По любым вопросам: admjuridcons@gmail.com

Все статьи > Роль мягкого права Европейского союза в противодействии вредоносной налоговой конкуренции (Тасалов К.А.)

Роль мягкого права Европейского союза в противодействии вредоносной налоговой конкуренции (Тасалов К.А.)

Дата размещения статьи: 30.12.2021

Роль мягкого права Европейского союза в противодействии вредоносной налоговой конкуренции (Тасалов К.А.)

В условиях глобализации различные государства создают благоприятные налогово-правовые режимы для привлечения капитала и транснациональных корпораций (далее - ТНК). Вследствие этого возникает феномен вредоносной налоговой конкуренции.
Толковый словарь терминов международного налогообложения IBFD указывает, что вредоносная налоговая конкуренция обычно принимает форму специальных налоговых режимов или стимулирующих льгот, предлагаемых государствами для поддержания конкурентоспособных условий ведения коммерческой деятельности. При этом налоговая конкуренция является вредоносной в той мере, в которой она искажает выбор места расположения предприятий или осуществления торговли, вызывает эрозию налоговой базы других государств и подрывает справедливость, нейтральность и общественный консенсус в отношении налоговых систем в целом <1>.
--------------------------------
<1> См.: IBFD International Tax Glossary. 7th Edition // IBFD [Official Website]. URL: https://www.oecd.org/ctp/glossaryoftaxterms.htm, IBFD Tax glossary (дата обращения: 02.03.2021).

Так, ключевой эффект вредоносной налоговой конкуренции получил в зарубежной правовой литературе названия "гонка по нисходящей" <2> (англ. Race to the bottom) и "фискальная деградация" <3> (англ. fiscal degradation), - в условиях конкуренции государства вынуждены снижать налоговое бремя для сохранения имеющегося капитала и притока нового. Как следствие, они утрачивают налоговые доходы.
--------------------------------
<2> См.: Sharman J.C. Havens in a storm: The struggle for global tax regulation. Ithaca: Cornell University Press, 2006. P. 28; European Tax Integration: Law, Policy and Politics / P. Pistone et al. IBFD, 2018. P. 84; Introduction to European Tax Law on Direct Taxation / M. Lang et al. 6th edition. Linde Lehrbuch, 2020. P. 48.
<3> См.: Valenduc C. Tax Havens and Fiscal Degradation in the European Community / Kluwer Law International. EC Tax Review. 1994. Vol. 3. Iss. 1. P. 20; Sharman J.C. Op. cit. P. 28; Santos A.C. Point J of the Code of Conduct or the Primacy of Politics over Administration // IBFD. European Taxation. 2000. Vol. 40. N 9. P. 417.

Кроме того, вредоносная налоговая конкуренция в качестве побочного эффекта создает предпосылку для нарушения принципа справедливости налогообложения: поскольку социальные обязательства государств не уменьшаются, государства, предоставляя все больший объем налоговой выгоды ТНК, вынуждены возмещать недополученные налоговые доходы за счет национальных компаний, которые не имеют возможности покинуть налоговую юрисдикцию или осуществлять дорогостоящее международное налоговое планирование для минимизации своих налоговых обязательств.
В Европейском союзе (ЕС) эта проблема особенно обострена из-за географической близости конкурирующих государств, наличия гармонизированного законодательства в силу нормативных правовых актов ЕС, условий внутреннего рынка (англ. internal market), который, в соответствии с п. 2 ст. 26 Договора о функционировании Европейского союза (далее - ДФЕС), представляет собой пространство, на котором отсутствуют внутренние границы и на котором обеспечивается свободное передвижение товаров, лиц, услуг и капитала <4>, а также из-за других факторов как правового, так и неправового характера.
--------------------------------
<4> Consolidated version of the Treaty on the Functioning of the European Union // OJ C 326. 26.10.2012.

В подобных условиях наличие в соседнем государстве - члене ЕС более благоприятного налогового режима влечет переход компании из одной юрисдикции в другую, изменение корпоративной структуры, создание в другой юрисдикции дочернего общества или филиала (постоянного представительства), перемещение бизнес-активов или места ведения коммерческой деятельности в то государство - член ЕС, которое создало наиболее благоприятный налогово-правовой режим.
Данная проблематика была отражена в Меморандуме, подготовленном Комиссией европейских сообществ (в настоящее время - Европейская комиссия, далее также - Комиссия) в 1996 г., который известен в юридической литературе как Меморандум Монти <5> - по фамилии комиссара по вопросам внутреннего рынка М. Монти (далее также - Меморандум).
--------------------------------
<5> См.: Panayi C.H. European Union Corporate Tax Law. Cambridge University Press, 2013. P. 21.

В указанном Меморандуме отмечалась проблема недобросовестной налоговой конкуренции в ЕС: "Добросовестная конкуренция является ключевым компонентом единого рынка, однако недобросовестная конкуренция в налоговой сфере является поводом для беспокойства в силу ее негативного эффекта, в особенности для поступления налоговых доходов государств - членов ЕС, для эффективного распределения экономических ресурсов в рамках ЕС, а также для обеспечения конкурентоспособности и занятости" <6>.
--------------------------------
<6> Taxation in the European Union. Discussion paper of 20 March 1996 for the Informal Meeting of ECOFIN Ministers. Commission of the European Communities. SEC(96) 487 final. P. 2.

В подобных условиях государства - члены ЕС оказались перед дилеммой, которая была отражена в Меморандуме <7>.
--------------------------------
<7> Ibid. P. 10.

С одной стороны, государства - члены ЕС стремятся защитить свой налоговый суверенитет де-юре, что приводит к невозможности принятия нормативного правового акта ЕС для ограничения вредоносной налоговой конкуренции.
Напомним, что для принятия директивы по вопросам прямого корпоративного налогообложения в ЕС требуется согласие представителей всех государств - членов ЕС. Многие государства - члены ЕС препятствуют принятию актов наднационального права в налоговой сфере, поскольку такие акты ограничивают национальный налоговый суверенитет. Несогласия представителя хотя бы одного государства - члена ЕС достаточно для блокировки нормотворческой инициативы.
С другой стороны, ничем не ограниченная налоговая конкуренция приводит к фискальной деградации и нарушению принципа справедливости налогообложения, что означает ограничение налогового суверенитета де-факто из-за вынужденного предоставления все большего объема налоговых льгот для привлечения ТНК и противодействия выводу капитала.
Именно поиск баланса между этими двумя неблагоприятными крайностями (ограничением налогового суверенитета либо де-юре, либо де-факто) вынудил государства - члены ЕС прийти к компромиссному разрешению проблемы: к принятию акта мягкого права.
Акты мягкого права не являются обязательными для исполнения государствами - членами ЕС, однако, как указывает А.В. Демин, "правовые и мягко-правовые нормы функционально эквивалентны, поскольку позволяют добиваться однопорядковых и подчас совпадающих целей весьма схожими методами" <8>.
--------------------------------
<8> См.: Демин А.В. "Мягкое право" и "жесткое право": общие признаки и критерии разграничения // Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики: Материалы XII Международной научно-практической конференции: В 4 т. Тольятти, 2015. Т. 2. С. 98.

В 1997 году Комиссия направила Совету ЕС пакет инициатив, включающих принятие акта мягкого права - Кодекса поведения в сфере корпоративного налогообложения (далее также - Кодекс) <9>. Важно подчеркнуть, что под поведением в данном контексте разработчики понимают налоговую политику государств - членов ЕС и принципы ее осуществления. 1 декабря 1997 г. Кодекс был принят в форме акта мягкого права - Резолюции Совета и представителей правительств государств - членов ЕС <10>.
--------------------------------
<9> Towards tax co-ordination in the European Union. A package to tackle harmful tax competition. Communication of 1 October 1997 from the Commission to the Council. COM (97) 495 final. P. 5.
<10> Resolution of the Council and the Representatives of the Governments of the Member States, meeting within the Council of 1 December 1997 on a code of conduct for business taxation - Taxation of savings. Conclusions of the ECOFIN Council Meeting on 1 December 1997 concerning taxation policy. OJ C 2. 1998.

Резолюции как акты не предусмотрены учредительными договорами ЕС, их положения не несут общеобязательной силы. Вместе с тем они оказывают существенное воздействие на правовые системы государств - членов ЕС. В 1998 году для обеспечения реализации положений Кодекса была создана Группа по реализации Кодекса поведения (англ. Code of Conduct Group, далее также - Группа), в которую входят лица, замещающие должности в финансовых органах государств - членов ЕС и представители Комиссии <11>. Деятельность Группы обеспечивает секретариат Совета ЕС.
--------------------------------
<11> Council Conclusions of 9 March 1998 concerning the establishment of the Code of Conduct Group (business taxation) 98/C 99/01. Conclusions of 9 March 1998. OJ C 99, 1998.

В качестве мер вредоносной налоговой конкуренции в силу п. "A" - "B" Кодекса могут быть квалифицированы такие меры, которые существенно влияют или могут повлиять на место осуществления коммерческой деятельности в ЕС и притом реализуются посредством значительно меньшего эффективного налогообложения по сравнению с общим уровнем налогообложения в соответствующем государстве - члене ЕС.
Важно подчеркнуть, что сопоставление уровня эффективного налогообложения в рамках определенной меры и общего уровня производится именно в рамках конкретного государства - члена ЕС, а не посредством сравнения со средним уровнем в рамках ЕС в целом.
Именно поэтому в ЕС допускаются такие базовые ставки корпорационного налога, как, например, 9% в Венгрии, 10% в Болгарии или 12,5% на Кипре, хотя они и значительно меньше значения базовых ставок большинства государств - членов ЕС <12>. В то же время ставка 15%, которая предоставлялась во Франции в рамках режима патентного бокса, подпадала под критерий низкой эффективной налоговой ставки согласно оценке Группы, поскольку базовая ставка во Франции на тот момент составляла 33,3% <13>.
--------------------------------
<12> Deloitte International Tax Source [Official Website]. URL: https://dits.deloitte.com/ (дата обращения: 02.03.2021).
<13> Report by the Code of Conduct Group (Business Taxation) of 3 November 2016 to ECOFIN. Patent boxes: state of play and the way forward. 13924/16. P. 3.

Если мера соответствует указанным двум критериям, Группа для квалификации меры в качестве меры вредоносной налоговой конкуренции оценивает следующие критерии:
1) преимущество (т.е. налоговая выгода. - Прим. автора) предоставляется исключительно нерезидентам или только в отношении операций, осуществляемых с участием нерезидентов;
2) предоставляемое преимущество не приводит к эрозии национальной налоговой базы, поскольку мера обособлена (англ. ring-fence) от национального рынка соответствующего государства - иными словами, мера сконструирована так, чтобы избежать негативного влияния на собственные фискальные интересы;
3) преимущество предоставляется при отсутствии экономической деятельности или существенного экономического присутствия в государстве - члене ЕС, предоставляющем такое преимущество;
4) правила для расчета прибыли в связи с деятельностью в рамках транснациональной группы компаний отличаются от общепринятых, в особенности от согласованных на уровне ОЭСР; или
5) налоговая мера непрозрачна, в том числе на уровне правоприменения (англ. administrative level), - например, за счет неопубликованных налоговых рулингов, в которых изложены позиции, которые расходятся с правилами внутреннего законодательства, за счет непрозрачности процедуры согласования суммы налогового обязательства, из-за особых процедур взимания налога и проч. <14>
--------------------------------
<14> См.: European Tax Law / P.J. Wattel [et. al.]. Vol. I. 7th ed. Kluwer Law International, 2019. P. 933.

Вместе с тем данный перечень критериев, на основе оценки которых мера может быть признана вредоносной, является открытым <15>, что сохраняет большую дискрецию для признания тех или иных национальных нормативных конструкций или актов правоприменения мерами вредоносной налоговой конкуренции.
--------------------------------
<15> Resolution of the Council and the Representatives of the Governments of the Member States, meeting within the Council of 1 December 1997 on a code of conduct for business taxation - Taxation of savings. Conclusions of the ECOFIN Council Meeting on 1 December 1997 concerning taxation policy. OJ C 2, 1998.

В то же время для того чтобы мера не была квалифицирована в качестве меры вредоносной налоговой конкуренции, она должна соответствовать трем условиям <16>:
1) иметь недискриминационный характер;
2) быть прозрачной, т.е. основания ее предоставления должны быть закреплены в публично доступных актах, и соответствующее государство должно предоставлять информацию о мере другим государствам;
3) быть привязанной к возникновению экономического присутствия в соответствующем государстве.
--------------------------------
<16> См.: Wattel P.J. Op. cit. P. 933 - 934.

В силу п. "C" - "D" государства - члены ЕС обязаны воздерживаться от введения вредоносных мер (англ. standstill) и устранять уже существующие меры (англ. rollback) из своего законодательства и правоприменительной практики.
Из более чем 400 мер, которые были рассмотрены Группой, около четверти были признаны вредоносными. Группа периодически публикует обзор, содержащий перечень мер, которые были предметом оценки с 1998 г., с указанием информации об устранении вредоносных мер (последний обзор был опубликован 5 декабря 2019 г.) <17>.
--------------------------------
<17> Overview of the preferential tax regimes examined by the Code of Conduct Group (Business Taxation) since its creation in March 1998 of 5 December 2019. 9639/4/18, REV 4. 94 p.

В частности, Группа произвела оценку специальных режимов налогообложения, созданных для отдельных видов пассивных доходов и для холдинговых компаний, практики предоставления налоговых рулингов, освобождения от налогообложения в силу участия в других компаниях, специальных режимов для доходов от интеллектуальной собственности и других мер. Зарубежные ученые называют такую оценку квазиправоприменением (англ. quasi-case law) <18>.
--------------------------------
<18> См.: Wattel P.J. Op. cit. P. 934 - 935.

Группа может пересматривать оценку, данную в отношении ранее уже рассмотренных мер: так, например, разработка Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) требований к связи между расходами, связанными с НИОКР для получения патента или разработки ноу-хау, и прибылью, полученной на основе этого патента или ноу-хау, к которой может быть применен режим патентного бокса, послужила основой для пересмотра уже одобренных ранее режимов патентного бокса и признания в качестве неприемлемых всех подобных режимов - для их изменения в соответствии с позицией ОЭСР <19>.
--------------------------------
<19> Report by the Code of Conduct Group (Business Taxation) of 12 June 2017 to ECOFIN. 10047/17. P. 7, 9.

Наряду с квазиправоприменением, Комитет также формирует массив квазинормативных актов (англ. quasi-legislation) - общие рекомендации по ограничению вредоносной налоговой конкуренции. Некоторые из отраженных в данных документах рекомендаций впоследствии становились частью правового механизма налоговых директив ЕС: например, рекомендации <20>, касающиеся устранения проблемы двойного необложения пассивных доходов, выплачиваемых по гибридным займам, впоследствии были закреплены <21> в виде нормы п. "а" ч. 1 ст. 4 Директивы Совета ЕС 2011/96/EU от 30 ноября 2011 г. "Об общей системе налогообложения, применяемой к материнским и дочерним компаниям разных государств-членов" <22>.
--------------------------------
<20> Para. 17. Progress Report of Code of Conduct Group (Business taxation) to ECOFIN of 22 November 2010, No. 16766/10 // Council of the European Union [Official Website]. URL: https://data.consilium.europa.eu/doc/document/ST-16766-2010-INIT/en/pdf (дата обращения: 02.03.2021).
<21> Art. 1(1). Council Directive 2014/86/EU of 8 July 2014 amending Directive 2011/96/EU on the common system of taxation applicable in the case of parent companies and subsidiaries of different Member States. OJ L 219, 2014.
<22> Art. 4(1)(a). Council Directive 2011/96/EU of 30 November 2011 on the common system of taxation applicable in the case of parent companies and subsidiaries of different Member States (recast). OJ L 345, 2011.

Важно отметить, что выявляемые в ходе мониторинга Комитета меры затем могут становиться предметом проверок со стороны Комиссии в рамках контроля за государственной поддержкой (англ. State aid) - института права ЕС, основы которого закреплены в ДФЕС <23> и который направлен на противодействие феномену "позитивной дискриминации" - предоставлению налоговых преимуществ отдельным компаниям или категориям компаний при непредоставлении таких преимуществ иным лицам, находящимся в сходных экономических и правовых условиях.
--------------------------------
<23> Art. 107 - 109. Consolidated version of the Treaty on the Functioning of the European Union. OJ C 326, 2012.

Вместе с тем подчеркнем, что, несмотря на наличие пересечений, меры вредоносной налоговой конкуренции не всегда могут быть квалифицированы в качестве мер неправомерной государственной поддержки, поскольку данные механизмы используют различные критерии.
Кроме того, противодействие введению или неустранению вредоносных мер может производиться самими государствами - членами ЕС, что подтверждается несколькими предварительными определениями Европейского суда - высшего судебного органа ЕС.
Отметим, что Европейский суд не рассматривает Кодекс в качестве источника права, однако он неоднократно затрагивал меры, которые подпадают под критерии Кодекса без эксплицитной отсылки к его положениям <24>. Согласно подходу Европейского суда <25> государство - член ЕС может ограничить ту или иную свободу внутреннего рынка, гарантируемую правом ЕС, для того чтобы устранить негативные последствия вредоносной налоговой меры, введенной другим государством <26>.
--------------------------------
<24> См.: Beckers A. The Creeping Juridification of the Code of Conduct for Business Taxation // Yearbook of European Law. 2018. Vol. 37. N 1. P. 589.
<25> Judgment of the ECJ of 12 September 2006. Case C-196/04. Cadbury Schweppes Plc, Cadbury Schweppes Overseas Ltd. v Commissioners of Inland Revenue; Judgment of the ECJ of 13 March 2007. Case C-524/04. Test Claimants in the Thin Cap Group Litigation v Commissioner of Inland Revenue.
<26> См.: Beckers A. Op. cit. P. 589.

Иными словами, лицо может подвергаться дискриминационным условиям налогообложения при условии, что это лицо воспользовалось вредоносной мерой в другом государстве - члене ЕС и тем самым избежало налогообложения. При этом ограничение свободы будет осуществляться на основе оценки поведения частного лица как попытки обойти или уклониться от уплаты налога посредством создания фиктивных конструкций (англ. wholly artificial arrangements), не отражающих экономическую реальность <27>.
--------------------------------
<27> Judgment of the ECJ of 5 July 2012. Case C-318/10. Societe d'investissement pour l'agriculture tropicale SA (SIAT) v Etat belge.

Кроме того, действие Кодекса в настоящее время имеет экстерриториальный характер, поскольку его критерии используются для оценки налоговых систем вне ЕС (в том числе и российской налоговой системы) и включения таких юрисдикций в Перечень юрисдикций, не сотрудничающих в налоговых вопросах <28>, также известный как черный список ЕС.
--------------------------------
<28> Para. 2.1 - 2.2. ANNEX V, ANNEX VII. Council Conclusions of 5 December 2017. 15429/17. P. 25, 28.

Таким образом, следует отметить правоту Л. Сенден, указывавшей на то, что акты мягкого права могут иметь "косвенный правовой эффект" <29>.
--------------------------------
<29> См.: Senden L. Soft Law, Self-regulation and Co-Regulation in European Law: Where Do They Meet? // Electronic Journal of Comparative Law. 2005. Vol. 9. N 1. P. 17.

Кодекс оказался эффективным инструментом регулирования общественных отношений: более 90% мер, отраженных в нем как вредоносные, были впоследствии устранены соответствующими государствами <30>.
--------------------------------
<30> Overview of the preferential tax regimes examined by the Code of Conduct Group (Business Taxation) since its creation in March 1998 of 5 December 2019. 9639/4/18, REV 4. 94 p.

Тем не менее причина этой эффективности заключается в том, что выполнение его рекомендаций де-факто не является добровольным: государства - члены ЕС вправе подвергать дискриминации налогоплательщиков, воспользовавшихся вредоносной мерой в другом государстве, а в некоторых случаях Европейская комиссия может восполнить отсутствие механизма принуждения для противодействия отдельным вредоносным мерам, квалифицировав их в качестве неправомерной государственной поддержки и применив соответствующий институт права ЕС.
Государства и территории извне ЕС, которые нарушают критерии Кодекса, могут быть включены в черный список, что влечет применение различных неблагоприятных последствий для компаний из указанных стран, таких как, например, неучет для целей налогообложения расходов в виде процентов, роялти или других платежей в пользу лиц из юрисдикции, включенной в черный список, применение более высоких налоговых ставок по налогу у источника по платежам в такие юрисдикции, отказ в предоставлении освобождения от налогообложения в силу существенного участия в отношении дивидендного дохода, поступающего от дочернего общества в юрисдикции из указанного перечня. Через создание неблагоприятных условий для частных лиц государства - члены ЕС косвенно принуждают государства извне ЕС к соблюдению Кодекса.
Следует отметить, что в условиях становления интеграционного объединения с участием России ЕАЭС необходимо учитывать позитивный опыт Европейского союза в вопросе использования мягкого права как регулятора налоговых отношений в сфере прямого корпоративного налогообложения.
Мягкое право может служить эффективным инструментом координации нормотворческой деятельности и правоприменительной практики государств - членов ЕАЭС для противодействия вредоносной налоговой конкуренции как внутри, так и вовне интеграционного объединения.

Литература

1. Демин А.В. "Мягкое право" и "жесткое право": общие признаки и критерии разграничения / А.В. Демин // Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики: Материалы XII Международной научно-практической конференции (г. Тольятти, 16 - 17 апреля 2015 г.). В 4 томах. Т. 2. Актуальные проблемы юридической науки. Тольятти: Волжский университет имени В.Н. Татищева, 2015. С. 98 - 102.
2. Beckers A. The Creeping Juridification of the Code of Conduct for Business Taxation / A. Beckers // Yearbook of European Law. 2018. Vol. 37. Iss. 1. P. 569 - 596.
3. European Tax Law / P.J. Wattel [et. al.]. Vol. I. 7th ed. Kluwer Law International, 2019. 1016 p.
4. Lang M. Introduction to European Tax Law on Direct Taxation / M. Lang [et al.]. 6th ed. Linde Lehrbuch, 2020. 368 p.
5. Panayi C.H. European Union Corporate Tax Law / C.H. Panayi. Cambridge University Press, 2013. 394 p.
6. Pistone P. European Tax Integration: Law, Policy and Politics / P. Pistone [et al.]. IBFD, 2018. 748 p.
7. Rogers-Glabush J. IBFD International Tax Glossary / J. Rogers-Glabush. 7th ed. IBFD, 2015. 552 p.
8. Santos A.C. Point J of the Code of Conduct or the Primacy of Politics over Administration / A.C. Santos // European Taxation. 2000. Vol. 40. Iss. 9. P. 417 - 421.
9. Senden L. Soft Law, Self-regulation and Co-Regulation in European Law: Where Do They Meet? / L. Senden // Electronic Journal of Comparative Law. 2005. Vol. 9. Iss. 1. P. 1 - 27.
10. Sharman J.C. Havens in a storm: The struggle for global tax regulation / J.C. Sharman. Ithaca: Cornell University Press, 2006. 224 p.
11. Valenduc C. Tax Havens and Fiscal Degradation in the European Community / C. Valenduc // EC Tax Review. 1994. Vol. 3. Iss. 1. P. 20 - 25.

10.01.2022

Внесенным в Госдуму Правительством законопроектом предлагается введение в КоАП РФ нового состава административного правонарушения по статье 14.6.1 "Непредставление предложения о цене на продукцию по государственному оборонному заказу и информации о затратах на ее производство".

подробнее
29.12.2021

Законопроект направлен на установление условий предоставления гражданства РФ лицам, которые проживают в России и способны стать полноценными членами российского общества. В частности, законопроектом предусмотрено сокращение числа требований более чем к 20 категориям лиц при приеме их в гражданство Российской Федерации и признании российскими гражданами. Также расширен перечень преступлений, совершение которых влечет за собой прекращение гражданства РФ.

подробнее
25.12.2021

Законопроектом предлагается запретить применение пиротехнических изделий на территориях населенных пунктов (за исключением специально отведенных мест), в зданиях, строениях и сооружениях, в лесах, на особо охраняемых природных территориях и иных, установленных законом, местах.

подробнее
21.12.2021

Закон направлен на реализацию положений Конституции о единой системе публичной власти, а также на совершенствование организации публичной власти в субъектах Российской Федерации. Новый закон, в частности, запрещает главам регионов именоваться президентами, при этом разрешая им избираться более чем на два срока подряд.

подробнее
17.12.2021

Законопроект предусматривает введение уголовной ответственности за нарушение ПДД лицом, ранее подвергнутым административному наказанию и лишенным права управления транспортными средствами.

подробнее
13.12.2021

Проект закона ориентирован на установление особенностей регулирования отношений, которые связаны с выбросами и поглощением парниковых газов на территории Сахалинской области. Законопроектом также предусмотрена возможность включения в данный эксперимент иных субъектов РФ, методом внесения изменений в этот закон.

подробнее

Информация. Знания. Результат
↑