По любым вопросам: admjuridcons@gmail.com

Все статьи > Институт апелляционного обжалования решений российского третейского органа по допинговым спорам в Международный спортивный суд (CAS): процессуальные проблемы и перспективы (Чеботарев А.В., Ржепик Я.Н.)

Институт апелляционного обжалования решений российского третейского органа по допинговым спорам в Международный спортивный суд (CAS): процессуальные проблемы и перспективы (Чеботарев А.В., Ржепик Я.Н.)

Дата размещения статьи: 10.01.2022

Институт апелляционного обжалования решений российского третейского органа по допинговым спорам в Международный спортивный суд (CAS): процессуальные проблемы и перспективы (Чеботарев А.В., Ржепик Я.Н.)

События, произошедшие в мировом и российском спорте за последние годы, способствовали развитию и изменению именно антидопинговых правовых норм. Допинговый скандал, разразившийся после Зимних Олимпийских игр в г. Сочи, не затихает, а, напротив, год от года приобретает все новые формы, которые тем не менее имеют единые последствия для России - изоляцию отечественных атлетов в рамках международных соревнований.
Принимаемые Российской Федерацией изменения в национальные акты по противодействию допингу в различных отраслях права, к сожалению, не снижают напряженности в отечественном профессиональном спорте. Вместе с тем отчасти некоторые такие изменения вызваны именно принятием новых международно-правовых актов, которые, будучи ратифицированными Россией, распространяются и на наших спортсменов.
Вступивший в силу с 1 января 2021 г. Всемирный антидопинговый кодекс (далее - Кодекс ВАДА) в новой редакции в большей степени сохраняет основные положения, которые уже были известны в России благодаря предыдущим редакциям (2009 <1> и 2015 гг. <2>). Однако различия в указанных актах все же имеют место.
--------------------------------
<1> Всемирный антидопинговый кодекс 2009 г. // https://www.vhlru.ru/documents/WADA_Codex_2009.pdf.
<2> Всемирный антидопинговый кодекс 2015 г. // https://minsport.gov.ru/2018/Vsemir-Antidopinkodekc-2015.pdf.

Так, в последней редакции ст. 2 Кодекса ВАДА содержится не 10 составов допинговых нарушений, а 11 <3>. Дополнением является п. 2.11, который устанавливает ответственность за действия спортсмена или иного лица, направленные на воспрепятствование или преследование за предоставление информации уполномоченным органам <4>. Несомненно, что данная норма имеет целью защитить осведомителей антидопинговых организаций и в первую очередь Всемирного антидопингового агентства. В настоящее время самыми известными осведомителями из России являются экс-глава российской антидопинговой лаборатории Григорий Родченков <5> и супруги Виталий и Юлия Степановы <6>, скрывающиеся за рубежом.
--------------------------------
<3> См.: Там же.
<4> См.: Там же.
<5> Первое интервью Григория Родченкова на русском языке // https://www.championat.com/other/article-4101547-pervoe-intervju-grigorija-rodchenkova-na-russkom-jazyke--citaty-vyvody-fejki.html.
<6> Информаторы ВАДА Степановы обвинили Россию в нарушении прав человека и подали иск в ООН // https://www.championat.com/other/news-4290597-informatory-vada-stepanovy-obvinili-rossiiu-v-narushenii-prav-cheloveka-i-podali-isk-v-oon.html.

Кроме того, с 1 января 2021 г. вступили в силу новые Общероссийские антидопинговые правила (далее - Правила) <7>, одно из нововведений которых связано с реформированием системы разрешения допинговых споров.
--------------------------------
<7> Общероссийские антидопинговые правила, утв. Приказом Минспорта России от 11 декабря 2020 г. // СПС "КонсультантПлюс".

Правилами было установлено, что апелляции по нарушениям спортсменов, не являющихся спортсменами международного уровня, и по нарушениям, произошедшим не во время международных спортивных мероприятий, должны подаваться в национальный третейский орган, а именно в арбитраж, администрируемый постоянно действующим арбитражным учреждением "Национальный центр спортивного арбитража" (далее - НЦСА) <8>.
--------------------------------
<8> Регламент арбитража споров в профессиональном спорте и спорте высших достижений // http://sportarbitrage.ru/wp-content/uploads/2021/01/reglament-arbitrazha-sporov-v-professionalnom-sporte-i-sporte-vysshih-dostizhenij-v-redakczii-ot-23.12.2020.pdf.

Существовавший ранее порядок, в соответствии со ст. 13.2.2 Общероссийских антидопинговых правил, утвержденных 9 августа 2016 г., предусматривал возможность апелляции, касающейся спортсменов национального уровня, исключительно в CAS <9>.
--------------------------------
<9> Общероссийские антидопинговые правила, утв. Приказом Минспорта России от 9 августа 2016 г. N 947 (с изм., вступившими в силу с 17 января 2019 г.) // СПС "КонсультантПлюс".

В соответствии со п. 13.2.3.2 Кодекса ВАДА решение национального апелляционного органа в отношении спортсмена национального уровня может быть обжаловано в CAS Международным олимпийским комитетом, Международным паралимпийским комитетом и соответствующей Международной федерацией <10>. Таким образом, лозаннский арбитраж фактически будет выступать уже третьей инстанцией.
--------------------------------
<10> См.: Там же.

В практике CAS уже имелись прецеденты по делам об обжаловании решений национальных спортивных арбитражей. В качестве примера можно привести дело Всемирного антидопингового агентства (ВАДА) против Л.В. Федоривой. Ответчик решением РУСАДА была признана виновной в нарушении антидопинговых правил. Не согласившись с этим, Л.В. Федорива подала апелляцию в Спортивный арбитраж при ТПП РФ, который заявление истца удовлетворил и отменил решение РУСАДА <11>. Однако такой исход дела уже не устроил другую сторону, и ВАДА была подана апелляция в CAS, который принял новое решение, указывающее на виновность тренера <12>.
--------------------------------
<11> Чеботарев А.В. Защита прав спортсменов в делах о допинге: процессуальный аспект // Вестник гражданского процесса. 2019. N 6. С. 208 - 227 (СПС "КонсультантПлюс").
<12> Arbitration CAS 2016/A/4700 World Anti-Doping Agency (WADA) v. Lyudmila Vladimirovna Fedoriva, award of 15 May 2017 // https://jurisprudence.tas-cas.org/Shared%20Documents/4700.pdf.

Указанный институт апелляции в национальный третейский орган был предусмотрен Общероссийскими антидопинговыми правилами, действовавшими с 2012 г. Кроме того, процедура такого обжалования была закреплена в Регламенте САС при ТПП РФ, утвержденном Приказом от 27 апреля 2012 г. N 38 по Торгово-промышленной палате, и соглашением между НП "РУСАДА" о сотрудничестве в области спортивного арбитража.
В подтверждение действенности упомянутых норм также можно привести и дело спортсменки Лады Черновой, которая была дисквалифицирована пожизненно за нарушение антидопинговых правил - употребление запрещенного препарата бромантана, который был выявлен по результатам исследования пробы А спортсменки <13>.
--------------------------------
<13> Arbitration CAS 2013/A/3112 World Anti-Doping Agency (WADA) v. Lada Chernova & Russian AntiDoping Agency (RUSADA), award of 16 January 2014 // https://www.wada-ama.org/sites/default/files/resources/files/CAS-2013-Chernova.pdf.

Легкоатлетка, являясь Чемпионкой России по метанию копья, была обвинена Антидопинговым комитетом РУСАДА в употреблении запрещенного вещества и дисквалифицирована. Спортсменка, воспользовавшись указанными выше актами, обжаловала решение РУСАДА в третейский суд - Спортивный арбитраж при ТПП РФ, указав, что в результате исследования ее пробы А были допущены нарушения Международных стандартов для лабораторий, которые могли повлечь наступление ложноположительного результата анализа. В частности, были указаны нарушения при аликвотировании пробы, процедуре пробоподготовки и нарушения внутренней цепочки безопасности. Кроме того, проведенным в результате разбирательства почерковедческим исследованием было установлено, что на ряде документов, содержащих выводы о наличии в пробе запрещенной субстанции бромантана, имеется подделка подписи ответственного сотрудника лаборатории. Очевидно, что при изложенных нарушениях арбитры, рассматривающие данное дело, вынесли решение о невиновности спортсменки и сняли все обвинения.
В последующем в порядке "второй" апелляции, направленной по данному делу ВАДА в CAS Лозанны, указанное дело было рассмотрено вновь и спортсменку все же признали виновной.
На сегодняшний день в соответствии с Кодексом ВАДА и Правилами решение национального арбитража может быть обжаловано в другой третейский суд - CAS, который согласно ст. 13.1.2 Кодекса ВАДА рассматривает апелляции в соответствии с принципом de novo и не должен опираться на суждения органа, на решение которого подана апелляция.
В соответствии с российским законодательством об арбитраже (третейском разбирательстве) <14> и Федеральным законом от 4 декабря 2007 г. N 329-ФЗ "О физической культуре и спорте в Российской Федерации" (далее - Закон о спорте) <15> НЦСА и CAS представляют собой третейские органы. Таким образом, в случае вынесения решения CAS по апелляции на решение национального третейского органа по одному и тому же делу будут приняты два решения третейских судов.
--------------------------------
<14> Федеральный закон от 29 декабря 2015 г. N 382-ФЗ "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации" // СЗ РФ. 2016. N 1 (ч. 1). Ст. 2.
<15> Федеральный закон от 4 декабря 2007 г. N 329-ФЗ "О физической культуре и спорте в Российской Федерации" // СЗ РФ. 2007. N 50. Ст. 6242.

Однако следует обратиться к ч. 4 ст. 426 ГПК РФ, которая предусматривает основания отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение, среди которых отсутствует такое основание, как принятие по делу нового решения другим третейским судом <16>. Таким образом, отсюда можно сделать вывод, что спортсмен, имеющий вступившее в силу решение национального арбитража, согласно российскому законодательству, имеет право на его принудительное исполнение независимо от итогов разбирательства в CAS.
--------------------------------
<16> Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ // СЗ РФ. 2002. N 46. Ст. 4532.

Бесспорно, спортсмен, планирующий оставаться субъектом организованного спорта, будет обязан исполнять решение лозаннского арбитража под угрозой применения спортивных санкций. Однако в случае завершения спортивной карьеры для спортсмена может быть более благоприятным исполнение решения национального третейского органа, который может предусматривать его невиновность или содержать менее строгие санкции. В случае избрания второго пути в соответствии со ст. 423 ГПК РФ спортсмен или тренер вправе обратиться в суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительно исполнение.
Именно так и поступила тренер Людмила Федорива, дело которой было приведено выше. Она обратилась в Савеловский районный суд г. Москвы и получила исполнительный лист об исполнении решения третейского суда о взыскании с Российского антидопингового агентства суммы 50 тыс. руб. третейского сбора, уплаченного ею при подаче апелляции <17>. Указанную сумму тренер получила.
--------------------------------
<17> Определение Савеловского районного суда г. Москвы от 23 мая 2017 г. по делу N 02-1682/2017 // https://mos-gorsud.ru/rs/savyolovskij/services/cases/civil/details/ef0489fb-b779-4d97-b0d4-54319723b913.

Таким образом, институт апелляционного обжалования решения антидопинговой организации в России в национальный третейский орган не нов и уже известен антидопинговым правилам. Далее следует рассмотреть специфику норм Кодекса ВАДА, регулирующих непосредственно апелляционное обжалование.
Согласно ст. 13 данного Кодекса решения, принимаемые в соответствии с Кодексом или правилами, принятыми в соответствии с Кодексом, могут быть обжалованы, как указано в ст. 13.2 - 13.4, если иное не предусмотрено Кодексом или Международными стандартами. Во время рассмотрения апелляции решения остаются в силе, если иначе не решает орган, рассматривающий апелляции <18>. Из смысла приведенной статьи следует, что институт апелляции в антидопинговых правилах существует, но по своей сути данная инстанция не является апелляционной в классическом понимании. Гражданское и арбитражное процессуальное законодательство России в качестве апелляционного обжалования рассматривают процедуру, при которой жалоба подается на решение, не вступившее в законную силу. Так, согласно п. 1 ст. 320 ГПК РФ решения суда первой инстанции, не вступившие в законную силу, могут быть обжалованы в апелляционном порядке. Аналогичная норма содержится в п. 1 ст. 257 АПК РФ, которая устанавливает, что лица, участвующие в деле, а также иные лица в случаях, предусмотренных данным Кодексом, вправе обжаловать в порядке апелляционного производства решение арбитражного суда первой инстанции, не вступившее в законную силу <19>. Однако, как видно из содержания статьи Кодекса ВАДА, обжалованию в апелляционном порядке подлежит именно решение, которое вступило в силу с момента принятия. Очевидно, что такое положение дел ущемляет права спортсмена или тренера, привлеченных к ответственности за допинг, поскольку вступление решения в силу порождает определенные правовые последствия для субъекта ответственности в различной негативной форме. К примеру, если дисквалифицированные антидопинговой организацией спортсмен или тренер являются работниками какой-либо спортивной организации, то трудовые договоры с ними могут быть досрочно прекращены соответственно на основании п. 2 ст. 348.11 и ст. 348.11-1 ТК РФ <20>. Нормы, закрепленные в указанных статьях, предусматривают в качестве дополнительного основания для прекращения трудового договора со спортсменом или тренером однократное нарушение указанными лицами антидопинговых правил, установленное решением соответствующей антидопинговой организации.
--------------------------------
<18> Всемирный антидопинговый кодекс 2021 г. // https://rusada.ru/documents/kodeks-i-drugie-mezhdunarodnye-standarty-vada/.
<19> Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ // СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3012.
<20> Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. N 197-ФЗ // СЗ РФ. 2002. N 1 (ч. 1). Ст. 3.

На практике же уволенные спортсмен или тренер до момента рассмотрения их апелляции вышестоящей инстанцией будут находиться без работы. Да и в последующем, если им все же удастся доказать свою правоту, например, в CAS, то восстановиться на работе будет затруднительно. Наличие указанных норм вызывает искреннее удивление, поскольку никакой судьбоносной роли для спортивной организации нормы о невступлении в силу немедленно решения о дисквалификации не играют.
Пункт 13.1.1 Кодекса ВАДА закрепляет существовавший и в предыдущей редакции Кодекса принцип de novo при рассмотрении дела в порядке апелляции. В частности, в статье указывается, что объем рассмотрения по апелляции включает в себя все вопросы, имеющие отношение к делу, и прямо не ограничен вопросами или объемом рассмотрения перед организацией, принявшей первоначальное решение. Любая сторона в апелляции может представить доказательства, юридические аргументы и претензии, которые не были выдвинуты в ходе слушания в первой инстанции, если они возникают по той же причине или в отношении тех же общих фактов или обстоятельств, которые обсуждались или были рассмотрены в ходе слушания в первой инстанции. При принятии решения Спортивный арбитражный суд не должен опираться на суждения органа, на решение которого была подана апелляция.
Таким образом, из смысла приведенной статьи следует, что орган, рассматривающий дело в порядке апелляции, не связан доводами предыдущей инстанции и де-факто не пересматривает дело в рамках апелляционной жалобы, а проводит новое рассмотрение и принимает новое решение. Что касается указанного положения, а также представления в апелляционный орган только тех доказательств, которые были предметом рассмотрения в первой инстанции, то данная норма нам известна и из ГПК РФ. Так, аналогичные условия закреплены в ст. 327 ГПК РФ, где определено, что суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных соответствующей главой.
На практике утвержденный арбитр CAS предлагает апеллянту предварительно направить помимо апелляционной жалобы краткое обоснование своих требований и указать положения нормативных актов, которые, по мнению заявителя, нарушены при постановлении первоначального решения по делу. Предоставление в ходе заседания каких-либо дополнительных обоснований, с которыми арбитр предварительно не был ознакомлен, может вызвать отказ в их принятии.
Также важным с точки зрения объективности при рассмотрении дела является приведенное выше условие о том, что апелляционная инстанция не связана доводами и выводами, сделанными предыдущей инстанцией. Данные нормы позволяют пересмотреть выводы обвинения, которые либо не нашли подтверждения, либо данное подтверждение является спорным в ходе разбирательства. Имея достаточно доказательств, возможно, удастся убедить арбитров апелляционной инстанции иначе оценить какие-либо обстоятельства и склонить чашу весов правосудия в сторону наказанного лица.
Однако особого внимания в антидопинговых правилах заслуживает положение, закрепленное в п. 13.1.3 Кодекса, о том, что ВАДА не должно исчерпать внутренние способы разбирательства. Из этого следует, что расследование дела со стороны Всемирного антидопингового агентства не прекращается до момента принятия окончательного решения по спору и вне зависимости от того, в какой инстанции на текущий момент находится дело. Иначе говоря, даже когда дело рассматривается в порядке апелляции в CAS, допинг-офицеры ВАДА, продолжающие расследование, могут выявить как новые эпизоды обвинения, так и факты, имеющие значение для дела, а иногда и обнаружить новые доказательства. При этом следует отметить, что данными полномочиями наделены не обе стороны, а лишь сторона обвинения. Представляется, что в данном положении акта содержится противоречие уже выше исследованному правилу о том, что апелляционная инстанция рассматривает дело и лишь те доказательства, которые были обозначены сторонами в ходе первоначального разбирательства. Иными словами, нарушается принцип запрета "наращивания объема обвинения и доказательств" в ходе рассмотрения дела в апелляционной инстанции. Антидопинговые правила не содержат института направления дела на доследование или отзыва дела обвинителем с последующим перепредъявлением обвинения. На основании этого, как представляется, данный подход изначально предопределяет обвинительный уклон разбирательства.
В уже рассмотренном примере из практики по апелляции в CAS дела российского тренера Людмилы Федоривой как раз-таки ВАДА и предъявила доказательства, которые не были представлены ни на заседании антидопингового комитета РУСАДА, ни в последующем апелляционном производстве в Спортивном арбитраже при ТПП РФ. В указанных инстанциях в качестве доказательства обвинения рассматривался лишь дополнительный протокол, составленный шапероном и подписанный инспектором допинг-контроля. Сами указанные сотрудники не допрашивались, поскольку к тому времени, со слов представителя РУСАДА, они уже были уволены и место их нахождения установить не представлялось возможным. Поскольку данный протокол был составлен с нарушениями, то защите тренера удалось исключить его доказательственную силу.
Однако это не помешало представителям ВАДА в последующем судебном заседании в Лозанне заявить ходатайство о допросе "внезапно обнаруженных" инспекторов допинг-контроля посредством видеосвязи через Skype. Данные специалисты во время допроса озвучили свою версию произошедшего, при этом не по составленному ими протоколу, а так, как с их слов "все было на самом деле". Что касается протокола и ошибок в его составлении, то они единогласно показали, что не помнят, что конкретно в нем записано. И арбитраж принял их показания за основу. Представляется, что данный пример подтверждает возможность произвола со стороны обвинения и именно в силу рассмотренной выше нормы о праве ВАДА продолжить расследования на любой стадии рассмотрения дела.
Как установлено в ст. 13 Кодекса ВАДА, определяющим критерием относительно юрисдикции при апелляционном обжаловании является уровень статуса самого спортсмена - международный или национальный или же статус соревнования, в котором было допущено нарушение антидопинговых правил. Так, п. 13.2.1 устанавливает, что, если нарушение произошло во время международного спортивного мероприятия или если вовлечены спортсмены международного уровня, апелляция на вынесенное решение должна подаваться исключительно в Спортивный арбитражный суд, т.е. в CAS Лозанны.
Таким образом, у спортсменов национального уровня цепочка к установлению истины удлиняется на одно звено - национальный орган по рассмотрению апелляций. Представляется, что эффективность данной стадии вызывает обоснованные сомнения, поскольку окончательных решений о признании спортсменов невиновными национальными апелляционными инстанциями на практике практически нет. Все решения, которые принимались в пользу спортсмена или тренера, в последующем еще раз обжаловались ВАДА в CAS, который признавал атлетов виновными в нарушении антидопинговых правил и применял к ним санкции. Это, по нашему мнению, важно, когда речь идет о затратах на обжалование и сроках начала течения дисквалификации.
Начало отсчета срока дисквалификации имеет существенное значение для дисквалифицированного лица в период отбытия наказания, поскольку это влияет на окончание срока отбывания наказания и возможность приступить к профессиональной деятельности. Статья 10.13 Кодекса ВАДА определяет, что если спортсмен уже отбывает срок дисквалификации за нарушение антидопинговых правил, то любой новый срок дисквалификации начинается в первый день после того, как закончилось отбывание текущего срока дисквалификации. Кроме указанных ниже ситуаций, срок дисквалификации должен начинаться с даты вынесения окончательного решения на слушаниях, в соответствии с которым назначается срок дисквалификации, или, если право на слушания не было реализовано или слушания не проводились, с даты принятия дисквалификации или ее назначения.
Ключевым в данных правилах является то, что срок дисквалификации начинает течь с момента принятия окончательного решения по делу. Как уже указывалось, на практике практически нет случаев, когда таким "окончательным" решением был бы акт национального третейского органа. Следовательно, таким решением будет являться лишь апелляционное решение Международного арбитража - CAS. В таком случае очевидно, что принятие такого рода окончательного решения по делу будет отложено ровно на срок производства и рассмотрения спора в национальном третейском суде. С учетом реального положения дел такой срок будет составлять примерно 6 - 8 месяцев, что при отбывании срока спортсменом является весьма существенным. Не будь в качестве одной из обязательных стадий принятия окончательного решения по делу для спортсмена национального уровня, то атлет начал бы ранее отбывать дисквалификацию и, соответственно, раньше бы вышел из периода отбывания наказания.
При этом, когда имели место существенные задержки при проведении слушаний или на других этапах допинг-контроля и спортсмен сможет доказать, что это произошло не по его вине, орган, применивший санкцию, вправе исчислять срок дисквалификации с более ранней даты, начинающейся, например, с даты сбора проб. Также все результаты на соревнованиях, достигнутые во время срока дисквалификации, аннулируются.
Кодекс ВАДА, кроме всего прочего, предусматривает обязанность апеллянта уведомлять иных участников процесса о процедуре апелляции. Данное положение представляется справедливым, поскольку способствует реализации принципа состязательности и равноправия сторон.
Важным в апелляционной процедуре является вопрос сроков подачи апелляций, поскольку время подготовки и подачи апелляционной жалобы не может тянуться бесконечно. Институт процессуальных сроков несет в себе еще и функцию упорядочения и равенства в правах участников апелляции. Кроме того, соблюдение сроков дисциплинирует стороны, подающие апелляции.
Такие сроки установлены п. 13.2.3.4 и 13.2.3.5 Кодекса. При этом ВАДА в данном вопросе стоит обособленно и имеет право подавать апелляции в иные сроки, нежели остальные участники. Так, согласно приведенным нормам все участники, кроме Всемирного антидопингового агентства, подают апелляции в сроки, определенные правилами Антидопинговой организации, осуществляющей обработку результатов.
Что же касается ВАДА, то агентство вправе подать апелляцию в течение 21 дня после последнего дня, когда любая другая сторона, имеющая право на апелляцию, могла обжаловать решение, или 21 дня после получения ВАДА полного комплекта документов, относящихся к данному решению. На практике такой срок представляется достаточным для реализации своего права на защиту со стороны обвиняемого в допинге лица.
Кодекс ВАДА выделяет следующие виды апелляций:
- апелляции по поводу временного отстранения;
- апелляции на непринятие решения в срок;
- апелляции по поводу терапевтического исключения.
С точки зрения процессуальной стороны можно выделить первичную апелляцию, встречную апелляцию и последующую апелляцию.
Апелляции в связи с применением процедуры временного отстранения подаются в соответствии с п. 13.2.3.6 Кодекса ВАДА. Указанные жалобы могут подаваться исключительно спортсменом или иным субъектом, в отношение которых процедура была применена.
Под временным отстранением следует понимать запрет спортсмену, тренеру или иному лицу на занятие профессиональной деятельностью в профессиональном спорте в том объеме, в котором он ею занимался до попадания под подозрение в нарушении антидопинговых правил. Временное отстранение следует отличать от дисквалификации за допинг, под которой понимается применяемая антидопинговой организацией или уполномоченным третейским органом (CAS или национальным арбитражем) санкция, назначаемая по результатам расследования и в случае признания спортсмена, тренера или иного лица виновным. Иначе говоря, если дисквалификация есть мера ответственности, применяемая по результатам расследования за нарушение антидопинговых правил, то временное отстранение - это процедура, применяемая как обеспечительная мера на период расследования дела о возможном нарушении правил о допинге. Применяется такая мера, как правило, национальной антидопинговой организацией.
Так, п. 7.4.1 Кодекса ВАДА устанавливает обязательное временное отстранение после получения неблагоприятного результата анализа или неблагоприятного результата по паспорту.
Подписавшиеся стороны должны разработать правила, предусматривающие, что в случае получения неблагоприятного результата анализа либо неблагоприятного результата по паспорту (по завершении проверки неблагоприятного результата по паспорту) в отношении запрещенной субстанции или запрещенного метода, не относящихся к особым субстанциям либо особому методу, временное отстранение должно быть наложено незамедлительно после рассмотрения и уведомления.
При этом антидопинговой организацией, в юрисдикцию которой входит обработка результатов в связи с предполагаемым нарушением антидопинговых правил, обязательное временное отстранение может быть отменено, если спортсмен докажет комиссии, проводящей слушание, что нарушение связано с загрязненным продуктом или нарушение связано с субстанцией, вызывающей зависимость. В таком случае спортсмен получит право на сокращенный срок дисквалификации. Важно, что на решение органа, проводящего слушания, не отменять обязательное временное отстранение исходя из утверждения спортсмена об использовании загрязненного продукта не может быть подана апелляция.
Апелляции на непринятие решения по результатам слушаний в установленный срок также могут подаваться лицами, в отношении которых ведется расследование или слушания, или же ВАДА. Когда Антидопинговая организация в каком-то конкретном случае не выносит решения о нарушении антидопинговых правил в разумные сроки, установленные антидопинговой организацией, то ВАДА может подать апелляцию прямо в Спортивный арбитражный суд, как если бы антидопинговая организация вынесла решение об отсутствии нарушения антидопинговых правил. Если Спортивный арбитражный суд установит, что нарушение антидопинговых правил имело место и ВАДА действовало обоснованно, подав апелляцию напрямую в Спортивный арбитражный суд, то расходы ВАДА и оплата адвокатов за рассмотрение апелляции должны быть возмещены ВАДА антидопинговой организацией.
Данное условие направлено исключительно на повышение уровня дисциплинированности антидопинговых организаций, у которых имеется весь спектр полномочий для проведения слушаний и принятия решений по делу в кратчайшие сроки. Это важно и для спортсмена, поскольку, находясь вне тренировочного и состязательного процесса необоснованно длительное время, он теряет спортивную форму, что в последующем может сказаться на результатах соревнования.
Таким образом, если процедура принятия решения затягивается, обвиняемое в употреблении допинга лицо должно быть оправдано.
Подобного института процессуальное законодательство России не знает. Можно провести аналогию между нормами ГПК РФ об уклонении стороны от проведения экспертизы или от предоставления документов, которые необходимы для проведения такой экспертизы. Данные положения закреплены в п. 3 ст. 79 ГПК РФ, определяющей, что при уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также от того, какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым.
Как видно из приведенной нормы, суд может лишь посчитать определенные сведения установленными или же опровергнутыми, т.е. не в целом по делу будет принята позиция в окончательной форме, а неблагоприятное решение будет вынесено лишь по конкретному доказательству - заключению эксперта.
Апелляции по поводу разрешений на терапевтическое использование запрещенных препаратов также являются одной из форм защиты прав спортсменов, закрепленной в Кодексе ВАДА и Правилах. Необходимо оговориться, что сам институт терапевтического использования или терапевтического исключения (ТИ) является достаточно спорным, несмотря на то что антидопинговые правила закрепляют его как явление в спорте. Сущность ТИ состоит в том, что спортсмен, который в установленной форме получит такое разрешение, имеет право легально употреблять запрещенные препараты и выступать на соревнованиях.
Так, п. 4.4.1 Кодекса ВАДА определяет, что наличие запрещенной субстанции, ее метаболитов или маркеров и (или) использование или попытка использования запрещенной субстанции или запрещенного метода, обладание запрещенными субстанциями или запрещенными методами, назначение или попытка назначения запрещенной субстанции или запрещенного метода, соответствующие разрешению на терапевтическое использование, которое было выдано на основании Международного стандарта по терапевтическому использованию, не должны считаться нарушением антидопинговых правил. Не зря в спорте принято называть терапевтическое исключение "легальным допингом" или "лицензией на допинг".
Предметом апелляции в данном случае будет являться отказ в выдаче спортсмену разрешения на терапевтическое использование запрещенного препарата. Норма, закрепленная в п. 4.4.7 Кодекса ВАДА, устанавливает, что любое решение в отношении разрешения на терапевтическое использование со стороны Международной федерации (или Национальной антидопинговой организации, согласившейся рассмотреть запрос от имени Международной федерации), которое не было пересмотрено ВАДА или которое было пересмотрено ВАДА, но не было отменено по результатам пересмотра, может быть обжаловано спортсменом и (или) национальной антидопинговой организацией исключительно в Спортивном арбитражном суде. Согласно антидопинговым правилам спортсмены международного уровня (международного пула тестирования) подают запрос на выдачу разрешения на терапевтическое использование в Международную федерацию по виду спорта, а спортсмены национального уровня запрашивают ТИ в национальной антидопинговой организации - РУСАДА.
По своей сути запрещенные субстанции, употребленные атлетом даже в соответствии с ТИ, являются допингом и могут оказывать влияние на спортивный результат соревнования. Все помнят случаи с норвежскими "астматиками", побеждающими в лыжных гонках или биатлоне, или американской олимпийской чемпионкой по гимнастике Симоной Байлз, которая употребляла стероидные препараты, так как у нее было разрешение на их применение в силу заболевания, которое было ей поставлено, - синдрома дефицита внимания. Актуальность данного вопроса связана с тем, что в спорте существует устойчивая тенденция к увеличению количества спортсменов, выступающих под "легальным" допингом. Например, коллектив специалистов во главе с Э.Н. Безугловым отмечает, что на Летних Олимпийских играх 2016 г. в Рио-де-Жанейро статистика выданных терапевтических исключений по странам была следующей:
1) США - 398;
2) Италия - 372;
3) Франция - 207;
4) Австралия - 133;
5) Россия - 15 <21>.
--------------------------------
<21> Основы антидопингового обеспечения спорта: учебное пособие / под ред. Э.Н. Безуглова, Е.Е. Ачкасова. М.: Спорт, 2020.

Иначе говоря, половина спортсменов, участвующих в олимпийских состязаниях, используют допинг. Встает вопрос о соотношении норм о ТИ с такими принципами олимпийского движения, как честность, справедливость, мораль, уважение к сопернику.
С процессуальной точки зрения Кодекс ВАДА разграничивает инстанции, которые уполномочены выдавать такие разрешения в зависимости от статуса спортсмена: международного и национального уровня.
Деление апелляционных обращений на первичные и встречные возможно проводить исключительно по моменту подачи апелляций. Первичные апелляции представляют собой жалобы, подаваемые заинтересованными лицами, на решения антидопинговых организаций, когда иные участники не обжаловали данные решения и такие обращения являются средством защиты от несправедливого решения. Встречные апелляции, напротив, выступают средством защиты от поданных первичных апелляций, когда процедура обжалования уже запущена иным участником процесса. Встречная апелляция имеет целью как раз-таки поддержать принятое решение по делу, т.е. ее задача ослабить доводы первичной апелляции и оставить принятое решение в силе.
Что касается процедуры подачи, то в обоих случаях она одинакова. При этом обязательным является направление иным участникам уведомления об апелляции, что уже было отмечено.
Также следует рассмотреть вопрос возможности признания на территории Российской Федерации решения CAS, вынесенного по делу об обжаловании акта национального третейского органа.
В соответствии со ст. 412 ГПК РФ в признании и исполнении на территории России решения иностранного третейского суда может быть отказано, в том числе если оно противоречит публичному порядку РФ. Такое противоречие уже было установлено Московским городским судом в деле российского бобслеиста А.Ю. Зубкова <22>.
--------------------------------
<22> Определение Московского городского суда от 21 ноября 2018 г. N 3м-459/2018 // СПС "КонсультантПлюс".

Соответствие публичному порядку апелляционных решений CAS следует рассмотреть через призму доктрины res judicata. Данная доктрина устанавливает такие признаки судебного решения, как преюдициальность и исключительность. Признак преюдициальности предполагает освобождение от доказывания фактов, ранее установленных судебным решением. Свойство исключительности делает невозможным повторное предъявление того же иска при условии соблюдения так называемого теста тройной идентичности: совпадение предмета, основания и сторон иска.
Рекомендации в отношении доктрины res judicata и арбитража, утвержденные на 72-й конференции Ассоциации международного права в 2006 г., исходят из того, что третейские решения, как и решения государственных судов, обладают свойствами преюдициальности и исключительности для последующих третейских разбирательств <23>. В России исключительность решения третейского суда признается на основании ч. 6 ст. 220 ГПК РФ.
--------------------------------
<23> Международный коммерческий арбитраж: учебник / отв. ред. Т.А. Лунаева; науч. ред. О.Ю. Скворцов, М.Ю. Савранский, Г.В. Севастьянов. 2-е изд., перераб. и доп. СПб.: Редакция журнала "Третейский суд"; М.: Статут, 2018. Вып. 9 (СПС "КонсультантПлюс").

Доктрина res judicata неоднократно применялась в практике российских судов. В качестве примера можно привести Постановление АС Московского округа от 17 декабря 2018 г. по делу N А40-118786/2017 <24>. Судом было установлено, что МКАС при ТПП РФ вынес решение по спору, уже рассмотренному данным арбитражем, что противоречит публичному порядку Российской Федерации ввиду нарушения принципа недопустимости повторного рассмотрения уже разрешенного дела после исчерпания конфликта третейским судом. Отмена решения третейского суда и отказ в выдаче исполнительного листа были признаны законными.
--------------------------------
<24> Постановление АС Московского округа от 17 декабря 2018 г. по делу N А40-118786/2017 // СПС "КонсультантПлюс".

Таким образом, в случае вынесения CAS "апелляционного" решения у суда не будет оснований отказать в выдаче исполнительного листа на решение национального арбитража на основании ст. 426 ГПК РФ, которая принята в полном соответствии с Конвенцией ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, заключенной в г. Нью-Йорке в 1958 г. <25>.
--------------------------------
<25> Конвенция Организации Объединенных Наций о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (заключена в г. Нью-Йорке в 1958 г.) // Вестник ВАС РФ. 1993. N 8.

Одним из способов решения обозначенной проблемы может быть передача допинговых споров из компетенции национального арбитража в независимый национальный юрисдикционный орган. В качестве примера можно привести итальянский National Anti-Doping Appeal Body (NADAB), не являющийся третейским судом, который выступает апелляционной инстанцией по отношению к национальному дисциплинарному органу Италии по допинговым спорам. Следует отметить и то обстоятельство, что Кодекс ВАДА предусматривает возможность создания "национального апелляционного органа", который не обязательно должен быть именно третейским.
Также возможно внесение изменений в российское законодательство в части предоставления возможности пересматривать решения третейского суда другим третейским учреждением. Однако такой подход представляется весьма спорным ввиду положений норм международного права о принципе res judicata. В то же время международные спортивные организации, имеющие право на обжалование, едва ли согласятся внести изменения в Кодекс ВАДА и отказаться от этого права, признав окончательными решения национального органа.
Таким образом, апелляционное обжалование решений по допинговым спорам имеет ряд как практических, так и теоретических проблем. Обжалование решения о нарушении антидопинговых правил не исключает возможности применения работодателем дисциплинарного взыскания в виде увольнения. Право предоставления ВАДА новых доказательств по делу вне зависимости от того, в какой инстанции рассматривается дело, свидетельствует об обвинительном уклоне разбирательства, так как другие стороны обязаны представлять доказательства в строго установленные сроки. Институт терапевтического исключения спортсменами вызывает обоснованные сомнения в части соответствия основополагающим принципам олимпийского движения, поскольку зачастую применение разрешенных ТИ субстанций позволяет улучшить спортивный результат. Признание и исполнение решений лозаннского арбитража по делам об обжаловании актов национальных третейских органов может столкнуться с обоснованными препятствиями ввиду необходимости соблюдения принципа res judicata и публичного порядка. Решить данную проблему возможно путем создания специализированного национального апелляционного органа по допинговым спорам, не являющегося третейским учреждением, обжалование решений которого не будет противоречить публичному порядку России. Однако на основании анализа практики CAS по рассмотрению апелляций на решения национального третейского органа по большинству дел лозаннский арбитраж принимает новые решения, что свидетельствует о низкой эффективности института обжалования на национальном уровне. Особенно эта проблема актуально в связи с отложением начала срока дисквалификации спортсмена или тренера, который начинает течь с момента принятия окончательного решения по делу.

Список использованной литературы

  1. Международный коммерческий арбитраж: учебник / отв. ред. Т.А. Лунаева; науч. ред. О.Ю. Скворцов, М.Ю. Савранский, Г.В. Севастьянов. 2-е изд., перераб. и доп. СПб.: Редакция журнала "Третейский суд"; М.: Статут, 2018. Вып. 9. 965 с.
  2. Основы антидопингового обеспечения спорта: учебное пособие / под ред. Э.Н. Безуглова, Е.Е. Ачкасова. М.: Спорт, 2020. 287 с.
  3. Чеботарев А.В. Защита прав спортсменов в делах о допинге: процессуальный аспект // Вестник гражданского процесса. 2019. N 6. С. 208 - 227.
  4. Star S., Kelly S. A Level Playing Field in Anti-Doping Disputes? The Need to Scrutinize Procedural Fairness at First Instance Hearings // International Sports Law Journal. 2021. Vol. 21. P. 94 - 117.
10.01.2022

Внесенным в Госдуму Правительством законопроектом предлагается введение в КоАП РФ нового состава административного правонарушения по статье 14.6.1 "Непредставление предложения о цене на продукцию по государственному оборонному заказу и информации о затратах на ее производство".

подробнее
29.12.2021

Законопроект направлен на установление условий предоставления гражданства РФ лицам, которые проживают в России и способны стать полноценными членами российского общества. В частности, законопроектом предусмотрено сокращение числа требований более чем к 20 категориям лиц при приеме их в гражданство Российской Федерации и признании российскими гражданами. Также расширен перечень преступлений, совершение которых влечет за собой прекращение гражданства РФ.

подробнее
25.12.2021

Законопроектом предлагается запретить применение пиротехнических изделий на территориях населенных пунктов (за исключением специально отведенных мест), в зданиях, строениях и сооружениях, в лесах, на особо охраняемых природных территориях и иных, установленных законом, местах.

подробнее
21.12.2021

Закон направлен на реализацию положений Конституции о единой системе публичной власти, а также на совершенствование организации публичной власти в субъектах Российской Федерации. Новый закон, в частности, запрещает главам регионов именоваться президентами, при этом разрешая им избираться более чем на два срока подряд.

подробнее
17.12.2021

Законопроект предусматривает введение уголовной ответственности за нарушение ПДД лицом, ранее подвергнутым административному наказанию и лишенным права управления транспортными средствами.

подробнее
13.12.2021

Проект закона ориентирован на установление особенностей регулирования отношений, которые связаны с выбросами и поглощением парниковых газов на территории Сахалинской области. Законопроектом также предусмотрена возможность включения в данный эксперимент иных субъектов РФ, методом внесения изменений в этот закон.

подробнее

Информация. Знания. Результат
↑