что спорные вопросы, возникшие по поводу недостатков выполненных работ или их причин, могут быть решены путем назначения экспертизы по требованию любой из сторон. Исковое заявление было возвращено в связи с несоблюдением досудебного порядка, так как не была назначена экспертиза. Суд апелляционной инстанции отменил определение о возвращении искового заявления, поскольку судом первой инстанции сделан неправомерный вывод об установлении сторонами претензионного порядка в форме проведения экспертизы <8>.
--------------------------------
<8> См.: Постановление 13 ААС от 14 августа 2009 г. по делу N А56-20825/2009 // СПС "КонсультантПлюс".

По другому делу суд установил, что договором предусмотрен претензионный порядок урегулирования споров. Помимо этого договор содержал дополнительные условия, в соответствии с которыми при недостижении соглашения спорный вопрос, связанный с электронными расчетами, передается в суд только после проведения независимой экспертизы по определению подлинности электронной подписи, правильности применения секретных ключей и пароля, подлинности штампа банка на бумажной копии электронного документа, предоставленной клиентом. Независимый эксперт приглашается по соглашению сторон. Суд признал указанную процедуру неурегулированной (не согласованы порядок и сроки проведения независимой экспертизы подлинности электронной подписи, наименования независимого эксперта, урегулирование разногласий по субъектам эксперта) <9>.
--------------------------------
<9> См.: Постановления 7 ААС от 21 сентября 2009 г. N 07АП-7274/09 по делу N А45-13807/2009, ФАС Западно-Сибирского округа от 20 ноября 2009 г. по делу N А45-13807/2009 // СПС "КонсультантПлюс".

В практике также известны примеры согласования условий о разрешении споров путем обмена письмами, уточнения условий договора, дополнений и изменений <10>, посредством телефонных переговоров, писем, личных встреч, обмена факсимильными сообщениями и средствами электронной почты <11>.
--------------------------------
<10> См.: Постановления 10 ААС от 21 мая 2012 г. по делу N А41-7229/12, ФАС Московского округа от 11 сентября 2012 г. по делу N А41-7229/12 // СПС "КонсультантПлюс".
<11> См.: Постановление 8 ААС от 19 мая 2014 г. N 08АП-1261/2014 по делу N А81-3651/2013 // СПС "КонсультантПлюс".

Условия договоров о нетипичных досудебных процедурах анализируются судами на предмет соответствия сущностному пониманию досудебного порядка. С учетом того что порядок предполагает именно урегулирование споров, судами при рассмотрении дел дается соответствующая оценка условий договоров. Результатом оценки условий договоров, как свидетельствуют примеры, может быть отрицание значения досудебного порядка за конкретной процедурой.

3. Иной досудебный порядок в виде исключения обязательного досудебного порядка урегулирования споров

Одним из итогов анализа материалов судебной практики является выявление случаев исключения договорными условиями обязательного досудебного порядка урегулирования споров. Практика арбитражных судов свидетельствует о том, что такие случаи не являются единичными. Правоприменительная позиция по данному вопросу единая. На основе соглашения участников отношений не допускается исключение общего досудебного порядка урегулирования споров без согласования альтернативного порядка.
Так, суд по конкретному делу отметил, что ч. 5 ст. 4 АПК РФ не позволяет соглашением сторон исключить применение обязательного претензионного порядка при отсутствии соответствующего указания в законе <12>.
--------------------------------
<12> См.: Постановление 2 ААС от 7 декабря 2016 г. N 02АП-10349/2016 по делу N А82-10876/2016 // СПС "КонсультантПлюс".

По другому делу позиция истца была основана на предусмотренном в договоре условии о том, что соблюдение претензионного (досудебного) порядка урегулирования спора по договору не является обязательным, следовательно, истец не обязан был направлять претензию в адрес ответчика. Суд отверг приведенный довод и указал, что исключение сторонами в условиях договора обязательного претензионного порядка урегулирования спора не отменяет процессуальной обязанности соблюдения досудебного порядка урегулирования спора <13>.
--------------------------------
<13> См.: Постановление 17 ААС от 27 июля 2016 г. N 17АП-10288/2016-ГК по делу N А50-13706/2016 // СПС "КонсультантПлюс".

При обжаловании определения арбитражного суда о возвращении искового заявления в связи с несоблюдением досудебного порядка истец отметил, что стороны договора однозначно определили, что досудебный порядок в рамках настоящего договора не устанавливается, поэтому у истца отсутствовала обязанность по направлению претензий.
Суд округа признал доводы истца необоснованными, отметив, что ч. 5 ст. 4 АПК РФ не предоставляет право сторонам договора исключить досудебный порядок урегулирования спора, включив данное условие в договор <14>.
--------------------------------
<14> См.: Постановление АС Волго-Вятского округа от 15 ноября 2016 г. N Ф01-4788/2016 по делу N А82-8707/2016 // СПС "КонсультантПлюс".

Стороны гражданских правоотношений не могут исключить требования о соблюдении претензионного порядка посредством соглашения (договора), однако они вправе изменить срок и порядок досудебного урегулирования спора. Исключение сторонами в условиях договора обязательного претензионного порядка урегулирования спора не отменяет процессуальной обязанности соблюдения досудебного порядка урегулирования спора <15>.
--------------------------------
<15> См.: Постановления 19 ААС от 24 августа 2017 г. N 19АП-4635/2017 по делу N А08-4959/2017, 4 ААС от 18 сентября 2017 г. N 04АП-4610/2017 по делу N А58-4866/2017 // СПС "КонсультантПлюс".

При аналогичных обстоятельствах истец, обжалуя определение о возвращении искового заявления, отметил следующее: стороны договора предусмотрели иной порядок досудебного урегулирования спора, исключив его применение к отношениям сторон по договору. Отказ от досудебного порядка урегулирования спора представляет собой взаимные действия сторон материального правоотношения, направленные на самостоятельное разрешение споров, соответственно, к таким отношениям применяются нормы о свободе договора. Часть 5 ст. 4 АПК РФ не устанавливает правил, изменение которых невозможно соглашением сторон. Не принимая во внимание довод истца, суд кассационной инстанции указал на то, что установление в договоре правила о том, что соблюдение какого-либо претензионного порядка для обращения в арбитражный суд не требуется, противоречит обязательным для применения положениям ст. 4 АПК РФ <16>.
--------------------------------
<16> См.: Постановление АС Западно-Сибирского округа от 26 сентября 2017 г. N Ф04-4054/2017 по делу N А81-4078/2017 // СПС "КонсультантПлюс".

Следует отметить, что до июня 2016 г. допустимо было отменить договорными условиями досудебный порядок, но в том случае, когда данный порядок был ранее согласован сторонами договора. К примеру, при заключении договора стороны согласовывали порядок досудебного урегулирования споров. Затем дополнительным соглашением ранее согласованный порядок отменялся <17>.
--------------------------------
<17> См., напр.: Постановления ФАС Московского округа от 30 апреля 2014 г. N Ф05-3933/14 по делу N А40-53602/13, от 5 октября 2010 г. N КГ-А40/11586-10 по делу N А40-142888/09-150-967 // СПС "КонсультантПлюс".

4. Медиация как иной досудебный порядок урегулирования споров

Отдельного анализа в качестве потенциального иного досудебного порядка урегулирования споров заслуживает медиация. Эта примирительная процедура изначально привлекала к себе особое внимание специалистов различных областей юридической науки, во многом символизируя сам рост интереса к проблематике мирного урегулирования споров как в рамках цивилистического процесса, так и вне его. Практически любое исследование в данной сфере не обходит стороной перспективы использования медиации в качестве обязательной досудебной процедуры, установленной в таком качестве законом или соглашением сторон. Несмотря на то что правовой регламентации медиации уже более 10 лет посвящен специальный федеральный закон <18> (далее - Закон о медиации), принятие которого было призвано способствовать расширению медиативной практики, низкий уровень законодательной техники данного нормативного акта скорее привел к обратному результату. Наиболее хрестоматийно это проявляется именно в части использования процедуры в качестве досудебной. Реформы же процессуального законодательства относительно регулирования примирительных процедур и досудебного урегулирования споров не улучшили ситуацию, а скорее добавили неопределенности с точки зрения как соотношения внутренних норм процессуальных кодексов между собой, так и их соотношения с положениями Закона о медиации. Как будет показано далее, не внесло окончательной ясности и Постановление N 18.
--------------------------------
<18> Федеральный закон от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" // СЗ РФ. 2010. N 31. Ст. 4162.

Закон о медиации содержит нормы, направленные на регламентацию использования процедуры как обязательной досудебной и парадоксальным образом противоречащие не только друг другу, но и самому намерению стимулировать использование медиации в таком качестве на основании добровольно выраженной воли сторон спора.
Так, ч. 1 ст. 4 Закона о медиации устанавливает, что если стороны заключили соглашение о применении процедуры медиации и в течение оговоренного для ее проведения срока обязались не обращаться в суд или третейский суд для разрешения спора, который возник или может возникнуть между сторонами, суд или третейский суд признает силу этого обязательства до тех пор, пока условия этого обязательства не будут выполнены, за исключением случая, если одной из сторон необходимо, по ее мнению, защитить свои права. Абстрагируясь от отдельных редакционных дефектов и частных недостатков данной нормы, следует в очередной раз констатировать, что конечная оговорка о возможности обращения стороны в суд вопреки действующему соглашению о применении медиации попросту обессмысливает все сформулированное до нее. Действительно, сложно представить себе ситуацию, когда сторона обращается в суд без намерения защитить свои права или создания элементарной видимости такового. Вряд ли целесообразно возлагать на суд обязанность глубокого анализа истинности намерения истца по защите своего права лишь с целью разрешения вопроса о надлежащем соблюдении им досудебного порядка. Поэтому представляется, что единственным действенным способом исправления ситуации может стать исключение соответствующей оговорки из текста Закона о медиации. Это способствовало бы достижению цели, которое изначально предполагалось, - придать полноценное юридическое значение соглашению сторон о применении медиации.
Однако даже такая мера не будет иметь никакого значения без сопутствующего изменения или исключения ч. 3 ст. 7 того же Закона. В данном положении без каких-либо оговорок устанавливается, что наличие соглашения о применении медиации, равно как соглашения о проведении процедуры, не является препятствием для обращения в суд или третейский суд, если иное не предусмотрено федеральными законами. Такая формулировка не оставляет пространства для ее альтернативного толкования. Соглашение о применении медиации может в полной мере "связать" стороны материальными и процессуальными последствиями его несоблюдения только в случаях, которые прямо установлены специальными федеральными законами. Сама избранная конструкция отсылки является нетипичной. Как правило, бланкетная норма используется для того, чтобы специальный закон прямо установил какую-либо процедуру в качестве обязательной досудебной применительно к отдельной категории споров. Так законодатель достигает максимально дифференцированного подхода, позволяющего учесть специфические особенности отдельных отношений. В данном же случае отсылка указывает на возможность санкционирования специальным законом в отношении конкретных споров возможности сторон своим соглашением установить обязательный досудебный характер медиации. Не проще ли, наоборот, установить для сторон общее дозволение, которое может быть ограничено специальными законами?
В любом случае единственным результатом имеющегося на настоящий момент регулирования остается парадоксальная ситуация, при которой призванный всесторонне развивать медиацию в отечественном правопорядке специальный Закон о ней, наоборот, по сути, исключил ее из числа потенциальных досудебных процедур урегулирования споров, установленных соглашением сторон.
В этой связи не мог обойти стороной сложившуюся проблему ВС РФ, который уделил вопросам досудебной медиации отдельное внимание в Постановлении N 18. Так, в абз. 4 п. 1 дано разъяснение о том, что медиация становится обязательным досудебным урегулированием спора в случае, если стороны заключили соглашение о применении процедуры медиации и в течение оговоренного для ее проведения срока обязались не обращаться в суд или заменили предусмотренную федеральным законом процедуру досудебного урегулирования спора на медиацию, при условии, что соответствующий федеральный закон позволяет изменить порядок такого урегулирования договором. В целом подход ВС РФ, который, как представляется, устанавливает режим максимального благоприятствования развитию медиации как обязательной досудебной процедуры в случае определения ее в таком качестве самими сторонами спора, следует всецело поддержать. Однако его внутренняя согласованность, а также соответствие действующему законодательству вызывают большие вопросы, что в конечном счете способно создать дополнительную неопределенность на практике и вызвать необходимость повторного уточняющего разъяснения.
Верховный Суд РФ выделяет две группы ситуаций, при которых медиация становится обязательной досудебной процедурой на основании соглашения сторон. Во-первых, это установление медиации в соответствующем качестве по спорам, для которых обязательный досудебный порядок не предусмотрен федеральным законом в принципе. Во-вторых, это замена на медиацию уже установленного федеральным законом для определенных категорий споров иного досудебного порядка, если таким законом не предусматривается запрет на его изменение. Данное разграничение, как представляется, имеет немаловажное значение именно в перспективе анализа соотношения содержания Постановления N 18 с действующим законодательством.
Начнем со второй группы. Подтверждая возможность изменения установленного законом досудебного порядка на медиацию, Пленум ВС РФ ожидаемо ссылается на наиболее яркий пример соответствующего регулирования, содержащийся в абзаце первом ч. 5 ст. 4 АПК РФ, в котором конкретные процедуры, которые могут стать альтернативой общему порядку, не упоминаются.
Таким образом, получается, что в случае избрания медиации в качестве досудебной процедуры к ней необходимо применять проанализированные ранее положения Закона о медиации. Соответственно, как указывалось ранее, несоблюдение соглашения о применении медиации не должно влечь негативные процессуальные последствия в силу как ч. 1 ст. 4, так и ч. 3 ст. 7 Закона о медиации. Позицию ВС РФ можно объяснить тем, что он отдает приоритет в регулировании рассматриваемых отношений, имеющих процессуальное значение, положениям АПК РФ, а не соответствующим статьям специального закона. Однако системное толкование данных положений, как представляется, указывает на неправильность такого подхода. Данной логикой можно было бы руководствоваться, если бы медиация была прямо упомянута в абз. 1 ч. 5 ст. 4 АПК РФ в качестве допустимой альтернативы. Тем не менее его содержание носит максимально общий характер. Содержание данного абзаца просто позволяет сторонам осуществить замену общего претензионного порядка на иную процедуру. В таких условиях руководствоваться необходимо именно специальным законодательством о такой процедуре, даже не прибегая к сложным правилам определения соотношения общей и специальной норм, а также учета хронологии их принятия. Нормы Закона о медиации не противоречат АПК РФ.
Следует поддержать подход ВС РФ с точки зрения достижения цели развития примирительных процедур и мирного урегулирования спора. Однако полноценным решением проблемы во избежание всяких споров является изменение или исключение соответствующих положений, ограничивающих значение соглашения о применении медиации.
Еще более странная ситуация возникает в случае, когда медиация устанавливается сторонами в качестве обязательной досудебной по тем категориям споров, для которых такой порядок не предусмотрен вообще. Если в предшествующей группе ситуаций по крайней мере очевидно благое намерение ВС РФ, то в данном случае можно обнаружить противоречия даже внутри самого Постановления N 18.
Во-первых, следует высказать приведенные выше соображения. Только если ранее речь шла о попытке дать преимущество абз. 1 п. 5 ст. 4 АПК РФ, то в данной ситуации речь, вероятно, должна идти об абз. 2 данной статьи.
Очевидно, что ВС РФ отдает приоритет АПК РФ. Однако как быть, если досудебный порядок применительно к конкретной категории споров установлен иным федеральным законом? Каким образом разрешить коллизию такого закона с Законом о медиации?
Толкование ВС РФ представляется противоречащим действующему Закону о медиации. Невозможно не обратить внимания на то, как ВС РФ решил обойти данное регулирование. Вместо того чтобы дать свое логическое обоснование, в приведенном положении Постановления N 18 Пленум ВС РФ просто цитирует ч. 1 ст. 4 Закона о медиации ровно до оговорки о необходимости для стороны защитить ее права. Часть 3 ст. 7 Закона о медиации вообще не принимается во внимание. Думается, что более верным было бы решение вообще не цитировать положения Закона о медиации. С точки зрения общей целесообразности развития процедуры юридическому сообществу было бы несложно принять такую позицию.
Однако в данной ситуации возникает дополнительная проблема. Допустим, ВС РФ сознательно изменяет неразумные положения Закона о медиации в угоду развитию данной практики. Но как быть с гражданско-процессуальным законодательством? То, что разъяснение, касающееся медиации, содержится в абз. 4 п. 1 Постановления N 18, недвусмысленно указывает на то, что оно относится как к арбитражному, так и к гражданскому судопроизводству. Однако в ГПК РФ четко указывается, что обязательный досудебный порядок может быть установлен только федеральным законом. Это же положение недвусмысленно поддерживается в абзаце первом пункта второго Постановления N 18. К какому результату должно приводить системное толкование двух соседствующих положений Постановления N 18? Что в гражданском процессе порядок может быть установлен только федеральным законом, но исключением является медиация? Тогда это противоречит вообще всему регулированию рассматриваемых отношений. Что разъяснение в отношении медиации касается только арбитражного процесса? Но это противоречит расположению разъяснения в Постановлении N 18. Такой вывод можно было бы сделать, если бы оно было размещено в качестве абз. 3 п. 2 Постановления N 18.
Резюмируя, необходимо отметить, что единственным эффективным решением проблемы использования медиации в качестве установленного соглашением сторон обязательного досудебного порядка урегулирования споров является изменение действующего специального законодательства. Независимо от уровня юридической техники, характеризующей конкретный законодательный акт, его свободное толкование contra legem, игнорирование его положений могут привести к еще худшим последствиям, чем буквальное следование его предписаниям. В этой связи остается лишь выразить удивление тому факту, что, несмотря на обширную критику, изначально сопутствующую введению в действие соответствующих положений Закона о медиации, они продолжают действовать, успешно пережив все последующие процессуальные реформы, касающиеся примирения в цивилистическом процессе.

5. Иной досудебный порядок урегулирования споров с множественностью процедур

В правоприменении встречаются ситуации, когда согласованный сторонами досудебный порядок представляет собой определенную комбинацию процедур. Можно выделить две разновидности такой комбинации процедур: альтернативная и многоступенчатая.
Применительно к затронутому аспекту следует учитывать многозначность термина "альтернативный" применительно к досудебному порядку. Прежде всего данный термин может быть использован для обозначения любой процедуры, заменяющей общий досудебный порядок. Однако в рамках данного раздела настоящей статьи речь идет о проблеме установления сторонами нескольких процедур, выступающих альтернативами друг другу. При этом для соблюдения досудебного порядка по спору достаточно обращения к одной из альтернативных процедур. К примеру, стороны договора согласовывают условие о том, что возникающие при исполнении договора споры подлежат урегулированию либо посредством направления претензии, либо с использованием переговоров.
Так, арбитражный суд первой инстанции оставил иск без рассмотрения по причине несоблюдения истцом досудебного порядка урегулирования спора. В договоре, заключенном между истцом и ответчиком, было согласовано условие о том, что все разногласия и споры, возникающие при исполнении договора, подлежат урегулированию путем переговоров или направления друг другу претензий. Суд установил, что истцом претензия в отношении спорной суммы задолженности не направлялась. В жалобе на определение об оставлении иска без рассмотрения истец указал на то, что договором предусмотрена альтернатива досудебного порядка урегулирования всех разногласий, а именно переговоры или претензия. Между сторонами, как отметил истец, проводились именно переговоры, которые велись по мобильной телефонной связи. Переговоры, подписанный сторонами протокол разногласий свидетельствуют о попытке урегулирования разногласий и соответственно о досудебном порядке урегулирования спора. Суд кассационной инстанции поддержал позицию истца, отменил определение, дело направил на новое рассмотрение <19>.
--------------------------------
<19> См.: Постановление ФАС Дальневосточного округа от 26 января 2009 г. N Ф03-6410/2008 по делу N А37-1744/2007 // СПС "КонсультантПлюс".

При рассмотрении другого дела арбитражный суд установил, что договором предусмотрено решение всех споров до обращения в арбитражный суд путем переговоров с целью достижения взаимоприемлемого результата. Сторона, которой выставлена претензия, рассматривает ее в установленный срок. Таким образом, стороны определили альтернативный порядок досудебного урегулирования - путем переговоров либо путем предъявления претензии. Досудебный порядок признан судом соблюденным, так как истцом был избран альтернативный порядок урегулирования спора, а именно путем предъявления письменной претензии <20>.
--------------------------------
<20> См.: Постановление 10 ААС от 8 апреля 2013 г. по делу N А41-54056/12 // СПС "КонсультантПлюс".

В другом случае суд установил следующее: в договоре согласовано условие о том, что стороны будут стремиться разрешить споры в порядке досудебного разбирательства: путем переговоров, обмена письмами, уточнения условий договора, дополнений и изменений. Сторонами согласовано несколько способов соблюдения досудебного порядка, к одному из которых каждая сторона может прибегнуть <21>.
--------------------------------
<21> См.: Постановления 10 ААС от 21 мая 2012 г. по делу N А41-7229/12, ФАС Московского округа от 11 сентября 2012 г. по делу N А41-7229/12 // СПС "КонсультантПлюс".

По иному делу суд установил, что в договоре согласовано условие о разрешении споров путем переговоров между сторонами в рамках претензионного порядка: посредством телефонных переговоров, писем, личных встреч, обмена факсимильными сообщениями и средствами электронной почты. Предусмотрены несколько возможных вариантов урегулирования разногласий, в том числе путем телефонных переговоров, личных встреч <22>.
--------------------------------
<22> См.: Постановление 8 ААС от 19 мая 2014 г. N 08АП-1261/2014 по делу N А81-3651/2013 // СПС "КонсультантПлюс".

От альтернативных друг другу процедур, составляющих содержание иного досудебного порядка, необходимо отличать многоступенчатый (мультимодальный) досудебный порядок. Под данным порядком следует понимать установление сторонами двух или более процедур, к которым стороны обращаются последовательно. К каждой последующей процедуре стороны обращаются, если они не урегулировали спор в рамках предшествующей процедуры.
Многоступенчатый досудебный порядок может полностью заменять общий претензионный порядок урегулирования спора. Например, в качестве первой ступени такого досудебного порядка стороны указывают переговоры, а второй процедурой при неудачном исходе переговоров согласуют медиацию.
Вместе с тем многоступенчатый порядок может включать в себя общий досудебный претензионный порядок, в дополнение к которому стороны предусматривают иную процедуру.

6. Иной договорный досудебный порядок урегулирования споров и его влияние на течение срока исковой давности

С учетом допустимости согласования участниками материальных правоотношений условий об ином досудебном порядке необходимо определить, влияет ли обращение к иному договорному досудебному порядку на течение срока исковой давности.
Действующее отечественное законодательство предусматривает общее правило о том, что, если стороны прибегли к предусмотренной законом процедуре разрешения спора во внесудебном порядке, течение срока исковой давности приостанавливается (п. 3 ст. 202 ГК РФ).
Таким образом, на первый взгляд влияние иного избранного сторонами досудебного порядка на течение срока исковой давности обусловлено его известностью законодательству. Исходя из содержания ст. 202 ГК РФ срок исковой давности приостанавливается при обращении сторон к процедуре, предусмотренной законом. Так, например, обращение к медиации как известной российскому законодательству процедуре приостановит течение срока исковой давности. Напротив, избрание сторонами иного порядка в виде процедуры, не предусмотренной законодательством, с учетом буквального толкования ст. 202 ГК РФ не предполагает приостановления течения срока исковой давности.
Однако ВС РФ п. 49 Постановления N 18 изложил в новой редакции п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 29 сентября 2015 г. N 43 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" <23>. Было дано разъяснение о том, что течение исковой давности приостанавливается в случае обращения сторон к предусмотренному не только законом, но и договором досудебному порядку урегулирования спора.
--------------------------------
<23> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2015. N 12.

Допустимо ли с учетом приведенного разъяснения сделать вывод о том, что ВС РФ дал расширительное толкование соответствующего положения ст. 202 ГК РФ?
Ответ на сформулированный вопрос, думается, будет получен с учетом складывающейся судебной практики.

Список использованной литературы

Абова Т.Е. Норма о свободе договора остается основополагающей для всего нашего обязательственного права // Вестник Арбитражного суда Московского округа. 2017. N 2. С. 6 - 20.

10.01.2022

Внесенным в Госдуму Правительством законопроектом предлагается введение в КоАП РФ нового состава административного правонарушения по статье 14.6.1 "Непредставление предложения о цене на продукцию по государственному оборонному заказу и информации о затратах на ее производство".

подробнее
29.12.2021

Законопроект направлен на установление условий предоставления гражданства РФ лицам, которые проживают в России и способны стать полноценными членами российского общества. В частности, законопроектом предусмотрено сокращение числа требований более чем к 20 категориям лиц при приеме их в гражданство Российской Федерации и признании российскими гражданами. Также расширен перечень преступлений, совершение которых влечет за собой прекращение гражданства РФ.

подробнее
25.12.2021

Законопроектом предлагается запретить применение пиротехнических изделий на территориях населенных пунктов (за исключением специально отведенных мест), в зданиях, строениях и сооружениях, в лесах, на особо охраняемых природных территориях и иных, установленных законом, местах.

подробнее
21.12.2021

Закон направлен на реализацию положений Конституции о единой системе публичной власти, а также на совершенствование организации публичной власти в субъектах Российской Федерации. Новый закон, в частности, запрещает главам регионов именоваться президентами, при этом разрешая им избираться более чем на два срока подряд.

подробнее
17.12.2021

Законопроект предусматривает введение уголовной ответственности за нарушение ПДД лицом, ранее подвергнутым административному наказанию и лишенным права управления транспортными средствами.

подробнее
13.12.2021

Проект закона ориентирован на установление особенностей регулирования отношений, которые связаны с выбросами и поглощением парниковых газов на территории Сахалинской области. Законопроектом также предусмотрена возможность включения в данный эксперимент иных субъектов РФ, методом внесения изменений в этот закон.

подробнее

Информация. Знания. Результат
↑