По любым вопросам: admjuridcons@gmail.com

Все статьи > Договор субподряда: комментарий к ст. 706 ГК РФ (Зикун И.И.)

Договор субподряда: комментарий к ст. 706 ГК РФ (Зикун И.И.)

Дата размещения статьи: 30.12.2021

Договор субподряда: комментарий к ст. 706 ГК РФ (Зикун И.И.)

1. Назначение ст. 706 ГК РФ

Цель включения ст. 706 ГК РФ в текст закона породила множество споров, начиная с признания отношений по генеральному подряду и субподряду в качестве самостоятельных договорных типов и заканчивая полным отрицанием существования генерального подряда и субподряда как самостоятельных категорий. В.А. Белов назвал эту проблему "загадкой генерального подряда" <1>. Сам В.А. Белов исходит из того, что положения ст. 706 ГК РФ имеют лишь историческое объяснение, так как повторяют положения предыдущих законов, написанных в пику ГК РСФСР 1922 г., который позволял привлечь к ответственности только непосредственно взаимодействовавших с кредитором третьих лиц. Влияние непосредственного взаимодействия субподрядчика и заказчика на возникновение прямых прав и обязанностей и сейчас порождает много вопросов в зарубежной практике. В настоящее время, как утверждает В.А. Белов, никакой надобности в ст. 706 ГК РФ уже нет. Вместе с тем, когда у А.Л. Маковского в одном из интервью спросили, какой из договоров вызвал больше всего дискуссий при подготовке ГК РФ, он ответил, что это был договор капитального строительства и именно потому, что при участии в правоотношении третьего лица возникает много вопросов.
--------------------------------
<1> См.: Белов В.А. Гражданское право: В 2 т. Т. 2: Особенная часть: Учебник для академического бакалавриата. М.: Юрайт, 2019. С. 289 - 290.

Положения ст. 706 ГК РФ позволили В.В. Витрянскому и М.И. Брагинскому прийти к выводу, что данная норма является новеллой современного российского права <2>. В своем сознательном умолчании ст. 706 ГК РФ допустила возможность существования трех моделей взаимоотношений с участием субподрядчика (генеральный подрядчик привлекает субподрядчика только как пособника для оказания помощи при исполнении генеральным подрядчиком своего обязательства; генеральный подрядчик возлагает полностью исполнение своего обязательства на субподрядчика, а сам выполняет функцию буфера (посредника) <3>; генеральный подрядчик и субподрядчик делят выполнение работ по договору подряда между собой, где каждый выполняет свою часть работы).
--------------------------------
<2> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 3: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М.: Статут, 2002 (СПС "КонсультантПлюс").
<3> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй: В 3 т. Т. 2 (постатейный) / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт-Издат, 2006 (комментарий к ст. 706 ГК РФ) (СПС "КонсультантПлюс").

Необходимо согласиться с В.В. Витрянским и М.И. Брагинским в том, что в ст. 706 ГК РФ, которая называется "Генеральный подрядчик и субподрядчик", не говорится прямо об обязанностях генерального подрядчика (может ли генеральный подрядчик возложить на субподрядчика обязанность по выполнению работы в полном объеме, или он может сделать это только в части и, соответственно, как это влияет на обязанности генерального подрядчика). Вполне можно представить себе ситуацию, когда генеральный подрядчик будет лишь посредником (организатором), не выполняя работу самостоятельно, но организуя ее выполнение посредством привлечения субподрядчиков (понимание природы генерального подрядчика как посредника, например, можно встретить у Д.И. Мейера <4>).
--------------------------------
<4> См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право (в 2 ч.). По исправленному и дополненному 8-му изд., 1902. 3-е изд., испр. М.: Статут, 2003. С. 654.

Много вопросов вызывает структура ст. 706 ГК РФ. Первые три пункта этой статьи посвящены по сути рассмотрению вопроса ответственности генерального подрядчика за действия субподрядчика, (1) если субподрядчик привлечен для выполнения работы неправомерно и (2) если субподрядчик привлечен правомерно.
Относимость п. 4 ст. 706 ГК РФ к генеральному подряду и субподряду спорна, так как о субподрядчике в этом пункте не сказано ни слова, и остается только догадываться, можно ли считать выбранное заказчиком "другое лицо" субподрядчиком или нет. В этой части исторический законодатель попытался решить проблему номинации, речь о которой пойдет далее, но сделал это не совсем логично. Если привлекаемые заказчиком третьи лица не являются субподрядчиками, что прямо следует из содержания статьи, то почему в п. 4 ст. 706 ГК РФ подрядчик именуется генеральным подрядчиком? А если это лицо является субподрядчиком, то какие права в отношении его имеет генеральный подрядчик?
Таким образом, нужно признать, что структура ст. 706 ГК РФ представляется крайне неоднородной и лоскутной: решаются частные вопросы, но не решаются концептуальные вопросы. Какие-то правила следуют прямо из текста закона, какие-то нужно выводить путем толкования текста ст. 706 ГК РФ, а какие-то намеренно оставлены до лучших времен.

2. Соотношение статусов субподрядчика, генерального подрядчика, застройщика и управляющего (администратора) проекта

"Система генерального подряда - это гражданско-правовая форма хозяйственных отношений между заказчиком и генеральным подрядчиком и отношений производственного кооперирования последнего с другими подрядчиками. Она представляет собой совокупность главного подрядного договора между заказчиком и генеральным подрядчиком на весь объем работ по объекту и заключаемых на основании этого договора и в его частичное исполнение субподрядных договоров между генеральным подрядчиком и субподрядчиками на производство отдельных комплексов различных работ по тому же объекту" <5>. С данным понятием во многом трудно согласиться: и в том, что подрядные правоотношения по смыслу ст. 706 ГК РФ представляют собой систему, и в том, что договоры генерального подряда и субподряда в российском праве находятся в отношении соподчинения, и в том, что между генеральным подрядчиком и субподрядчиком складываются отношения кооперирования, и т.д. Нужно констатировать, что российское право еще не выработало понятий генерального подряда и субподряда.
--------------------------------
<5> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (учебно-практический). Части первая, вторая, третья, четвертая (постатейный) / Под ред. С.А. Степанова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект; Екатеринбург: Институт частного права, 2009 (комментарий к ст. 706 ГК РФ) (СПС "КонсультантПлюс").

Отдельные вопросы об обязанностях генерального подрядчика решены в судебной практике. Помимо обязанности по исполнению обязательства из договора генерального подряда в случае привлечения субподрядчика на генеральном подрядчике также лежит обязанность по организации строительства на площадке <6>. Генеральный подрядчик является ответственным лицом по соблюдению правил проведения работ, отвечающих требованию безопасности <7>. Генеральный подрядчик, привлекая к выполнению работ субподрядчиков, несет ответственность в том числе и за соблюдение ими норм миграционного законодательства <8>.
--------------------------------
<6> Определение ВС РФ от 6 августа 2018 г. N 308-ЭС18-11167 по делу N А32-28571/2017.
<7> Постановление ФАС Поволжского округа от 14 июля 2014 г. по делу N А12-26847/2013.
<8> Постановление 15-го ААС от 3 сентября 2014 г. N 15АП-11555/2014 по делу N А53-27546/2013.

В соответствии с подп. 17 п. 11.2 стандартной формы договора NEC3 Engineering and Construction Contract 2013 (далее - NEC3 2013) под субподрядчиком понимается физическое или юридическое лицо, которое на основании договора с генеральным подрядчиком выполняет часть работы по договору подряда, заключенного генеральным подрядчиком с заказчиком, оказывает услуги, необходимые для выполнения генеральным подрядчиком работы, или предоставляет оборудование или материалы, используемые для выполнения работы по договору генерального подряда. В данной стандартной форме договора субподряда закрепляется привычная для российского права вертикальная модель подрядного правоотношения, предусмотренная п. 3 ст. 706 ГК РФ, когда заказчик заключает договор с генеральным подрядчиком, а генеральный подрядчик - с субподрядчиком.
В итальянском праве наиболее распространенной является не вертикальная модель взаимоотношений генерального подрядчика и субподрядчика, а горизонтальная, когда генеральный подрядчик и сотрудничающие с ним субподрядчики квалифицируются как квазифирма (некий консорциум) <9>. В этом случае легко можно понять, почему генеральный подрядчик несет ответственность за нарушение обязательства своими субподрядчиками по аналогии с правилами об аффилированных компаниях.
--------------------------------
<9> Eccles R.G. The Quasifirm in the Construction Industry // Journal of Economic Behavior & Organization. 1981. Vol. 2(4). P. 335 - 357; см. также: Klee L. International Construction Contract Law. 2nd ed. John Wiley & Sons Ltd., 2018. P. 48.

В соответствии с п. 16 ст. 1 ГрК РФ под застройщиком понимается физическое или юридическое лицо, обеспечивающее на принадлежащем ему земельном участке или на земельном участке иного правообладателя строительство, реконструкцию, капитальный ремонт, снос объектов капитального строительства, а также выполнение инженерных изысканий, подготовку проектной документации для их строительства, реконструкции, капитального ремонта.
В соответствии с ч. 3 ст. 3 Федерального закона от 17 ноября 1995 г. N 169-ФЗ "Об архитектурной деятельности в Российской Федерации" заказчик (застройщик) - гражданин или юридическое лицо, имеющие намерение осуществить строительство, реконструкцию архитектурного объекта, для строительства которого требуется разрешение на строительство.
Согласно п. 1 ст. 2 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" застройщик - хозяйственное общество, которое имеет соответствующий опыт, а также имеет соответствующий титул на земельный участок и привлекает денежные средства участников долевого строительства для строительства (создания) на этом земельном участке многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости.
Это наиболее обсуждаемые и имеющие множество различий три определения категории "застройщик", которые дают нормативно-правовые акты. Из них видно, что застройщик в разных правоотношениях может иметь разный правовой статус в подрядном правоотношении. В одном случае, как, например, в ГрК РФ и в Федеральном законе "Об архитектурной деятельности в Российской Федерации", застройщик является инвестором строительства и обладает статусом заказчика. Однако в случае с долевым участием в строительстве застройщик привлекает денежные средства инвесторов (участников долевого строительства), а сам же одновременно и инвестирует денежные средства в строительство и организовывает строительство объекта либо своими силами, либо с привлечением подрядчиков. В последнем случае застройщик принимает на себя функции генерального подрядчика. Он исполняет одновременно функции как заказчика, так и генерального подрядчика.
Учитывая российский подход об абсолютной самостоятельности договоров генерального подряда и субподряда, наличие у одного лица как статуса заказчика, так и статуса генерального подрядчика является допустимым. Для лиц, непосредственно осуществляющих строительные работы, застройщик считается заказчиком, и для них не имеет значения, является ли он генеральным подрядчиком или нет, сам ли инвестирует в строительство денежные средства или привлекает их. Структура правоотношений генерального подряда и субподряда, устанавливаемая ст. 706 ГК РФ, не зависит от наделения лица статусом застройщика. Более того, ст. 706 ГК РФ посвящена структуре частноправовых правоотношений, и ГК не использует категорию "застройщик". Данная категория употребляется в ГрК РФ и иных нормативно-правовых актах, регулирующих публичные правоотношения. Таким образом, статус застройщика и статус генерального подрядчика не тождественны друг другу, часто не совпадают друг с другом в случае инвестирования застройщиком собственных денежных средств, но могут и совмещаться в одном лице в случае, если застройщик привлекает чужие денежные средства.
Из-за высокой степени сложности строительных проектов часто договоры оставляют неурегулированным целый ряд конкретных вопросов. Кроме того, ряд вопросов требует непосредственного участия заказчика в их решении (например, подготовка проектной документации), однако заказчик не обладает соответствующим образованием и не может полноценно исполнять свои обязанности как заказчика. Заказчик также нуждается в осуществлении надзора за деятельностью генерального подрядчика и привлекаемых им субподрядчиков. Также необходима разработка логистического плана, учитывающего взаимодействие на строительной площадке разных лиц.
Все это приводит к тому, что в подрядных строительных отношениях участвует множество посредников. Возложение обязанности по осуществлению прав и обязанностей заказчика по договору, организация выполнения строительных работ, осуществление надзора и последующая приемка работ получили название "администрирование контракта" (термин не юридический и не несет в себе какого-то смысла, а употребляется для упрощения как собирательный). Наиболее часто встречаются три модели администрирования контракта <10>: 1) "инженер" как агент заказчика (исполнение функций надзора и разрешения споров); 2) "инженер" как представитель заказчика (высокая степень участия заказчика в исполнении своих обязанностей); 3) "инженер" как администратор (управляющий) проекта, который полностью отвечает за организацию строительства объекта. Как видно, за термином "инженер" может скрываться что угодно.
--------------------------------
<10> Klee L. Op. cit. P. 6.

Проблема возникает, когда в подрядных правоотношениях начинают участвовать третьи лица, которые либо опосредуют исполнение обязательства, либо представляют собой фактических или юридических соучастников (управляющий (администратор) проекта, инженер, архитектор). Обязанности генерального подрядчика необходимо строго отграничивать от обязанностей данных лиц. В зарубежной практике привлечение третьих лиц, осуществляющих организацию процесса строительства, крайне распространено. Называются они в разных странах по-разному: в странах общего права - инженер, архитектор, управляющий проектом, администратор (менеджер) проекта, контролирующий офицер, администратор договора, агент заказчика или, как в ФРГ, Австрии и Швейцарии, Bautrager.
Нельзя сказать, что перечисленные категории абсолютно тождественны друг другу. Но их объединяет то, что все они осуществляют организацию строительства объекта, управление проектом и даже обладают в ряде стран и стандартных формах договоров статусом арбитра, решение которого обязательно для участников подрядных правоотношений. Среди перечисленных третьих лиц объем полномочий некоторых относится только к конкретной сфере (например, архитектор отвечает за разработку проекта и за осуществление архитектурного надзора за соответствием выполняемых работ проекту), а объем полномочий некоторых является более широким или даже неопределенным (например, администратор проекта отвечает за реализацию проекта в соответствии с условиями договора генерального подряда). Иногда говорят об отождествлении инженера и архитектора, а также инженера и администратора проекта. Выделить общее и частное в этом вопросе не представляется возможным ввиду разрозненности подходов зарубежной практики.
Часто эти лица имеют посреднические функции в качестве фактических посредников, лиц, ведущих чужое дело, трасти и доверительных управляющих. Их задача - соединить разные технологические процессы. При появлении в правоотношении таких посредников сложным становится их разграничение с генеральным подрядчиком. Как будет показано далее, ряд международных организаций не допускает выполнение генеральным подрядчиком только посреднических функций. Он может перепоручить субподрядчикам только часть от общего объема работы. То есть генеральный подрядчик, в отличие от администратора проекта, выполняет как посредническую функцию, так и функцию непосредственного исполнителя. Напротив, администратор проекта не несет обязанность по самостоятельному выполнению строительных работ. Если субподрядчик не выполнил работу, то генеральный подрядчик обязан выполнить работу сам, а администратор проекта такой обязанности не несет.
Решение администратора проекта является по общему правилу обязательным для генерального подрядчика, а в случаях, предусмотренных договором, и для субподрядчиков. В соответствии со ст. 108 Housing Grants, Construction and Regeneration Act 1996, если генеральный подрядчик не согласен с решением администратора проекта, то спор разрешается в порядке адъюдикации.
Спорным является вопрос о том, в чьих интересах действует администратор проекта. Администратор проекта заключает договор с заказчиком и осуществляет надзор за соблюдением интересов заказчика при осуществлении строительных работ. Однако в странах общего права исходят из того, что администратор проекта (инженер, архитектор и т.д.) должен быть независимым и не преследовать интересы заказчика, а осуществлять надзор за соответствием выполняемых работ условиям договора подряда и императивным нормам (Canterbury Pipe Lines Ltd. v. Christchurch Draining Board [1981] 16 BLR 76). Администратор проекта обязан действовать в соответствии с инструкциями заказчика, даже если не согласен с ними. Но во всех остальных вопросах администратор проекта должен быть независимым (Sutcliffe v. Thackrah [1974] AC 727).
Напротив, европейские страны (Австрия, Германия, Нидерланды) исходят из того, что администратор проекта в любом случае не может входить в конфликт с интересами заказчика <11>. Представляется, что европейский подход является более обоснованным, так как нет смысла требовать от лица независимости, если заказчик в любой момент может заменить администратора проекта. Он не может быть нейтральным или независимым, находясь в зависимости от заказчика.
--------------------------------
<11> См.: Baker E., Mellors B., Chalmers S., Lavers A. FIDIC Contracts: Law and Practice. Routledge, 2009. P. 282.

Обязанность по администрированию контракта в Красной, Желтой и Золотой книгах FIDIC (Federation Internationale Des Ingenieurs-Conseils, англ. International Federation of Consulting Engineers) традиционно возложена на инженера, имеющего двойственную природу - как представителя заказчика и как независимого лица. Назначение инженера является обязанностью заказчика. Напротив, в Серебряной книге FIDIC обязанность администрирования возложена на заказчика. Инженер только может быть назначен заказчиком.
Как правило, заказчик оставляет за собой право заменить администратора проекта. Золотая, Красная и Желтая книги FIDIC предусматривают право генерального подрядчика заявить разумные и обоснованные возражения против кандидатуры нового администратора проекта. Книги FIDIC делают специальное указание на то, что полномочия инженера не только устанавливаются в договоре, но и являются подразумеваемыми.
Однако инженер не имеет права изменять условия договора генерального подряда и освобождать кого-либо от исполнения их обязанностей, если это прямо не предусмотрено в договоре с инженером. Если генеральный подрядчик получил согласие администратора проекта на совершение какого-либо действия, то для генерального подрядчика не имеет значения, дал ли свое согласие на это заказчик. Заказчик должен уведомить генерального подрядчика об ограничениях полномочий администратора проекта. Администратор проекта не может изменить структуру подрядных правоотношений, в которой договор генерального подряда и договор субподряда не зависят друг от друга (Vigen Sons & Co. Ltd. v. Swindell [1939] 3 All ER 590).
Несмотря на то что российское право не знает германского договора о ведении чужого дела (Geschaftsfubrung), ничто не мешает заказчику воспользоваться посредническими договорами, поименованными в ГК РФ (договоры поручения, комиссии, доверительного управления). Данные договоры по-разному структурируют правоотношения участников, и заказчику предоставляется возможность выбрать наиболее подходящую модель правоотношений с участием посредника. Однако договор генерального подряда не является посредническим договором, в связи с чем для целей введения в правоотношение посредника использовать его нельзя, а нужно воспользоваться классическими посредническими договорными типами.

3. Возможность привлечения субподрядчика (п. 1 ст. 706 ГК РФ)

Если стороны не установили в договоре субподряда, что личность субподрядчика имеет существенное значение, однако это вытекает из существа возникшего на основании этого договора обязательства, то подобные действия следует квалифицировать как запрет привлечения субподрядчика по договору без согласия должника. При этом запрет привлечения субподрядчика относится к способу и порядку исполнения договора и соответствует нормам закона, предоставляющим возможность включения в договор условий о личном выполнении работ подрядчиком <12>.
--------------------------------
<12> Постановление АС Поволжского округа от 21 марта 2019 г. N Ф06-23478/2017 по делу N А55-2698/2017.

Нарушение подрядчиком условий договора подряда о невозможности привлечения субподрядчиков не является основанием для признания договора подряда незаключенным или недействительным, а также не является обстоятельством, освобождающим заказчика от оплаты работ подрядчика, привлекшего самостоятельно к выполнению работ субподрядчиков. Привлечение субподрядчика к выполнению работ без согласия заказчика не влечет за собой недействительность (ничтожность) договора субподряда либо его отдельных условий, включая соглашение о неустойке, и не освобождает субподрядчика от надлежащего исполнения договорных обязательств <13>. Нарушение п. 1 ст. 706 ГК РФ само по себе не свидетельствует о том, что результат работы ответчика непригоден для использования <14>.
--------------------------------
<13> Постановление АС Северо-Западного округа от 20 февраля 2019 г. N Ф07-614/2019 по делу N А56-26411/2018.
<14> Постановление 8-го ААС от 19 мая 2015 г. N 08АП-926/2015 по делу N А75-3251/2014.

Отсутствие согласия заказчика на привлечение подрядчиком субподрядных организаций в условиях, когда подрядчик фактически привлек субподрядчика для выполнения тех же самых работ, которые определены в договоре, не препятствует реализации прав субподрядчика требовать от генерального подрядчика по действительному договору субподряда исполнения своих встречных обязательств по оплате принятых работ <15>. В ситуации, когда все работы были приняты заказчиком без замечаний, отсутствие согласия заказчика на привлечение субподрядчиков к исполнению договора правового значения не имеет, а нарушение генеральным подрядчиком условий договора в части привлечения для выполнения работ субподрядчиков касается его взаимоотношений с заказчиком <16>.
--------------------------------
<15> Постановление 8-го ААС от 26 декабря 2014 г. N 08АП-11067/2014 по делу N А70-3631/2013.
<16> Постановление 11 ААС-го от 20 февраля 2019 г. N 11АП-965/2019 по делу N А55-22684/2018.

Отсутствие тесной связи обязательства с личностью генерального подрядчика не означает, что он может безоговорочно в любом объеме делегировать исполнение своего обязательства в любом случае <17>. Связь с личностью может быть имплицитной (подразумеваемой), например если предметом договора подряда является работа в области искусства (реставрация, дизайн, архитектурное решение и т.д.). В этом случае генеральный подрядчик не может перепоручать исполнение обязательства субподрядчику, но не лишен права на привлечение подмастерья (работника). В случае привлечения подмастерья предел объема его участия в выполнении работы есть, но он крайне размыт. Подрядчик должен выполнять основную часть работы. Отношения подрядчика и его работников не подпадают под действие ст. 706 ГК РФ.
--------------------------------
<17> См.: BGB: Schuldrecht. Bd. 2/2 / Hrsg. von B. Dauner-Lieb, W. Langen. 3. Aufl. Nomos, 2016. § 631. S. 3570 - 3571.

Германское право, однако, в случае строительного подряда предусматривает обратное п. 1 ст. 706 ГК РФ правило, согласно которому генеральный подрядчик может привлекать субподрядчиков только при получении письменного согласия заказчика (§ 4 Abs. 8 Nr. 1 S. 2 VOB/В). Однако это правило не всегда работает, если у заказчика нет явно выраженного интереса в личности генерального подрядчика.
Во всех книгах FIDIC, за исключением Серебряной книги, предусмотрено, что генеральный подрядчик не обязан получать согласие заказчика на привлечение субподрядчика к выполнению работы. Однако в правилах FIDIC установлена необходимость получения согласия администратора проекта на привлечение субподрядчика <18>.
--------------------------------
<18> См.: Baker E., Mellors B., Chalmers S., Lavers A. Op. cit. P. 131.

В соответствии с п. 26.1 NEC 2013 генеральный подрядчик обязан сообщить администратору проекта имена всех субподрядчиков и получить согласие на привлечение субподрядчиков. Без получения согласия администратора проекта генеральный подрядчик не имеет права допускать субподрядчиков к работе. Генеральный подрядчик для приведения условий договора субподряда в соответствие с условиями договора подряда должен либо использовать стандартную форму договора субподряда NEC 2013, либо получить подтверждение администратора проекта о том, что условия договора субподряда не нуждаются в приведении в соответствие. В договоре генерального подряда могут быть предусмотрены лимиты расходов генерального подрядчика на оплату работ субподрядчиков. Заказчик может давать инструкции генеральному подрядчику по порядку оплаты работ субподрядчиков. При заключении договоров субподряда устанавливаемый для субподрядчиков срок выполнения работы должен соответствовать срокам выполнения работ по договору генерального подряда. Администратор проекта может запретить генеральному подрядчику произвести оплату работ субподрядчика. Условия об адъюдикации в договоре субподряда должны соответствовать условиям об адъюдикации в договоре генерального подряда.

4. Связь договоров генерального подряда и субподряда

Согласно п. 1 ст. 706 ГК РФ договор субподряда является разновидностью договора подряда и к нему применяются как общие положения гражданского законодательства о договоре, так и общие положения о подряде <19>. Никаких обязательственных отношений между субподрядчиками, привлеченными генеральным подрядчиком для выполнения отдельных видов работ на объекте, и заказчиком не возникает <20>. Договор субподряда является основным документом, регламентирующим взаимоотношения генерального подрядчика и субподрядчика и определяющим их ответственность за невыполнение договорных обязательств <21>. По смыслу п. 1 ст. 706 ГК РФ понятия "подрядчик" и "генеральный подрядчик" соотносятся как общее и частное <22>.
--------------------------------
<19> Постановление АС Московского округа от 10 августа 2016 г. N Ф05-10566/2016 по делу N А41-66468/2015.
<20> Постановление 13-го ААС от 2 ноября 2018 г. N 13АП-25195/2018 по делу N А56-53441/2018.
<21> Постановление АС Поволжского округа от 9 июля 2018 г. N Ф06-33473/2018 по делу N А65-17791/2017.
<22> Постановление ФАС Северо-Западного округа от 27 сентября 2013 г. по делу N А05-16408/2012.

Суть договора субподряда сводится к передаче обязательств по выполнению заказа от генерального подрядчика к субподрядчику, в связи с чем субподрядчик является полноценным исполнителем работ в объеме, порученном ему генеральным подрядчиком. Тем самым выполненные в части данного объема работы являются непосредственным опытом субподрядчика. Собственный опыт лица по выполнению работ не обусловливается тем, перед кем и в каком порядке оно несет ответственность, а подтверждается самим фактом выполнения таких работ <23>.
--------------------------------
<23> Постановление 18-го ААС от 3 июля 2012 г. N 18АП-4444/2012 по делу N А07-23677/2011.

По смыслу п. 3 ст. 706 ГК РФ гражданско-правовые отношения между заказчиком и подрядчиком, а также между подрядчиком и субподрядчиком являются самостоятельными и не находятся в прямой причинно-следственной связи по отношению друг к другу <24>. Договор субподряда, который заключается генеральным подрядчиком для привлечения других лиц к исполнению обязательств, обусловленных договором с заказчиком, по своей юридической природе является договором подряда. По отношению к субподрядчику генеральный подрядчик по договору субподряда выступает в роли заказчика, а субподрядчик - в роли подрядчика. Таким образом, стороны по договору субподряда имеют по отношению друг к другу соответствующие права и обязанности, предусмотренные гл. 37 ГК РФ <25>.
--------------------------------
<24> Постановление 17-го ААС от 22 августа 2019 г. N 17АП-7231/2019-ГК по делу N А50-37788/2018.
<25> Постановление АС Восточно-Сибирского округа от 14 сентября 2016 г. N Ф02-4645/2016 по делу N А78-11631/2015.

Большинство стран мира исходят из того, что прямого правоотношения между заказчиком и субподрядчиком не возникает. В частности, право Италии также исходит из этого <26>. Ответственность за действия субподрядчика несет генеральный подрядчик. Аналогичное правило предусмотрено в п. 4.4 правил FIDIC. Стандартные формы договора субподряда, подготовленные различными международными организациями, также исходят из самостоятельности договора субподряда по отношению к договору генерального подряда (например, фиолетовая форма договора NEC, синяя форма договора 3 FCEC, формы DOM/1 и DOM/2).
--------------------------------
<26> Klee L. Op. cit. P. 42.

Австрийское право понимает под генеральным подрядчиком лицо, дающее поручение на выполнение работы от своего имени и за свой счет согласно плану. Генеральный подрядчик исполняет координационные обязанности по организации деятельности своих поставщиков и субподрядчиков. Он берет на себя риски нарушения плана выполнения работ и наступления банкротства своих контрагентов <27>. Прямого отношения между заказчиком и субподрядчиком не возникает. Субподрядчик берет на себя часть поручения заказчика генеральному подрядчику.
--------------------------------
<27> Entscheidung des OGH vom 26.04.1951 5 Ob 174/69 SZ 42/122.

Согласно п. 4.4 правил FIDIC генеральный подрядчик может поручить субподрядчику выполнение только части своей работы. В соответствии с п. 6 General Conditions of Contract for Construction Works 2004 (далее - GCC 2004) генеральный подрядчик не может перепоручить субподрядчику весь объем работы по договору подряда. Субподрядчик привлекается к выполнению только части общего объема работы. При этом генеральный подрядчик должен получить согласие инженера на привлечение субподрядчика. Генеральный подрядчик не должен получать согласие инженера, если между генеральным подрядчиком и субподрядчиком существуют трудовые правоотношения, а также в случае, если между заказчиком и генеральным подрядчиком заключен договор подряда с иждивением подрядчика.
Напротив, германское и австрийское право исходят из того, что генеральный подрядчик может поручить субподрядчику как выполнение части своей работы, так и всю работу полностью. Объем поручения на природу договора не влияет <28>. Субподрядчиком признается исключительно то лицо, которое назначено по воле генерального подрядчика. Субподрядчик признается помощником генерального подрядчика, и, соответственно, генеральный подрядчик несет ответственность по правилам § 1313a ABGB (австрийский аналог ст. 403 ГК РФ) <29>.
--------------------------------
<28> Medicus D., Lorenz S. Schuldrecht II: Besonderer Teil: Ein Studienbuch. 17., neu bearbeitete Aufl. C.H. Beck, 2014. S. 256, 260, 282.
<29> Entscheidung des OGH vom 03.12.1981 8 Ob 530/81 ZVR 1982/266; Entscheidung des OGH vom 04.11.1981 4 Ob 578/81 SZ 55/123; Entscheidung des OGH vom 02.05.1957 1 Ob 566/88 wbl 1988, 493; Entscheidung des OGH vom 30.05.1994 1 Ob 564/94 JBl 1995, 177.

Речь идет не о нарушении обязанности генеральным подрядчиком, а о принятии на себя риска. Заключение договора субподряда не может повышать риск неисполнения обязательства для заказчика. При этом под повышением риска, как указывают германские комментаторы, понимается возложение на заказчика дополнительного риска, не связанного с обычно существующими в жизни рисками (das allgemeine Lebensrisiko). Если субподрядчик оказался слаб здоровьем или в его жизни возникли непредвиденные обстоятельства, что помешало ему исполнить обязательство, это еще не означает, что генеральный подрядчик совершил действия по повышению риска неисполнения обязательства <30>.
--------------------------------
<30> Burgerliches Gesetzbuch mit Einfuhrungsgesetz und Nebengesetzen. Bd. 3/2 / Hrsg. von M. Wolf. 14. Aufl. W. Kohlhammer, 2002. S. 566.

Связь заказчика и субподрядчика экономическая, а не юридическая <31>. Генеральный подрядчик отвечает за поведение субподрядчика как за свое собственное <32>. Генеральный подрядчик несет ответственность за убытки, причиненные субподрядчиком, если они причинены при исполнении поручения генерального подрядчика. Если причинение убытков не обусловлено поручением генерального подрядчика, то генеральный подрядчик не несет ответственности <33>. Нарушение должно находиться в сфере риска, за который несет ответственность генеральный подрядчик <34>. Генеральный подрядчик освобождается от ответственности, если будет доказано отсутствие вины субподрядчика <35>.
--------------------------------
<31> Entscheidung des OGH vom 26.08.1938 8 Ob 85/67 SZ 40/58; Entscheidung des OGH vom 27.03.1930 2 Ob 133/78 SZ 51/176.
<32> Entscheidung des OGH vom 22.05.1991, 3 Ob 550/91.
<33> Entscheidung des OGH vom 01.01.1985 2 Ob 591/83 JBl 1985, 239; Entscheidung des OGH vom 01.01.1988 7 Ob 33/87 ZVR 1988/70.
<34> Entscheidung des OGH vom 01.01.1982 6 Ob 696/81 JBl 1982, 654.
<35> Entscheidung des OGH vom 29.10.1919 1 Ob 545/76 SZ 49/37; Entscheidung des OGH vom 30.03.1955 2 Ob 170/55 SZ 28/87; Entscheidung des OGH vom 7.6.1978 1 Ob 639/78 EvBl 1979/1; Entscheidung des OGH vom 31.01.1979 1 Ob 522/79 SZ 52/15; Entscheidung des OGH vom 04.06.1935 5 Ob 7/75 JBl 1975, 488; Entscheidung des OGH vom 03.09.1970 5 Ob 529/76 SZ 49/66.

Согласно Золотой книге FIDIC обстоятельства, освобождающие от ответственности субподрядчика, не влияют на ответственность генерального подрядчика <36>. Генеральный подрядчик получает регрессное право требования <37>. Срок исковой давности по этому требованию начинает течь с момента уплаты заказчику денежных средств <38>. Согласия на перечисление оплаты за выполненную работу напрямую от заказчика субподрядчику не требуется, так как генеральный подрядчик обязан заботиться об интересах заказчика <39>.
--------------------------------
<36> См.: Baker E., Mellors B., Chalmers S., Lavers A. Op. cit. P. 132.
<37> Entscheidung des OGH vom 04.03.1960 6 Ob 161/03 z.
<38> Entscheidung des OGH vom 14.12.2010, 3 Ob 186/10i, Zak 2011, 57 mwN.
<39> Entscheidung des OGH vom 13.02.1957 1 Ob 646/56 JBl 1957, 563.

В случае банкротства генерального подрядчика субподрядчик не получает право требования к заказчику и вынужден включать свое требование в реестр требований кредиторов генерального подрядчика <40>. Можно обезопасить субподрядчика от банкротства генерального подрядчика путем включения в договор субподряда условия об уступке генеральным подрядчиком права требования к заказчику в части выполненных субподрядчиком работ <41>. Если субподрядчику причинен вред другим субподрядчиком, то ответственность несет генеральный подрядчик <42>.
--------------------------------
<40> Entscheidung des OGH vom 25.02.1999 6 Ob 324/98 k.
<41> Entscheidung des OGH vom 22.12.1970 3 Ob 504/82 HdBW V/31.
<42> Entscheidung des OGH vom 04.11.1996 2 Ob 2363/96 f.

Германское право допускает заключение договора субподряда на полный объем работы, который необходимо выполнить генеральному подрядчику <43>. Напротив, исходя из определения субподрядчика по правилам FIDIC во всех книгах субподрядчик принимает на себя обязательство по выполнению только части работы, а не всего объема работы генерального подрядчика <44>.
--------------------------------
<43> Das Burgerliche Gesetzbuch mit besonderer Berucksichtigung der Rechtsprechung des Reichsgerichts und des Bundesgerichtshofes. Kommentar / Hrsg. von Mitgliedern des Bundesgerichtshofes. 12., neubearbeitete Aufl. De Gruyter, 1978. Bd. II, 4. Teil §§ 631 - 811. S. 8.
<44> См.: Baker E., Mellors B., Chalmers S., Lavers A. Op. cit. P. 130.

Из системного толкования гражданского и градостроительного законодательства следует, что лицом, ответственным за осуществление строительных работ, а следовательно, и за соблюдение строительных норм и правил, является именно генеральный подрядчик, осуществляющий строительство. При этом субподрядчик, какие бы работы он непосредственно ни выполнял, лицом, осуществляющим строительство, не является <45>. Таким образом, генеральный подрядчик обязуется перед заказчиком выполнить работы и несет ответственность за их выполнение независимо от привлечения им субподрядчиков.
--------------------------------
<45> Постановление 9-го ААС от 7 апреля 2016 г. N 09АП-9667/2016 по делу N А40-210694/15.

Субъектом ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 9.4 КоАП РФ, является лицо, осуществляющее строительство. Из гражданского и градостроительного законодательства следует, что лицом, ответственным за осуществление строительных работ, а следовательно, и за соблюдение строительных норм и правил, является генеральный подрядчик, осуществляющий строительство <46>.
--------------------------------
<46> Постановление 9-го ААС от 29 марта 2017 г. N 09АП-9308/2017 по делу N А40-231691/16.

В случае привлечения подрядчиком к исполнению своих обязательств субподрядчика их взаимные отношения в рамках договора субподряда не зависят от отношений генерального подрядчика и заказчика, равно как и наоборот. По общему правилу в соответствии с договором субподряда субподрядчик имеет права и обязанности лишь в отношении генерального подрядчика и не вправе предъявлять требования непосредственно к заказчику <47>. Из буквального толкования п. 3 ст. 706 ГК РФ следует, что договоры генерального подряда и субподряда являются самостоятельными сделками и регулируют отношения сторон, заключивших каждый из этих договоров <48>.
--------------------------------
<47> Постановление АС Восточно-Сибирского округа от 27 апреля 2017 г. N Ф02-1012/2017 по делу N А10-3580/2016.
<48> Постановление АС Западно-Сибирского округа от 20 февраля 2020 г. N Ф04-178/2020 по делу N А46-23257/2018.

Поскольку договоры генерального подряда и субподряда являются абсолютно самостоятельными договорами (имеющими в том числе различные предметы договоров, права и обязанности сторон, сроки), постольку и акты приемки-передачи работ, составляемые заказчиком с субподрядчиком, и акты, составляемые заказчиком с генеральным подрядчиком, не имеют зеркального отражения наименования видов работ, стоимости материалов, единичных расценок работ, стоимости выполняемых работ. Состав работ либо их наименование может различаться в актах, подтверждающих расходы субподрядчика, и в актах, подтверждающих реализацию работ генеральным подрядчиком, по причине составления самостоятельных смет на выполнение работ по договорам с генеральным подрядчиком и с субподрядчиками. Поскольку предметы договоров различны, постольку и сметы на выполнение таких работ различаются, соответственно и в актах приемки-передачи также имеются различия. Данные обстоятельства соответствуют положениям ГК РФ. В связи с изложенным, учитывая составление самостоятельных смет на работы с генеральным подрядчиком и с субподрядчиками, наличие различий в содержании актов приемки-передачи работ не противоречит нормам ГК РФ, кроме того, могут различаться планируемая и фактически примененная технология работ при условии достижения заданных параметров результата работ <49>.
--------------------------------
<49> Постановление 8-го ААС от 17 мая 2012 г. по делу N А81-3398/2011.

Из любого договора, как указывает п. 2 ст. 307 ГК РФ, возникают обязательства, в каждом из которых стороны договора являются должником и кредитором по отношению друг к другу (п. 1 ст. 307, п. 2 ст. 308 ГК РФ). При этом обязательство в соответствии с п. 3 ст. 308 ГК РФ не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц). В случаях, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон, обязательство может создавать для третьих лиц права в отношении одной или обеих сторон обязательства. Таким образом, договоры генерального подряда и субподряда являются двумя отдельными договорами, каждый из которых порождает обязательства между разными лицами: заказчиком и подрядчиком и между подрядчиком и субподрядчиком соответственно. И даже если заказчик и субподрядчик взаимодействуют, например, субподрядчик сдает работы напрямую заказчику и (или) заказчик напрямую оплачивает эти работы, то только в силу их договоров с генеральным подрядчиком, который отвечает перед каждым из них за действия другого как третьего лица. Тот же п. 3 ст. 706 ГК РФ прямо указывает, что, если иное не предусмотрено законом или договором, заказчик и субподрядчик не вправе предъявлять друг другу требования, связанные с нарушением договоров, заключенных каждым из них с генеральным подрядчиком <50>.
--------------------------------
<50> Постановление 9-го ААС от 16 ноября 2018 г N 09АП-54406/2018 по делу N А40-137453/18.

Невыполнение третьими лицами определенного вида работ, независимо от причины такого невыполнения, не освобождает генерального подрядчика от ответственности за нарушение сроков выполнения работ по контракту <51>. Соответственно, генеральный подрядчик несет самостоятельную ответственность как перед заказчиком, так и перед субподрядчиком. В правоотношениях с субподрядчиком генеральный подрядчик не вправе ссылаться на неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств основным заказчиком, в том числе на непоступление от последнего оплаты за выполненные работы <52>. Ответственность за несвоевременное изменение технической документации заказчиком перед субподрядчиком несет генеральный подрядчик <53>.
--------------------------------
<51> Постановление 8-го ААС от 21 февраля 2018 г. N 08АП-17478/2017 по делу N А81-3996/2017.
<52> Постановление 9-го ААС от 2 февраля 2016 г. N 09АП-58329/2015 по делу N А40-167938/2015.
<53> Определение ВС РФ от 18 сентября 2018 г. N 309-ЭС18-13528 по делу N А76-9099/2017.

Положения п. 3 ст. 706 ГК РФ носят императивный характер <54>. Нарушение п. 2 и 3 ст. 706 ГК РФ влечет за собой только гражданско-правовые негативные последствия, но не влечет негативных публично-правовых последствий <55>.
--------------------------------
<54> Решение МКАС при ТПП РФ от 20 ноября 2009 г. N 104/2009; см. также: Постановление АС Московского округа от 24 ноября 2014 г. N Ф05-11759/2014 по делу N А40-34716/14-26-268; см. также: Развитие основных идей Гражданского кодекса России в современном законодательстве и судебной практике: Сборник статей, посвященный 70-летию С.А. Хохлова / Под ред. С.С. Алексеева. М.: Статут, 2011 (СПС "КонсультантПлюс").
<55> Постановление 8-го ААС от 9 июля 2015 г. N 08АП-5490/2015 по делу N А70-13315/2014.

Банкротство генерального подрядчика не предоставляет субподрядчику права на прямой иск о взыскании оплаты за выполненную работу с заказчика <56>. Требования субподрядчика ни на основании договора субподряда, ни на основании норм о неосновательном обогащении не подлежат включению в реестр требований кредиторов заказчика <57>. Банкротство или ликвидация генерального подрядчика не предоставляет субподрядчику права на прямой иск к заказчику. В этом случае отношения из неосновательного обогащения не возникают <58>.
--------------------------------
<56> Определение ВС РФ от 2 марта 2016 г. N 304-ЭС16-148 по делу N А27-8294/2015.
<57> Постановление Президиума ВАС РФ от 4 сентября 2012 г. N 6099/12 по делу N А65-4622/2010.
<58> Определение ВС РФ от 18 мая 2016 г. N 308-ЭС16-2517 по делу N А32-35045/2014.

Факт сдачи работ заказчику генеральным подрядчиком и их оплаты не имеет прямого отношения к спору между генеральным подрядчиком и субподрядчиком, поскольку основанием для оплаты по договору субподряда является выполнение работ субподрядчиком в соответствии с условиями договора субподряда, качественно и в срок <59>. Договор субподряда является основным документом, регламентирующим взаимоотношения генерального подрядчика и субподрядчика и определяющим их экономическую ответственность за невыполнение договорных обязательств <60>.
--------------------------------
<59> Постановление АС Северо-Западного округа от 15 марта 2016 г. N Ф07-61/2016 по делу N А05-5581/2015.
<60> Постановление АС Поволжского округа от 9 июля 2018 г. N Ф06-33473/2018 по делу N А65-17791/2017.

Заключение истцом договоров с субподрядными организациями, приемка работ в рамках этих договоров не имеют правового значения в споре между заказчиком и генеральным подрядчиком, поскольку не влияют на правоотношения заказчика и генерального подрядчика по первоначальному договору, в том числе в части приемки выполненных работ и их оплаты <61>.
--------------------------------
<61> Постановление 19-го ААС от 2 февраля 2017 г. N 19АП-7681/2016 по делу N А08-2704/2016.

Пункт 3 ст. 706 ГК РФ не запрещает генеральному подрядчику впоследствии предъявить субподрядчику регрессное требование о возмещении понесенных убытков <62>. Применяя п. 3 ст. 706 ГК РФ, 9-й ААС Постановлением от 6 сентября 2016 г. по делу N А40-10802/16 отказал генеральному подрядчику во взыскании убытков с субподрядчика в виде неустойки, взысканной головным заказчиком с генерального подрядчика за допущенную последним просрочку в работе. Само по себе привлечение генерального подрядчика к ответственности по иску заказчика еще не означает, что сумма взыскания автоматически должна признаваться суммой убытков генерального подрядчика по его иску к субподрядчику. Иск генерального подрядчика необходимо рассматривать с учетом общих правил причинно-следственной связи и вины <63>.
--------------------------------
<62> Постановление ФАС Северо-Западного округа от 14 июля 2014 г. N Ф07-3711/2014 по делу N А44-4756/2013.
<63> Постановление 9-го ААС от 24 апреля 2018 г. N 09АП-10926/2018, 09АП-10924/2018 по делу N А40-220125/16.

Предъявление требования в порядке регресса может предопределить размер регрессного требования, но не иные условия гражданско-правовой ответственности. Особенности возмещения убытков заключаются в том, что их взыскание влечет за собой дополнительное обременение нарушившей обязательство стороны, влекущее для нее отрицательные имущественные последствия, которых она избежала бы при надлежащем исполнении другой стороной своих обязанностей <64>. Однако в случае нарушения обязательства заказчиком происходит обратная ситуация и регрессное право требования, в которое включены убытки всех субподрядчиков, может быть предъявлено к заказчику (см., напр.: Walter Lilly & Company Ltd. v. Mackay & Anor [2012] EWHC 1773; Axa Insurance UK Plc. v. Cunningham Lindsey United Kingdom [2007] EWHC 2023; Siemens Building Technologies FE Ltd. v. Supershield Ltd. [2010] BLR 145).
--------------------------------
<64> Постановление 18-го ААС от 24 апреля 2018 г. N 18АП-3769/2018 по делу N А76-24387/2017.

Обстоятельства, которые могут возникнуть после разрешения судом другого дела, возбужденного по заявлению генерального подрядчика к заказчику, не могут иметь преюдициального значения для рассмотрения дела по заявлению субподрядчика к генеральному подрядчику, поскольку касаются совершенно различных предметов исков, оснований их возникновения и лиц, участвующих в деле <65>.
--------------------------------
<65> Постановление ФАС Московского округа от 24 апреля 2013 г. по делу N А40-98899/12-56-918.

Сама по себе возможность представления доказательств субподрядчиком не свидетельствует о наличии оснований для привлечения его к участию в деле между заказчиком и генеральным подрядчиком. Вместе с тем генеральный подрядчик при рассмотрении дела в суде может в порядке ст. 66 АПК РФ получить соответствующие относимые к предмету спора доказательства от субподрядчика <66>. Отказ в привлечении субподрядчика к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, не может привести к принятию неверного решения по делу между заказчиком и генеральным подрядчиком и, следовательно, не является основанием для отмены судебного акта по безусловному основанию <67>.
--------------------------------
<66> Постановление 2-го ААС от 2 июня 2017 г. N 02АП-2489/2017 по делу N А82-8959/2015.
<67> Постановление 2-го ААС от 20 марта 2013 г. по делу N А29-6212/2012.

Однако можно встретить и иную позицию. Неустановление обстоятельств, связанных с выполнением подрядных работ третьим лицом, и, соответственно, отказ от исследования доказательств, подтверждающих выполнение работ по договорам, заключенных генеральным подрядчиком с третьими лицами, а также обосновывающих понесенные генеральным подрядчиком затраты, является основанием для отмены судебного акта <68>.
--------------------------------
<68> Постановление ФАС Московского округа от 12 ноября 2012 г. по делу N А41-7093/12.

Согласно п. 3 ст. 308 ГК РФ обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц). В п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 22 ноября 2016 г. N 54 "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении" указано, что стороны обязательства не могут выдвигать в отношении третьих лиц возражения, основанные на обязательстве между собой, равно как и третьи лица не могут выдвигать возражения, вытекающие из обязательства, в котором они не участвуют. Возражения относительно иска заказчика, основанные на обязательстве между генеральным подрядчиком и третьим лицом (субподрядчиком), не имеют правового значения для разрешения спора между заказчиком и генеральным подрядчиком <69>. Споры между генеральным подрядчиком и субподрядчиком возможно рассматривать без участия в деле заказчика <70>.
--------------------------------
<69> Постановление 19-го ААС от 21 апреля 2017 г. N 19АП-1460/2017 по делу N А14-16483/2016.
<70> Постановление 3-го ААС от 14 ноября 2012 г. по делу N А33-5297/2012.

Интересно, что в Польше было принято решение о постепенном отходе от расщепления правоотношений генерального подрядчика с заказчиком и с субподрядчиком. В связи с тем, что субподрядчики в начале 2000 гг. начали банкротиться из-за массового неисполнения обязательства со стороны генеральных подрядчиков, в ст. 647 ГК Польши в 2003 г. были внесены изменения, согласно которым заказчик и генеральный подрядчик совместно отвечают за оплату работ, выполненных субподрядчиком <71>. Эта норма диспозитивная. О заключении договора субподряда генеральный подрядчик уведомляет заказчика, и если заказчик не направляет возражение против принятия на себя совместной обязанности по оплате работ субподрядчика, то действует общее правило ст. 647 ГК Польши. В случае исполнения обязательства перед субподрядчиком заказчиком он приобретает регрессное право требования к генеральному подрядчику. Учитывая, что ст. 647 ГК Польши диспозитивная и что заказчики в большинстве случаев не заинтересованы брать на себя какую-либо ответственность, в 2012 г. в Польше был создан компенсационный фонд (GDDKiA), из которого субподрядчик может получить оплату выполненной работы, а компенсационный фонд уже взыскивает оплату с генерального подрядчика.
--------------------------------
<71> Klee L. Op. cit. P. 742.

5. Синаллагматический угол

Очевидно, что договор субподряда заключается исключительно с одной целью - чтобы исполнить договор подряда. Это порождает множество вопросов. Что происходит с договором субподряда, если по каким-то причинам договор подряда признается недействительным, прекращается, расторгается по соглашению заказчика и генерального подрядчика ввиду существенного нарушения одной из сторон условий договора или ввиду одностороннего отказа от договора заказчиком или генеральным подрядчиком? Что происходит с договором субподряда, если заказчик заявляет об отказе от договора на основании п. 3 ст. 715 ГК РФ или отказе от исполнения договора на основании ст. 717 ГК РФ? Что происходит с договором субподряда, если обязательство генерального подрядчика прекращается, например, невозможностью исполнения? Ответы на все эти вопросы зависят от того, существует ли между договором подряда и договором субподряда хоть какая-нибудь генетическая связь на уровне каузы договора субподряда или в виде синаллагматической связанности предоставлений.
Особой разновидностью каузы является кауза do ut des ut det ("даю тебе, чтобы ты дал ему <чтобы он дал мне>"). В этом случае появляется особая связь, в которой нет прямой встречности, но в то же время есть возмездность. Формула п. 1 ст. 328 ГК РФ в этом случае выполняется, так как исполнение обязательства одной стороной обусловливается исполнением своего обязательства другой стороной, но в пользу третьего лица. Возникает синаллагматический угол, в котором каждая из сторон исполняет обязательство, но не по отношению друг к другу. Хорошим примером синаллагматического угла является договор целевого займа (кредита), в котором заемщик просит заимодавца перечислить денежные средства продавцу товара, продавец передает товар заемщику, а заемщик возвращает сумму займа заимодавцу. Или аналогичную ситуацию можно увидеть в договоре выкупного лизинга, где лизингодатель оплачивает товар, продавец передает товар лизингополучателю, а лизингополучатель возвращает денежные средства лизингодателю.
Из дискурса ст. 180 ГК РФ (последствия недействительности части сделки) известно, что сделки иногда могут образовывать единство, при котором недействительность одной сделки будет влечь за собой прекращение другого договора <72>. Кроме того, российский правопорядок прямо признает, что сделки могут быть взаимосвязанными. Например, в соответствии со ст. 78 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" и ст. 46 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" крупными сделками также могут признаваться и взаимосвязанные сделки. Проявление взаимосвязанности может быть различным (единство предмета, цели, сторон, времени совершения и т.д.).
--------------------------------
<72> См.: Новицкая А.А. Последствия недействительности части сделки // Сделки, представительство, исковая давность: Сборник работ выпускников Российской школы частного права при Исследовательском центре частного права имени С.С. Алексеева при Президенте Российской Федерации / Сост. и отв. ред. А.В. Егоров. М.: ИЦЧП им С.С. Алексеева при Президенте РФ, 2017. С. 471 - 481.

В случае с договором субподряда тоже можно было бы увидеть наличие синаллагматического угла: генеральный подрядчик исполняет свое обязательство перед субподрядчиком, чтобы субподрядчик совершил предоставление заказчику. В этом случае синаллагматическая связанность двух обязательств привела бы к тому, что прекращение обязательства генерального подрядчика перед заказчиком по любому основанию неминуемо давало бы право генеральному подрядчику в какой-либо форме (расторжение договора, отказ от договора, автоматическое прекращение обязательства, возражение против иска) возможность прекратить свое обязательство перед субподрядчиком. Но этого не происходит.
Расторжение заказчиком договора с генеральным подрядчиком в силу ст. 706 ГК РФ не является основанием для отказа последнего от оплаты выполненных субподрядчиком работ <73>. Интересно судебное дело, которое было рассмотрено в Канаде (Smith and Montgomery v. Johnson Bros. [1954] 1 DLR 392). В этом деле в договоре подряда было предусмотрено условие, что инженер имеет право без указания причин приостановить работы генерального подрядчика. В договоре же субподряда такого условия о возможности приостановления выполнения работ субподрядчика генеральным подрядчиком не было. Инженер воспользовался своим правом и приостановил выполнение работ генерального подрядчика. Субподрядчик же подал иск к генеральному подрядчику, и ввиду невозможности выполнения работ суд привлек генерального подрядчика к ответственности в пользу субподрядчика. Из данных дел видно, что отпадение причины заключения договора субподряда (недействительность, расторжение, прекращение договора подряда) не влияет на само существование договора субподряда и на обязательство субподрядчика.
--------------------------------
<73> Определение ВАС РФ от 31 октября 2007 г. N 13120/07 по делу N А40-49206/06-15-381.

Синаллагматический угол может связать сделки только в силу прямого указания на это нормы права <74>. По общему правилу сделки являются самостоятельными и их существование не зависит друг от друга, что и происходит в случае с договорами генерального подряда и субподряда. Отсутствие синаллагматической связи в случае ст. 706 ГК РФ может быть объяснено тем, что российский правопорядок, как и многие другие правопорядки, не видит разницы в структуре правоотношений между двумя ситуациями: когда подрядчик заключает договор на поставку материалов с поставщиком и когда подрядчик заключает договор на выполнение работ с субподрядчиком.
--------------------------------
<74> Подробнее о синаллагматическом угле см.: Gernhuber J. Das Schuldverhaltnis: Begrundung und Anderung, Pflichten und Strukturen, Drittwirkungen. J.C.B. Mohr (Paul Siebeck), 1989. S. 669 - 746.

В германском праве положение субподрядчика если не отождествляется, то по крайней мере сравнивается с положением поставщика материалов (ср. пояснения к ст. 440 проекта Гражданского уложения Российской империи) <75>. Подрядчик несет перед заказчиком ответственность за действия своего поставщика по правилам § 278 ГГУ точно так же, как генеральный подрядчик отвечает за действия субподрядчика (ср. ответственность за действия субподрядчика и поставщика материала по правилам ст. 403 ГК РФ). FIDIC также исходит из того, что поставщик материала по сути является субподрядчиком <76>. Как прекращение договора подряда не влияет на юридическую судьбу договора поставки материала, так и прекращение договора генерального подряда не влияет на юридическую судьбу договора субподряда, если субподрядчик и генеральный подрядчик не предусмотрели в договоре субподряда иное.
--------------------------------
<75> Munchener Kommentar zum Burgerlichen Gesetzbuch. Bd. 2: Schuldrecht, Allgemeiner Teil, §§ 241 - 432 / Hrsg. von W. Kruger. 6. Aufl. C.H. Beck, 2012. S. 843 - 844; см. также: Гражданское уложение. Кн. 5: Обязательства: Проект Высочайше учрежденной Редакционной комиссии по составлению Гражданского уложения. Т. 2: Ст. 277 - 504. С объяснениями. СПб.: Тип. Правительствующего Сената, 1899. С. 378 - 379; Законы гражданские с разъяснениями Правительствующего Сената и комментарии русских юристов. Кн. 4 / Сост. И.М. Тютрюмов. М.: Статут, 2004. С. 305 - 312.
<76> См.: Baker E., Mellors B., Chalmers S., Lavers A. Op. cit. P. 130.

Отказ германского правопорядка от признания синаллагматической связанности договора генерального подряда и договора субподряда, как объясняет И. Гернхубер, обусловлен особой функцией договора субподряда, когда воля заказчика направлена на перераспределение риска невыполнения работы, а не на его распределение. Для заказчика выгодно, чтобы риск лежал не на множестве не связанных с ним лиц (субподрядчиках), а на одном лице (генеральном подрядчике). В основе правила п. 3 ст. 706 ГК РФ лежит экономический интерес заказчика в назначении ответственного лица.
Таким образом, российский правопорядок последовательно исходит из того, что между договором подряда и договором субподряда нет никакой связи, отказывая договору субподряда даже в генетической связи с договором подряда на уровне каузы (синаллагмы). Эти договоры существуют отдельно друг от друга. Недействительность, прекращение или расторжение договора подряда никак не влияет на существование договора субподряда. Чаще всего такая позиция российского правопорядка не приводит к возникновению абсурдных ситуаций, однако в ряде ситуаций такой подход все-таки нельзя будет признать правильным и генетическая связанность двух договоров все равно проявит себя. Это обусловливает множество правил стандартных форм договоров и норм права зарубежных стран, императивно требующих согласования условий договора субподряда с условиями договора генерального подряда.

6. Ответственность генерального подрядчика

Ответственность генерального подрядчика за действия или бездействие субподрядчика всегда носит договорный характер. Генеральный подрядчик не несет ответственности за деликты, совершенные субподрядчиком. В тексте ст. 706 ГК РФ многократно указывается на то, что генеральный подрядчик связывает себя действиями и бездействием субподрядчика, которые были осуществлены только в рамках договора. Подрядчик привлекает субподрядчика только к исполнению обязательства из договора (п. 1, 3 ст. 706 ГК РФ). Подрядчик отвечает только за те убытки, которые причинены участием субподрядчика в исполнении договора (п. 2 ст. 706 ГК РФ). Таким образом, текст российского закона настоятельно несколько раз ограничивает ответственность генерального подрядчика только договорными убытками. Если же субподрядчик совершает деликт, то субподрядчик перестает действовать в рамках договора и выходит за его пределы, в связи с чем заказчик приобретает прямое право требования привлечения к деликтной ответственности субподрядчика.
В праве стран общего права также исходят из того, что субподрядчик несет прямую деликтную ответственность перед заказчиком (см., напр.: Junior Books v. Veitchi Co. Ltd. [1983] 1 AC 250, в котором суд признал правомерным прямой иск заказчика к субподрядчику в результате совершения последним деликта по небрежности (tort of negligence)). Аналогичную позицию суд также занял и в деле D & F Estates Ltd. v. Church Commissioners of England [1988] 2 All ER 992. При этом одновременное существование у заказчика двух исков (деликтного к субподрядчику и договорного к генеральному подрядчику) не допускается. Так как участники правоотношения заключали цепочку договоров и выстроили свои договорные правоотношения, правило Hedley Byrne об одновременности существования деликтного и договорного исков не может быть применено (Henderson & Others v. Merrett Syndicates Ltd. & Others [1995] 2 AC 145).
Швейцарское право также исходит из того, что генеральный подрядчик не несет ответственности за совершенные субподрядчиком деликты <77>. Назначение субподрядчика должно быть осознанным и происходить по воле генерального подрядчика (включая ситуации номинации субподрядчика). Генеральный подрядчик может взять на себя договорную ответственность за субподрядчика, но не может взять на себя его деликтную ответственность. Генеральный подрядчик не несет ответственности, если субподрядчик действовал по собственной инициативе за пределами поручения генерального подрядчика. В этом случае заказчик имеет право только на прямой деликтный иск к субподрядчику. Однако в отношении выполнения строительных работ в сфере государственно-частного партнерства в Швейцарии принято заключать горизонтальные соглашения о взаимодействии, которыми устанавливается прямое правоотношение между публичным партнером и субподрядчиком <78>. Соглашения о взаимодействии выполняют координационную функцию, устанавливают обязанность субподрядчика исполнять поручения не только генерального подрядчика, но и заказчика, управляющего проектом, инженера, а также предусматривают условия о качестве выполнения работы субподрядчиком, о сроках, о порядке разрешения споров и многое другое <79>. Целью таких соглашений является установление юридической связи между заказчиком и субподрядчиком.
--------------------------------
<77> См.: Basler Kommentar. Obligationenrecht I: Art. 1 - 529 OR / Hrsg. von H. Honsell, N.P. Vogt, W. Wiegand. 6. Aufl. Helbing Lichtenhahn, 2015. S. 615 - 622.
<78> Klee L. Op. cit. P. 49.
<79> Klee L. Op. cit. P. 50.

Такой же позиции придерживается и германское право, говоря о том, что для применения § 278 BGB необходимо, во-первых, наличие обязательственного правоотношения или подобного ему правоотношения, а во-вторых, наличие воли лица принять на себя ответственность за поведение третьего лица <80>. Данная норма, аналогичная по содержанию ст. 403 ГК РФ, является примером строгого вменения (strenge Zurechnung). Согласно Золотой книге FIDIC ответственность генерального подрядчика является строгой <81>. Генеральный подрядчик не может ссылаться на то, что он не виноват в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства по вине субподрядчика, однако генеральный подрядчик несет ответственность в рамках заключенного с заказчиком договора, а деликтная ответственность за эти рамки выходит. Как указывают германские комментаторы, исходя из принципов повышения риска неисполнения обязательства привлечением третьего лица и принятия риска неисполнения обязательства генеральным подрядчиком на себя, генеральный подрядчик отвечает только за убытки, причиненные в процессе исполнения его поручения субподрядчиком, но не за деликт (например, кражу), на совершение которого генеральный подрядчик поручения не давал. Однако при этом суду надлежит проверить, не нарушил ли генеральный подрядчик свою обязанность по воспрепятствованию совершению деликта, так как эта обязанность возлагается на любого подрядчика вне зависимости от факта заключения договора субподряда. Если же данная обязанность была нарушена, то генеральный подрядчик будет нести ответственность по общим правилам договорной ответственности - не за деликт, а за нарушение своей договорной обязанности <82>.
--------------------------------
<80> См.: Munchener Kommentar zum Burgerlichen Gesetzbuch. Bd. 2: Schuldrecht, Allgemeiner Teil, §§ 241 - 432 / Hrsg. von W. Kruger. S. 832; см. также: Burgerliches Gesetzbuch mit Einfuhrungsgesetz und Nebengesetzen. Bd. 3/2 / Hrsg. von M. Wolf. S. 555.
<81> См.: Baker E., Mellors B., Chalmers S., Lavers A. Op. cit. P. 132.
<82> Burgerliches Gesetzbuch mit Einfuhrungsgesetz und Nebengesetzen. Bd. 3/2 / Hrsg. von M. Wolf. S. 566 - 567.

Позицию исторического законодателя в ст. 706 ГК РФ и английских судов в части предоставления заказчику прямого иска к субподрядчику в случае совершения последним деликта необходимо признать правильной. Именно субподрядчик несет ответственность перед третьими лицами за вред, причиненный этим лицам вследствие выполнения им возложенных на него работ <83>. Основным аргументом против предоставления заказчику прямого иска к субподрядчику в договорных отношениях является ссылка на доктрину privity of contracts, которая в российском праве закреплена в п. 3 ст. 308 ГК РФ, в соответствии с которым обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц). В случае же с деликтным правоотношением применение п. 3 ст. 308 ГК РФ должно иметь обратный эффект: на генерального подрядчика нельзя возложить ответственность за деликт субподрядчика, так как генеральный подрядчик в этом правоотношении не участвует. Кроме того, сама природа деликтного иска как внедоговорного снимает ответственность за деликт субподрядчика с генерального подрядчика, который действует на основании договора. Для внедоговорного иска безразлично наличие каких-либо договорных условий.
--------------------------------
<83> Постановление 9-го ААС от 2 апреля 2014 г. N 09АП-6890/2014 по делу N А40-110708/13.

Учитывая то, что состояние просрочки также связано и с несением риска случайной гибели результата работы, было бы несправедливо возлагать этот риск на заказчика в рамках договора подряда, так как подрядчик хотя бы и косвенно, но причастен к совершению субподрядчиком деликта (предоставил доступ к объекту или строительной площадке, передал материал, дал поручение и нарушил обязанность по надзору за действиями субподрядчика). В связи с этим договорные последствия от деликта субподрядчика должен нести генеральный подрядчик.
При совершении субподрядчиком деликта генеральный подрядчик, несмотря на то, что не несет ответственности за деликт субподрядчика, все равно оказывается в просрочке. Применение положений о просрочке характерно только для договорных правоотношений, так как во внедоговорных правоотношениях просрочка наступает моментально. В рамках договорных правоотношений генеральный подрядчик оказывается связанным последствиями совершения деликта выбранным им субподрядчиком. В связи с этим генеральный подрядчик может быть привлечен к договорной ответственности ввиду просрочки, вызванной деликтом субподрядчика. Однако деликтную ответственность будет нести субподрядчик.

7. Порядок оплаты

В соответствии с правовой позицией Президиума ВАС РФ, изложенной в п. 9 информационного письма от 24 января 2000 г. N 51 "Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда", расчеты субподрядчика непосредственно с заказчиком могут производиться в случае, когда между ними с согласия генерального подрядчика заключен договор на выполнение отдельных работ (п. 4 ст. 706 ГК РФ) либо в договорах генерального подряда и субподряда стороны предусмотрели, что расчеты за выполненные работы субподрядчик производит непосредственно с заказчиком, минуя генерального подрядчика. Из системного толкования п. 4 ст. 706, п. 2 ст. 391 и п. 1 ст. 310 ГК РФ следует, что воля кредитора, направленная на отказ от требования и замену должника, должна быть выражена прямо и недвусмысленно <84>.
--------------------------------
<84> Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 17 апреля 2018 по делу N 307-ЭС17-19861, А56-40013/2016.

В зарубежной практике распространено использование оговорки pay-when-paid, которая является следствием включения в договор субподряда оговорки back-to-back <85>. Срок оплаты выполненных субподрядчиком работ по договору субподряда не может зависеть от исполнения заказчиком своих обязательств перед подрядчиком по договору подряда <86>. Факт получения либо неполучения финансирования от третьего лица, не являющегося стороной договора субподряда, не освобождает подрядчика от оплаты надлежащим образом выполненных истцом и принятых ответчиком работ <87>. По смыслу приведенной правовой нормы никаких обязательственных отношений с субподрядчиком, привлеченным генеральным подрядчиком для выполнения отдельных видов работ на объекте, у заказчика не возникает. Исполнение сторонами своих обязательств по договору субподряда не может быть поставлено в зависимость от принятия работ заказчиком <88>. Поэтому положения договора о производстве оплаты только после подписания актов заказчиком применению не подлежат, поскольку исполнение генеральным подрядчиком своих обязательств по договору не может быть поставлено в зависимость от исполнения обязательств третьим лицом, не являющимся субъектом спорного гражданско-правового отношения <89>.
--------------------------------
<85> Klee L. Op. cit. P. 47.
<86> Постановление ФАС Московского округа от 27 октября 2011 г. по делу N А40-21234/11-132-119.
<87> Постановление 8-го ААС от 9 февраля 2016 г. N 08АП-15288/2015 по делу N А70-10059/2015.
<88> Постановление 8-го ААС от 16 декабря 2019 г. N 08АП-13206/2019 по делу N А46-17529/2018.
<89> Постановление 8-го ААС от 27 апреля 2016 г. N 08АП-3006/2016 по делу N А46-14694/2015.

Обязательность исполнения условий договора субподряда не зависит от исполнения либо неисполнения основного (генерального) подрядного договора. Генеральный подрядчик в своих расчетах с субподрядчиками не вправе ссылаться на отсутствие у него финансовых средств для погашения задолженности перед ними из-за непоступления денег от заказчика <90>. Лицо, недобросовестно исполнившее свои обязательства по договору, не может быть поставлено в равное положение с добросовестным исполнителем. На субподрядчика не могут быть возложены негативные последствия недобросовестного поведения контрагента. При таких обстоятельствах, когда все разумные сроки ожидания оплаты субподрядчиком от генерального подрядчика истекли, срок оплаты наступил, иной подход фактически означает признание договора подряда безвозмездным, поскольку генеральный подрядчик смог бы отказываться производить оплату в течение неопределенного времени. Такая позиция ответчика в условиях длительной неоплаты работ (в нарушение обычной договорной практики по подряду) не соответствует принципу разумности и добросовестности и, по сути, является злоупотреблением правом. Таким образом, неполучение оплаты от заказчика не является основанием для освобождения генерального подрядчика от выполнения гражданско-правовой обязанности перед субподрядчиком по оплате выполненных работ <91>.
--------------------------------
<90> Постановление 21-го ААС от 11 декабря 2018 г. N 21АП-2128/2018 по делу N А83-15735/2017.
<91> Постановление 12-го ААС от 15 марта 2019 г. N 12АП-17664/2018 по делу N А57-7869/2018.

В силу п. 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 24 января 2000 г. N 51 "Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда" оплата генеральным подрядчиком выполненных субподрядчиком работ должна производиться независимо от оплаты работ заказчиком генеральному подрядчику. В силу положений ст. 307, 702, 711, 746 ГК РФ оплата работ является безусловной встречной обязанностью заказчика, не зависящей от фактического наличия у покупателя денежных средств, либо от источника поступления денежных средств к покупателю <92>. Оплата при условии поступления денег от заказчика не относится к событиям, которые должны неизбежно наступить. При этом условие договора об оплате результата работ после получения положительного заключения экспертизы также не может считаться условием о сроке наступления обязательства, поскольку не отвечает признакам события, которое должно неизбежно наступить <93>.
--------------------------------
<92> Постановление 19-го ААС от 14 апреля 2016 г. N 19АП-3880/2015 по делу N А48-458/2015.
<93> Постановление 9-го ААС от 27 января 2020 г. N 09АП-77955/2019 по делу N А40-222806/2019.

Исполнение генеральным подрядчиком своих обязательств по договору не может быть поставлено в зависимость от исполнения обязательств третьим лицом, не являющимся субъектом спорного правоотношения <94>. Факт получения либо неполучения денежных средств от третьего лица, не являющегося стороной спорного договора, не освобождает ответчика от обязанности по оплате надлежащим образом выполненных истцом и принятых ответчиком работ <95>. Аналогичную позицию также занимают суды стран общего права при разграничении условий pay-if-paid и pay-when-paid, согласно которым стороны договора субподряда могут установить только срок оплаты, но не поставить оплату выполнения работы субподрядчика под условие получения генеральным подрядчиком оплаты от заказчика <96>. Разделом 113 Housing Grants, Construction and Regeneration Act 1996 (Англия) условные платежи запрещены. Данное положение подтверждено английской судебной практикой (Midland Expressway Ltd. v. Carillion Construction Ltd. and Others (No. 2) [2005] EWHC 2963, TCC).
--------------------------------
<94> Постановление 6-го ААС от 6 июня 2018 г. N 06АП-1968/2018 по делу N А80-416/2017.
<95> Постановление 11-го ААС от 3 сентября 2015 г. N 11АП-10908/2015 по делу N А65-379/2015.
<96> Smith & Smith Glass Ltd. v. Winston Architectural Cladding Systems Ltd. [1992] 2 NZ LR 4733; Thomas J. Dyer Co. Ltd. v Bishop International Engineering Co., 303F.2d 655 (1962).

Верховный Суд РФ исходит из того, что условие договора субподряда о том, что срок оплаты выполненных субподрядчиком строительных работ исчисляется с момента сдачи генеральным подрядчиком результата этих работ заказчику или с момента получения генеральным подрядчиком оплаты от заказчика, является допустимым <97>. Однако в понимании ВС РФ речь должна идти не об условии по смыслу ст. 157 ГК РФ, а о сроке, который должен быть ограничен сторонами договора или должен быть разумным <98>. Неисполнение генеральным подрядчиком обязательства по оплате выполненных субподрядчиком работ в разумный срок даже при наличии обусловленности исполнения обязательства действиями заказчика приведет к возникновению просрочки генерального подрядчика на основании п. 23 Постановления Пленума ВС РФ от 22 ноября 2016 г. N 54 "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении".
--------------------------------
<97> Вопрос 2 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2017) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26 апреля 2017 г.).
<98> Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 28 мая 2020 г. N 305-ЭС19-26475 по делу N А40-177112/2018.

Ссылка на положения ст. 327.1 ГК РФ не изменяет общего сложившегося в судебной практике подхода о том, что обязанность по оплате работ не может безгранично обусловливаться исполнением денежного обязательства заказчиком в пользу генерального подрядчика <99>. Вместе с тем следует учитывать как разумные ожидания стороны договора, чье право на получение оплаты ставится под определенное условие, так и возможность фактической реализации и защиты соответствующего права. В данном случае по прошествии разумного срока наступления определенного сторонами условия субподрядчик вправе требовать оплаты по договору вне зависимости от фактического его наступления <100>. Ссылка на применение ст. 157 ГК РФ неправомерна, так как речь идет о сроках исполнения обязательства оплатить полученный результат по сделке, а не о совершении ее под отлагательным условием. В ином случае совершение такой сделки противоречит принципам возмездности гражданско-правовых договоров <101>. Согласование сторонами условия об окончательном расчете за работы после поступления денежных средств от заказчика не исключает обязанности исполнителя (подрядчика) произвести оплату фактически выполненных субподрядчиком работ.
--------------------------------
<99> Постановление 11-го ААС от 20 февраля 2020 г. N 11АП-483/2020 по делу N А55-25851/2019.
<100> Постановление 15-го ААС от 24 февраля 2020 г. N 15АП-1250/2020 по делу N А32-47473/2019.
<101> Постановление 6-го ААС от 3 февраля 2016 г. N 06АП-6485/2015 по делу N А73-11060/2015.

При отсутствии доказательств трехстороннего соглашения об изменении условий договора о порядке оплаты работ договор субподряда не создает для заказчика обязательств по оплате денежных средств в счет стоимости выполненных работ <102>. Ненадлежащее исполнение обязательств заказчиком не приостанавливает исполнения обязательств генерального подрядчика перед субподрядчиком, вытекающих из договора субподряда <103>.
--------------------------------
<102> Определение ВС РФ от 22 декабря 2017 г. N 301-ЭС17-16413 по делу N А29-11823/2016.
<103> Постановление АС Московского округа от 24 ноября 2014 г. N Ф05-11759/2014 по делу N А40-34716/14-26-268.

Перечисление заказчиком авансовых платежей с назначением платежа "за генерального подрядчика" свидетельствует о возложении на него исполнения обязательств генерального подрядчика перед субподрядчиком как на третье лицо (ст. 313 ГК РФ), т.е. у субподрядчика отсутствует право требования к заказчику, он может обратиться с требованием только к контрагенту по договору генподряда <104>. Сами по себе оказание услуг субподрядной организацией и оплата соответствующих услуг генеральным подрядчиком не порождают для заказчика обязательств по оплате таких услуг при отсутствии факта их приемки заказчиком <105>. В соответствии с нормами гражданского законодательства обязательственные правоотношения между коммерческими организациями основываются на принципах возмездности и эквивалентности обмениваемых материальных объектов и недопустимости неосновательного обогащения. Поэтому обязанность оплаты полученных юридическим лицом результатов работ зависит от самого факта их принятия этим лицом <106>. Выполненные генеральным подрядчиком работы, в том числе с привлечением субподрядчиков, генеральный подрядчик обязан сдать заказчику от своего имени <107>. Расчеты субподрядчика непосредственно с заказчиком могут производиться в случае, когда в договорах генподряда и субподряда стороны предусмотрели, что расчеты за выполненные работы субподрядчик производит непосредственно с заказчиком, минуя подрядчика <108>.
--------------------------------
<104> Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 17 апреля 2018 г. по делу N 307-ЭС17-19861, А56-40013/2016.
<105> Постановление АС Московского округа от 13 июля 2018 г. N Ф05-10267/2018 по делу N А41-83179/2017.
<106> Постановление ФАС Поволжского округа от 24 октября 2012 г. по делу N А06-1242/2012.
<107> Постановление 8-го ААС от 4 мая 2011 г. по делу N А75-5542/2010.
<108> Постановление АС Московского округа от 22 мая 2019 г. N Ф05-16696/2016 по делу N А40-77319/2016.

8. Принцип back-to-back

Разработка общих принципов и правил субдоговоров стала затруднительной как для российского, так и для зарубежных правопорядков. В связи с этим ГК РФ не содержит общих положений о субдоговорах, а, напротив, предусматривает регулирование положений о субдоговорах только некоторых договорных типов (субподряд, субаренда, субкомиссия и др.). Также обращает на себя внимание и то, что долгое время не существовало стандартной формы договора субподряда, в то время как в странах общего права выработано множество стандартных форм договоров с инженером, организатором проекта, архитектором, а также множество различных видов договоров подряда (Золотая, Серебряная, Желтая, Красная и т.д. книги FIDIC).
В российском праве однозначно исходят из того, что между договором субподряда и договором генерального подряда нет никакой связи. Это влечет за собой множество вопросов в части формирования и толкования условий договора субподряда. Может ли предмет договора субподряда быть шире, чем предмет договора генерального подряда? Должен ли субподрядчик при исполнении своего обязательства ориентироваться на содержание договора генерального подряда (например, на условия о качестве работы, о цели выполнения работы, об интересах заказчика по договору генерального подряда)? Можно ли при толковании условий договора субподряда учитывать содержание договора генерального подряда? Может ли срок договоров субподряда и генерального подряда различаться? И многие другие.
В сложных проектах, в которых заключаются многостраничные договоры подряда, вызывает сложности согласование условий договора субподряда с условиями договора генерального подряда. В международной практике эту проблему принято решать тремя способами: 1) скрупулезное согласование каждого условия договора субподряда; 2) использование стандартных форм договора субподряда (например, форма договора субподряда FIDIC); 3) использование "сокращающей оговорки" back-to-back. Последний способ является наиболее распространенным в зарубежной договорной практике <109>. Однако на практике включение оговорки о выполнении работы субподрядчиком на условиях договора генерального подряда оборачивается множеством споров, так как не все положения договора генерального подряда легко могут быть применены к отношениям генерального подрядчика и субподрядчика.
--------------------------------
<109> Klee L. Op. cit. P. 46.

С точки зрения содержания договора субподряда странами общего права был выработан принцип back-to-back (принцип зеркальности), основной целью которого является перераспределение некоторых рисков, которые несет генеральный подрядчик, на субподрядчиков <110>. Генеральному подрядчику и субподрядчику рекомендовано составлять договор субподряда зеркально договору генерального подряда. Это не означает, что текст договора генерального подряда дублируется в договоре субподряда. Зеркальность рассматривается с точки зрения правоотношений из договора генерального подряда и договора субподряда. Поведение субподрядчика должно быть направлено на достижение цели договора генерального подряда. В связи с этим то, что происходит с обязательством генерального подрядчика, отражается и на обязательстве субподрядчика. Применение принципа back-to-back обусловлено идеей возникновения цепной ответственности (chain liability): генеральный подрядчик несет ответственность перед заказчиком, но получает право требования к субподрядчику.
--------------------------------
<110> Ibid. P. 537.

В случае несоблюдения принципа back-to-back стороны несут риски, связанные с нарушением принципа зеркальности. Например, в деле Chandler Bros. Ltd. v. Boswell [1936] 3 All ER 179 в договоре генерального подряда было предусмотрено право инженера на удаление со строительной площадки любого субподрядчика, а в договоре субподряда такого условия не было. Вместо этого в договоре субподряда было предусмотрено условие о том, что субподрядчик выполняет работу на условиях договора генерального подряда. Инженер удалил со строительной площадки субподрядчика, а суд допустил в этом случае взыскание с генерального подрядчика причиненных решением инженера убытков. В случае с изменением условий договора генерального подряда суд также применил принцип back-to-back, однако указал, что его применение возможно только после проведения анализа соотношения договора генерального подряда и договора субподряда (Hansen and Yuncken (SA) Pty Ltd. v. Chadmax Plastics Pty Ltd. (1985) BCLR 52). Увеличение предмета договора генерального подряда (дополнительные работы) не всегда повлечет за собой увеличение предмета договора субподряда. Необходимо учитывать, какой объем работы от общего объема генерального подряда выполняет субподрядчик. Если объем работы генерального подрядчика увеличился, это еще не означает, что объем работы субподрядчика должен увеличиться в том же объеме. В случае с восполнением пробелов суды общего права также часто исходят из того, что условия договора генерального подряда можно использовать для восполнения пробелов в условиях договора субподряда (Codelfa Construction Pty Ltd. v. State Rail Authority of NSW (1982) 56 ALJR 459; BP Refinery Pty Ltd. v. Hastings Shire Council (1977) 52 ALJR 20). Однако необходимо отметить, что далеко не во всех случаях суды применяют принцип back-to-back и вопрос о его применении в большинстве случаев зависит от конкретных обстоятельств дела.
Применение принципа back-to-back имеет ряд последствий. Субподрядчик обязан учитывать интересы генерального подрядчика по исполнению обязательства в той степени, в которой субподрядчик был о них осведомлен. Субподрядчик должен возместить генеральному подрядчику любые убытки, которые понесет заказчик по договору генерального подряда ввиду нарушения обязательства субподрядчиком. Субподрядчик должен выполнить работу в рамках срока договора генерального подряда и не имеет права на продление срока. Субподрядчик должен выполнить работу и нести издержки в пределах цены договора генерального подряда. Право требования получения оплаты у субподрядчика возникает, когда генеральный подрядчик получает оплату по договору от заказчика. Генеральный подрядчик не обязан платить субподрядчику денежные средства за дополнительные работы, сумма которых превышает размер того, что генеральный подрядчик может потребовать от заказчика по договору генерального подряда. Решения по спору заказчика и генерального подрядчика, основывающиеся на договоре генерального подряда, но связанные с договором субподряда, обязательны не только для генерального подрядчика, но и для субподрядчика. Прекращение договора генерального подряда повлечет за собой и прекращение договора субподряда. Если субподрядчик был ознакомлен с условиями договора генерального подряда, то суд может подразумевать то, что субподрядчик при заключении договора субподряда выразил свое согласие на организацию своей работы так, чтобы были выполнены условия договора генерального подряда (Martin Grant & Co. Ltd. v. Sir Lindsay Parkinson & Co. Ltd. (1984) 29 BLR 31). Действие оговорки возможно и в обратном направлении. Например, если в договор субподряда включена оговорка back-to-back, а также условие о выплате заказчиком генеральному подрядчику вознаграждения за досрочное выполнение работы, то субподрядчик, выполнивший свою часть работы досрочно, сможет претендовать на пропорциональную объему работы часть этого бонуса.
Вместе с тем оговорка back-to-back крайне редко распространяется на арбитражные оговорки. По общему правилу международная практика исходит из того, что споры, вытекающие из договора генерального подряда и договора субподряда, могут рассматриваться в разных судах и не связаны друг с другом. Однако есть и исключения из общего правила. Например, в соответствии с п. 18(2) стандартной формы договора субподряда FCEC, если спор, вытекающий из договора генерального подряда, связан со спором, вытекающим из договора субподряда, то генеральный подрядчик может потребовать рассмотрения спора из договора субподряда в соответствии с арбитражной оговоркой, согласованной в рамках отношений из договора генерального подряда. В этом случае решение, вынесенное арбитром, связывает и субподрядчика тоже.
В российской судебной практике не так часто можно встретить рассуждение суда о том, в какой мере условия договора генерального подряда влияют на ответственность субподрядчика. Тем не менее в качестве примера такого рассуждения можно привести дело, в котором суд решил вопрос о том, может ли генеральный подрядчик взыскать двойную неустойку с субподрядчика: неустойку, предусмотренную договором генерального подряда, которую генеральный подрядчик выплатил заказчику, и неустойку, предусмотренную договором субподряда. По смыслу п. 3 ст. 706 ГК РФ неисполнение обязательства между сторонами договора генерального подряда не является основанием для изменения имущественных прав сторон последующих уровней договоров субподряда. Генеральный подрядчик, не получивший оплату от генерального заказчика и затем в свою очередь не перечисливший оплату субподрядчику, несет собственную имущественную ответственность перед субподрядчиком за просрочку в оплате (в виде договорной неустойки за просрочку в оплате или процентов за пользование чужими денежными средствами) и не вправе перекладывать свою имущественную ответственность перед субподрядчиком на генерального заказчика, но вправе предъявить требования о применении к генеральному заказчику мер ответственности, предусмотренных договором генерального подряда. Точно так же и субподрядчик, не выполнивший в срок обязательство перед генеральным подрядчиком, должен нести только ту ответственность, которая предусмотрена договором субподряда (в виде договорной неустойки за просрочку в работе); генеральный подрядчик, не выполнивший в срок обязательство перед генеральным заказчиком и понесший за это ответственность, которая предусмотрена договором генерального подряда (в виде договорной неустойки за просрочку в работе), не вправе перекладывать ее на субподрядчика. В противном случае получается, что генеральный подрядчик, нарушивший договорное обязательство перед генеральным заказчиком по выполнению работы в установленный срок и уплативший за данное свое нарушение генеральному заказчику договорную неустойку, т.е. понесший имущественные потери, а затем получивший возмещение данной уплаченной неустойки за счет имущества субподрядчика, в итоге не несет никакой имущественной ответственности, т.е. уплаченное генеральному заказчику полностью возмещает (компенсирует) за счет субподрядчика. Тогда как субподрядчик несет по сути двойную ответственность в виде уплаты генеральному подрядчику предусмотренной договором субподряда неустойки за просрочку в работе, а потом еще и в виде компенсации генеральному подрядчику предусмотренной договором генерального подряда неустойки за просрочку в работе, допущенную генеральным подрядчиком <111>.
--------------------------------
<111> Постановление 9-го ААС от 6 сентября 2016 г. N 09АП-38435/2016 по делу N А40-10802/16.

Приведенное дело интересно тем, что суд не просто исходил из самостоятельности двух договоров и независимости условий о неустойке, а попытался дать экономическую оценку сложившейся ситуации, когда на субподрядчика возлагается по сути двойная ответственность в виде двух неустоек (одна как убытки вследствие выплаты неустойки заказчику, а другая как обычная договорная неустойка по договору).
Представляется, что подход последовательного расщепления правоотношений из договора генерального подряда и договора субподряда во всех случаях и без каких-либо оговорок не совсем верен. Во многих случаях субподрядчик знает, что выполняет работу фактически не для генерального подрядчика, а для заказчика. Часто субподрядчик знает об условиях договора генерального подряда, а в договоре субподряда указывают реквизиты конкретного договора генерального подряда. Если исходить из того, что эти два договора не имеют никакой связи, тогда выделение категорий "генеральный подрядчик" и "субподрядчик" является излишним, а есть просто два не зависящих друг от друга договора подряда. Формальное следование идее абсолютной самостоятельности правоотношений не направлено на достижение баланса интересов и порождает курьезные ситуации, когда субподрядчик выполняет работу, которая уже не нужна ни заказчику, ни генеральному подрядчику. Кроме того, полное разграничение правоотношений позволяет недобросовестным субподрядчикам выполнять работу не для достижения общей цели сторон договора, а ради того, чтобы хоть что-то выполнить и получить за это плату. При рассмотрении дела целесообразно устанавливать фактические обстоятельства дела в части осведомленности субподрядчика об условиях договора генерального подряда и допускать в отдельных случаях применение принципа зеркальности в виде исключения из общего правила п. 3 ст. 706 ГК РФ.

9. Culpa in eligendo

Ответственность генерального подрядчика за поведение субподрядчика представляет собой особой вид ответственности, который получил название culpa in eligendo, или в терминологии ст. 403 ГК РФ "ответственность должника, за действия третьих лиц". Генеральный подрядчик, который привлек к исполнению обязательства субподрядчика, отвечает перед заказчиком, как если бы субподрядчик не привлекался (п. 26.1 NEC3 2013).
Как указывают М.И. Брагинский и В.В. Витрянский, ответственность по ст. 403 ГК РФ не является ответственностью за culpa in eligendo (ответственность за выбор), что не мешает ей быть повышенной <112>. С данной позицией следует согласиться. Генеральный подрядчик действительно не может сослаться на то, что выбор кандидатуры субподрядчика был обоснованным, а надзор - надлежащим. Спору о природе этой ответственности (ответственность за свое поведение или за поведение третьего лица) больше тысячи лет.
--------------------------------
<112> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: общие положения. 4-е изд. М.: Статут, 2020. С. 379.

Спор о природе ответственности по ст. 403 ГК РФ не схоластический. От определения того, отвечает ли генеральный подрядчик за свою вину или за вину субподрядчика, зависит, может ли генеральный подрядчик, который со своей стороны сделал все возможное, чтобы субподрядчик надлежащим образом исполнил обязательство, сослаться на отсутствие своей вины. Примеры ответственности за действия третьих лиц из римского права (ноксальная ответственность домовладыки за действия подвластных рабов и детей; квазиделиктная ответственность собственника гостиницы за выброшенное гостем из окна) не имеют для рассмотрения ст. 706 ГК РФ никакого значения, так как критерием ответственности была личная связь отвечающего с виновником события. Напротив, ошибка, допущенная средневековыми схоластами, взявшими за основу концепцию греха как строго личной ответственности за свое поведение, до сих пор встречается в современном праве <113>.
--------------------------------
<113> См.: Historisch-kritischer Kommentar zum BGB. Bd. 2: Schuldrecht, Allgemeiner Teil. 1. Teilband: §§ 241 - 432 / Hrsg. von R. Zimmermann. Mohr Siebeck, 2007. § 278. S. 1084 - 1091, 1097 - 1098, 1104 - 1106, 1110 - 1111, 1113 - 1114, 1128 - 1132, 1139 - 1144, 1164 - 1171.

Согласно принципу, выдвинутому средневековыми схоластами, никто не может отвечать за третьих лиц без собственной вины (Ohne eigene Schuld haftet man fur Dritte nie). Это побудило юристов схоластики и гуманизма найти у генерального подрядчика обязанность, которую он сам нарушил, если по вине субподрядчика договор генерального подряда не был исполнен или был исполнен ненадлежащим образом. Таким спасательным кругом стала обязанность по осмотрительному выбору субподрядчика и осуществлению надзора за ним. Генеральный подрядчик отвечал за то, что сделал плохой выбор, и за то, что не осуществил надлежащий надзор за работой субподрядчика. И за это заказчик предъявлял к генеральному подрядчику особый иск - actio de effusis vel deiectis (видимо, по аналогии).
Такое понимание природы ответственности генерального подрядчика оказало сильнейшее влияние на юристов последующих эпох, включая пандектистов ("Тот плохо исполнил, кто плохо выбрал" <114>). "В пандектной теории существует мнение, усвоенное тоже некоторыми германскими законодательствами, что если из договора или существа данного обязательства видно, что должнику предоставлялось употребить посторонних лиц для его исполнения, то он ответствует только тогда, когда избрал ненадлежащих исполнителей (culpa in eligendo). <...> Третье лицо в приведенном случае становится в одно и то же время верителем как по отношению к виновнику вреда, так и по отношению к хозяину, так что в случае ограничения ответственности хозяина оно имеет возможность отыскать вознаграждение с непосредственного виновника" <115>.
--------------------------------
<114> См.: Ibid. S. 1129.
<115> Гражданское уложение. Кн. 5: Обязательства: Проект Высочайше учрежденной Редакционной комиссии по составлению Гражданского уложения. Т. 1: Ст. 1 - 276. С объяснениями. СПб.: Тип. Правительствующего Сената, 1899. С. 257.

На протяжении долгого периода времени считалось, что генеральный подрядчик может быть привлечен к ответственности только при наличии вины. Если же его вины в неисполнении субподрядчиком договора нет, то и ответственности генерального подрядчика тоже нет. Отголоски этой концепции до сих пор упоминаются в современной германской доктрине, когда говорят об ответственности генерального подрядчика за плохой выбор и за нерадивый надзор. Господствующей эта концепция в разных вариациях была до конца XIX в.
На смену концепции вины генерального подрядчика после опубликования первого проекта ГГУ пришла концепция вменения, которая сейчас воспринята германским правом. Ответственность генерального подрядчика наступает не за нарушение им какой-либо обязанности, а за наступление факта, ответственность за который генеральный подрядчик взял на себя добровольно ("Тот плохо исполнил, кто получил выгоду от привлечения субподрядчика" (Виргилий: Qui habet commode, ferre debet onera ("Кто имеет выгоду, тот должен нести бремя")) <116>). Привлекая к исполнению своего обязательства субподрядчика, генеральный подрядчик дает заказчику гарантию, что обязательство будет исполнено субподрядчиком, как если бы его исполнял сам генеральный подрядчик, а если субподрядчик не исполнит обязательство, то генеральный подрядчик будет отвечать за поведение субподрядчика как за свое собственное. Таким образом, при привлечении субподрядчика между генеральным подрядчиком и заказчиком возникает гарантийное правоотношение, при котором генеральный подрядчик отвечает за наступление факта исполнения договора третьим лицом.
--------------------------------
<116> См.: Historisch-kritischer Kommentar zum BGB. Bd. 2: Schuldrecht, Allgemeiner Teil. 1. Teilband: §§ 241 - 432 / Hrsg. von R. Zimmermann. § 278. S. 1131.

Обоснование через существование гарантийного обязательства между заказчиком и генеральным подрядчиком закреплено в Мотивах к ГГУ <117>. Концепция вменения воспринята также и швейцарским правом, которое исходит из того, что генеральный подрядчик несет ответственность перед заказчиком без учета собственной вины в неисполнении субподрядчиком обязательства <118>.
--------------------------------
<117> См.: Mugdan B. Die Gesamten Materialien zum burgerlichen Gesetzbuch fur das Deutsche Reich. Bd. 2: Recht der Schuldverhaltnisse. Scientia, 1979. S. 16.
<118> См.: Basler Kommentar. Obligationenrecht I: Art. 1 - 529 OR / Hrsg. von H. Honsell, N.P. Vogt, W. Wiegand. S. 615 - 622.

Концепция вменения имеет ряд утилитарных преимуществ. Во-первых, это снятие бремени доказывания с заказчика, учитывая, что заказчик может и не знать, кто из субподрядчиков выполнял ту или иную работу. Без вменения заказчик вынужден был бы искать виновного, вникать в отношения генерального подрядчика и субподрядчика, опровергать доводы генерального подрядчика о том, что субподрядчик выбран обоснованно и надзор был надлежащим. Бремя должно быть возложено на того, кто получил выгоду от привлечения субподрядчика, а это явно не заказчик. Во-вторых, концепция вменения упрощает судебный процесс, в котором суд не обязан выяснять факты и привлекать к участию третьих лиц, которые в правоотношении заказчика и генерального подрядчика не участвуют. В-третьих, концепция вменения достигает баланса прав и обязанностей, в котором заказчик, генеральный подрядчик и субподрядчик в итоге получают то, на что могли рассчитывать по заключенным договорам. Заказчик привлекает к ответственности генерального подрядчика в порядке и на условиях договора генерального подряда, а генеральный подрядчик привлекает к ответственности субподрядчика в порядке и на условиях договора субподряда. Если эти условия различаются, то генеральный подрядчик несет риск того, что не воспользовался оговоркой back-to-back.
Из буквального содержания п. 3 ст. 706 ГК РФ, а также из отсылки к ст. 403 ГК РФ следует, что генеральный подрядчик отвечает не за свое поведение, а за наступление факта. Привлекая третьих лиц (субподрядчиков) к исполнению обязательств по договору субподряда, подрядчик берет на себя ответственность перед заказчиком за качество выполнения ими работ, а перед субподрядчиками - за оплату работ заказчиком <119>. Это имеет принципиальное значение. Если генеральный подрядчик отвечал бы за свое поведение (нерадивость выбора и надзора), то в ряде случаев генеральный подрядчик имел бы возможность доказать, что выбор субподрядчика и надзор за ним были произведены генеральным подрядчиком обоснованно, правомерно и в полном объеме. Так генеральный подрядчик смог бы освободиться от ответственности. Однако это не так.
--------------------------------
<119> Постановление АС Северо-Западного округа от 20 декабря 2018 г. N Ф07-14168/2018 по делу N А56-80087/2017.

Содержание п. 3 ст. 706 ГК РФ, возможно, вслед за германской доктриной, исходит из концепции строгого вменения ответственности. Генеральный подрядчик отвечает не за то, что он ненадлежащим образом выполнил какую-то свою обязанность, а за сам факт неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства по договору подряда и причинения вследствие этого убытков заказчику.
Какой бы ни была причина неисполнения обязательства со стороны субподрядчика по своему договору, эта причина не освобождает от ответственности генерального подрядчика вне зависимости от его добросовестности, разумности и осмотрительности. Возможно, это обстоятельство одновременно освободит от ответственности и субподрядчика, и генерального подрядчика (например, некоторые всеобщие обстоятельства непреодолимой силы), а возможно, что субподрядчик будет освобожден от ответственности, а генеральный подрядчик - нет (например, в определенных случаях болезнь, смерть, частные обстоятельства непреодолимой силы, которые имеют отношение только к субподрядчику).
Аналогичное правило действует и в швейцарском праве, согласно которому генеральный подрядчик несет ответственность перед заказчиком, даже если субподрядчик освобождается от ответственности по субъективным причинам <120>. И наоборот, ненадлежащее исполнение обязательства субподрядчиком приравнивается к ненадлежащему исполнению обязательства генеральным подрядчиком.
--------------------------------
<120> См.: Basler Kommentar. Obligationenrecht I: Art. 1 - 529 OR / Hrsg. von H. Honsell, N.P. Vogt, W. Wiegand. S. 615 - 622.

Также в свете отсылки п. 3 ст. 706 ГК РФ к ст. 403 ГК возникает вопрос о том, может ли генеральный подрядчик исключить в договоре генерального подряда свою ответственность перед заказчиком за умышленные действия субподрядчика. В германском праве на этот вопрос отвечают утвердительно, различая регулирование двух норм: § 278 ГГУ (ответственность должника за третьих лиц) и § 276, III, ГГУ (ответственность должника за своих работников). В последнем случае иммунитетная оговорка за умышленные действия запрещена, а в случае ответственности за действия третьих лиц допускается <121>. Представляется, что данная позиция является неверной и формально догматичной. Включение в договор генерального подряда иммунитетной оговорки, освобождающей от ответственности за умышленные действия субподрядчика, должно быть квалифицировано как обход императивного запрета п. 4 ст. 401 ГК РФ. Заключение договора субподряда не освобождает генерального подрядчика от обязанности по выполнению работы. Генеральный подрядчик отвечает за действия субподрядчика, как за свои собственные. Если генеральный подрядчик не может быть освобожден от ответственности за умышленные действия в силу п. 4 ст. 401 ГК РФ, то и освобождать его от такой ответственности за действия субподрядчика нельзя. Заключение договора субподряда с целью исключения ответственности за умышленные действия на основании иммунитетной оговорки направлено на обход закона.
--------------------------------
<121> См.: Brox H., Walker W.-D. Allgemeines Schuldrecht. 37., aktualisierte Aufl. C.H. Beck, 2013. S. 207.

10. Отсылка к применению ст. 313 ГК РФ

Согласно позиции В.А. Белова, закрепление отсылочной нормы к ст. 313 ГК РФ в п. 3 ст. 706 ГК является излишним, так как положения ст. 313 ГК РФ подлежали бы применению к отношениям и без какой-либо отсылочной нормы. С такой позицией можно согласиться только отчасти.
Представляется, что закрепление отсылочной нормы преследовало три цели. Во-первых, не допустить отказ заказчика от принятия результата работы, если исполнение предоставляет субподрядчик напрямую. Отсылочная норма показывает, что предоставление исполнения напрямую от субподрядчика заказчику возможно, но осуществляется оно как исполнение обязательства третьим лицом в силу возложения, в связи с чем никакого прямого правоотношения между заказчиком и субподрядчиком не возникает, а возникает обычная ситуация, регулируемая п. 1 ст. 313 ГК РФ. Во-вторых, точно указать, какие положения ст. 313 ГК РФ применяются к отношениям субподрядчика, а какие - нет. Пункт 3 ст. 706 ГК РФ не отсылает ко всей ст. 313 ГК. Напротив, выбирается лишь один пункт из этой статьи и делается отсылка именно к нему, исключая тем самым применение п. 2 - 6 ст. 313 ГК РФ. Кроме того, п. 3 ст. 706 ГК РФ отсылает к п. 1 ст. 313 ГК только в части регулирования ответственности генерального подрядчика, хотя п. 1 ст. 313 ГК РФ вопросы ответственности не регулирует. В-третьих, связать между собой ст. 706 и 403 ГК РФ.
Логично, что остальные положения ст. 313 ГК РФ применяться к отношениям субподрядчика не могут. Ситуация, регулируемая ст. 313 ГК РФ, лишь похожа на ситуацию ст. 706 ГК РФ, но на самом деле они имеют существенные различия. Исполнение обязательства генерального подрядчика субподрядчиком на основании п. 2 ст. 313 ГК РФ недоступно для субподрядчика. Во-первых, генеральный подрядчик не может оказаться в просрочке денежного обязательства, так как его обязательство имущественное. А во-вторых, субподрядчик не подвергается опасности утратить свое право на имущество должника вследствие обращения взыскания на это имущество, так как права на имущество генерального подрядчика у субподрядчика нет, а договоры генерального подряда и субподряда не связаны друг с другом. А значит, за выполненную работу субподрядчик в любом случае должен получить оплату. Пункт 3 ст. 313 ГК РФ, по сути, устанавливает правило, которое закреплено в п. 1 ст. 706 ГК. Пункт 4 ст. 313 ГК РФ в части внесения денежных средств в депозит нотариуса неприменим к отношениям субподрядчика в силу неденежного характера обязательства генерального подрядчика. Пункт 5 ст. 313 ГК РФ напрямую противоречит сложившемуся подходу, при котором генеральный подрядчик получает регрессное право требования к субподрядчику. В п. 5 ст. 313 ГК РФ, напротив, говорится не о регрессе третьего лица, а о суброгации. Суброгация в случае компенсации убытков генеральным подрядчиком заказчику невозможна, потому что заказчик не имеет никакого права требования к субподрядчику и, соответственно, уступать заказчику генеральному подрядчику нечего. В-третьих, отсылка к п. 1 ст. 313 ГК РФ в п. 3 ст. 706 ГК носит лишь служебный характер связки ст. 706 и 403 ГК РФ, хотя и решает попутно вопрос об отказе заказчика от принятия исполнения, предоставляемого третьим лицом (субподрядчиком).
Вероятно, именно такое положение дел и стало причиной того, что п. 3 ст. 706 ГК РФ отсылает не ко всей ст. 313, а только к п. 1 ст. 313 ГК РФ. Хотя такое решение выглядит не совсем логичным, так как в п. 1 ст. 313 ГК РФ про ответственность не сказано ни слова. Обязательство из договора генерального подряда не прекращается исполнением. Оно прекращается суррогатом исполнения, к числу которых относится исполнение обязательства третьим лицом <122>. При этом перевода долга не происходит. Российский исторический законодатель упростил задачу генеральному подрядчику и не потребовал от него совершения специального акта по возложению исполнения обязательства. Ссылка на применение п. 1 ст. 313 ГК РФ указывает на то, что одного заключения договора субподряда достаточно, чтобы заказчик был обязан принять исполнение от субподрядчика.
--------------------------------
<122> Burgerliches Gesetzbuch mit Einfuhrungsgesetz und Nebengesetzen. Bd. 3/2 / Hrsg. von M. Wolf. S. 564.

11. Государственный контракт и заключение договора подряда по результатам торгов

В российской судебной практике рассмотрено множество судебных дел по государственным контрактам на выполнение работ по договорам подряда, заключенным по результатам торгов в части порядка применения положений ст. 706 ГК РФ. Часто государственный заказчик настаивает на том, что государственный контракт имеет ряд особенностей в сравнении с обычным договором подряда. В качестве общего вывода из анализа судебной практики можно сказать, что положения ст. 706 ГК РФ действуют одинаково как для обычных договоров подряда с привлечением субподрядчика, так и для государственных контрактов.
"Федеральный закон N 44-ФЗ не содержит запрета на привлечение субподрядчиков для исполнения контракта. В документации об электронном аукционе также не установлен запрет на выполнение работ силами субподрядчиков. В связи с этим нет необходимости установления в аукционной документации требования о наличии лицензии и, как следствие, об отсутствии противоречия документации об электронном аукционе положениям Федерального закона N 44-ФЗ, в связи с чем у антимонопольного органа отсутствуют основания для выявления нарушения Федерального закона N 44-ФЗ" <123>. "Поскольку работы, требующие наличия лицензии, не являются самостоятельным объектом закупки, а лишь входят в состав работ по капитальному ремонту здания, при исполнения контракта подрядчик может привлечь к их выполнению субподрядчика" <124>.
--------------------------------
<123> Постановление АС Волго-Вятского округа от 1 августа 2018 г. N Ф01-2889/2018 по делу N А43-39185/2017.
<124> Постановление АС Западно-Сибирского округа от 17 марта 2016 г. N Ф04-173/2016 по делу N А75-6250/2015.

Муниципальные контракты на выполнение работ являются договорами строительного подряда, и к ним не подлежат применению нормы о комиссии и агентировании <125>. Положения ст. 447 ГК РФ о возможности заключения договора путем проведения торгов и без проведения торгов не исключают действия положения п. 1 ст. 706 ГК о том, что по общему правилу генеральный подрядчик может привлечь субподрядчика без получения согласия заказчика <126>. Таким образом, заключение договора подряда на торгах еще не означает, что обязательство из договора подряда становится лично-доверительным и что подрядчик не может привлечь субподрядчика. Основываясь на положениях ст. 313, 706 ГК РФ и содержании конкурсной документации, которой не установлена обязанность исполнения контракта участником открытого конкурса лично и не предусмотрен запрет на привлечение субподрядной организации для исполнения государственного или муниципального контракта, генеральный подрядчик может привлечь субподрядчика для выполнения работы по договору подряда, заключенному по результатам торгов <127>.
--------------------------------
<125> Постановление ФАС Московского округа от 14 мая 2013 г. по делу N А41-3111/12.
<126> Определение ВАС РФ от 18 октября 2010 г. N ВАС-11017/10 по делу N А06-6611/2009.
<127> Постановление 3-го ААС от 5 августа 2015 г. по делу N А69-25/2015.

Наличие допуска по организации подготовки проектной документации или организации строительства, сумма которых превышает начальную (максимальную) цену государственного контракта, является обязательным условием, предусмотренным законом, к участнику размещения такого заказа. Если генеральный подрядчик не имеет такого допуска, то заявка на участие в торгах признается не соответствующей законодательству РФ <128>. Если генеральный подрядчик по вине субподрядчика предоставил для участия на торгах подложные документы, то ответственность в виде убытков в размере понесенных затрат на проведение первичной экспертизы несет генеральный подрядчик <129>. При представлении подложного аттестата аккредитации испытательной лаборатории и свидетельства о состоянии измерений в лаборатории, учитывая, что оформление отчета о проведении инженерных изысканий с приложением необходимой документации, в том числе указанного аттестата, входило в обязанности субподрядчика, генеральный подрядчик обязан возместить причиненные по вине субподрядчика убытки <130>. Субподрядчик не вправе требовать оплаты работ напрямую от государственного заказчика, в том числе и в качестве неосновательного обогащения <131>.
--------------------------------
<128> Постановление 18-го ААС от 27 февраля 2013 г. N 18АП-482/2013 по делу N А47-12592/2012.
<129> Определение ВС РФ от 5 сентября 2017 г. N 304-ЭС17-12590 по делу N А46-10479/2016.
<130> Определение ВС РФ от 6 октября 2017 г. N 304-ЭС17-15740 по делу N А46-10483/2016.
<131> Определение ВС РФ от 29 августа 2017 г. N 302-ЭС17-11458 по делу N А10-3580/2016.

Генеральный подрядчик не может ссылаться на отсутствие вины перед заказчиком в рамках муниципального контракта в связи с привлечением субподрядной организации <132>. Наличие недостатков в работах, сданных генеральным подрядчиком государственному заказчику, не подтверждает наличие недостатков в работах, выполненных субподрядчиком. Результат работ субподрядчика должен соответствовать условиям договоров, заключенных между генеральным подрядчиком и субподрядчиком, а не государственному контракту, поскольку требования к выполняемым работам по договорам и контракту могут различаться <133>.
--------------------------------
<132> Постановление 3-го ААС от 20 сентября 2019 г. по делу N А33-6292/2019.
<133> Постановление АС Московского округа от 19 июня 2018 г. N Ф05-4287/2018 по делу N А40-58097/2017.

Согласно п. 3 ст. 706 ГК РФ исполнение обязательств по оплате государственного контракта не поставлено в зависимость от исполнения обязательств по оплате договора субподряда. В соответствии с нормами гражданского законодательства обязательственные правоотношения между коммерческими организациями основываются на принципах возмездности и эквивалентности обмениваемых материальных объектов и недопустимости неосновательного обогащения. Поэтому обязанность оплаты полученных юридическим лицом результатов работ зависит от самого факта их принятия этим лицом <134>.
--------------------------------
<134> Постановление 12-го ААС от 12 апреля 2019 г. N 12АП-3353/2019 по делу N А57-18743/2018.

Несмотря на то что непосредственно перед государственным заказчиком несет ответственность генеральный подрядчик, если заказчик понес убытки по вине субподрядчика, генеральный подрядчик, возместивший такие убытки, вправе впоследствии предъявить субподрядчику регрессное требование о возмещении понесенных убытков <135>.
--------------------------------
<135> Постановление 10-го ААС от 25 июля 2018 г. N 10АП-9449/2018 по делу N А41-15509/18.

12. Номинация субподрядчика

На основании п. 4 ст. 706 ГК РФ заказчик не может заключать договор с третьими лицами на выполнение отдельных работ без согласия генерального подрядчика. Если же генеральный подрядчик свое согласие не дал, то между заказчиком и номинированным субподрядчиком возникает прямое правоотношение в части ответственности номинированного субподрядчика за неисполнение обязательства.
Неясно почему, но в данной норме законодатель оставил множество пробелов в регулировании, учитывая, что номинация субподрядчика для российского права не является хорошо и давно изученной категорией. Непонятно, являются ли в данном случае другие лица субподрядчиками. В п. 1 ст. 706 ГК РФ субподрядчики тоже названы другими лицами. Следовательно, третьи лица, с которыми заказчик напрямую заключает договор, по смыслу ст. 706 ГК РФ тоже являются субподрядчиками. И сама ст. 706 ГК РФ, исходя из ее названия, регулирует отношения только генерального подрядчика и субподрядчиков. Отсюда возникает вопрос о том, в каком правоотношении состоят такие субподрядчики с генеральным подрядчиком. Из структуры правоотношения видно, что генеральный подрядчик к таким субподрядчикам не имеет никакого отношения. Договор заключается между заказчиком и номинированным субподрядчиком. Обязанность по оплате его работы возникает у заказчика. Из этого договора обязанность по надзору за номинированными субподрядчиками у генерального подрядчика не возникает, так как он не является стороной в таком договоре. Согласие генерального подрядчика означает только то, что он готов выполнять работу параллельно с этими субподрядчиками. Ни сам текст закона, ни правоприменительная практика не связывают с согласием генерального подрядчика в рассматриваемом п. 4 ст. 706 ГК РФ случае возникновение у генерального подрядчика каких-либо обязанностей. Видимо, санкцией за нарушение этой нормы и привлечение заказчиком субподрядчика без согласия генерального подрядчика должно стать оспаривание сделки между заказчиком и субподрядчиком на основании п. 1 ст. 173.1 ГК РФ.
В зарубежном праве в большей степени воспринят другой вариант выбора заказчиком кандидатуры субподрядчика - номинация субподрядчика. В этом случае заказчик может либо обязать генерального подрядчика привлечь к выполнению работы субподрядчика без определения конкретной кандидатуры, либо прямо указать, кого должен привлечь генеральный подрядчик. Чаще всего используют listed sub-contractors, т.е. заказчик составляет перечень как минимум из трех субподрядчиков, а генеральный подрядчик сам выбирает кандидатуру субподрядчика. При реноминации субподрядчик выбирается из оставшихся в списке кандидатов. Заказчик при этом может также обязать генерального подрядчика заключить с субподрядчиком договор на определенных условиях. После этого заказчик уходит из поля зрения (drops out of the picture).
При номинации субподрядчика принципиальным является заключение договора не между субподрядчиком и заказчиком, а между субподрядчиком и генеральным подрядчиком. Как указал английский суд в деле North West Metropolitan Regional Hospital Board v. T.A. Bickerton & Son Ltd. [1970] 1 All ER 1039, при номинации заказчик хочет достигнуть сразу двух целей: выбрать непосредственного исполнителя работы и не принимать на себя риск неисполнения обязательства выбранным субподрядчиком. Поэтому заказчик заключает договор не напрямую с субподрядчиком, а обязывает это сделать генерального подрядчика. Согласно практике заключения договоров по стандартным формам FIDIC заказчик, как правило, предварительно согласовывает сроки, условия и цену договора с номинированным субподрядчиком <136>.
--------------------------------
<136> См.: Baker E., Mellors B., Chalmers S., Lavers A. Op. cit. P. 132.

Обязанности перед номинированным субподрядчиком возникают у генерального подрядчика. Генеральный подрядчик получает обязательство на заранее согласованных заказчиком условиях. Номинированный субподрядчик не может предъявить требование напрямую к заказчику. Субподрядчику вменяется в силу оговорки back-to-back выполнение работы на условиях и в срок, которые указаны в договоре генерального подряда. Данное лицо выступает именно в роли субподрядчика, т.е. обязано подчиняться указаниям генерального подрядчика, а генеральный подрядчик обязан осуществлять надзор за номинированным субподрядчиком.
Чаще всего заказчик выдает субподрядчику прямую гарантию об оплате выполнения работы (direct warranty). Только в этом случае субподрядчик приобретает прямое право требования оплаты к заказчику. Если субподрядчик нарушает свое обязательство в ходе выполнения работы или не может исполнить свое обязательство, то генеральный подрядчик может потребовать от заказчика или архитектора реноминировать субподрядчика, т.е. назначить другое лицо в качестве субподрядчика (см., напр.: NW Metropolitan Hospital Board v. Bickerton). Однако суд может установить имплицитную (подразумеваемую) гарантию заказчика оплатить напрямую выполненную работу субподрядчика (см., напр.: Shanklin Pier Co. Ltd. v. Detel Products Ltd. [1951] 2 KB 854). Однако номинированный субподрядчик, как и обычный субподрядчик, несет деликтную ответственность перед заказчиком (см., напр.: Jubior Books Ltd. v. Veitchi Co. Ltd. [1981] 1 AC 250).
По общему правилу генеральный подрядчик несет ответственность за нарушение обязательства номинированным субподрядчиком, как если бы это был обычный субподрядчик. Однако в английской судебной практике все-таки встречаются случаи, когда суд освобождает от ответственности генерального подрядчика и предоставляет заказчику только право требования к номинированному субподрядчику, учитывая, что заказчик сам выбрал кандидатуру субподрядчика и, соответственно, взял на себя риск нарушения обязательства со стороны номинированного субподрядчика (см., напр.: Fairclough v. Rhuddlan BC (1985) 30 BLR 26 (CA); см. также: Percy Bilton v. GLC [1982] 1 WLR 794). Германское право также исходит из того, что номинация субподрядчика не изменяет структуру правоотношения, а следовательно, генеральный подрядчик несет ответственность за нарушение обязательства номинированным субподрядчиком <137>. Прямое правоотношение возникнет только в том случае, если субподрядчик заключит самостоятельный договор с заказчиком. Одного того факта, что субподрядчик напрямую взаимодействует с заказчиком, недостаточно для того, чтобы предоставить субподрядчику прямое право требования к заказчику.
--------------------------------
<137> См.: BGB: Schuldrecht. Bd. 2/2 / Hrsg. von B. Dauner-Lieb, W. Langen. § 631. S. 3571.

Субподрядчик может быть номинирован как до подписания договора генерального подряда, так и после. Только в последнем случае условия договора генерального подряда обязательны также и для номинированного субподрядчика.
В соответствии с п. 5.1 Красной книги FIDIC генеральный подрядчик может в определенных случаях отказаться от номинации субподрядчика. Например, возражения могут быть связаны с тем, что у субподрядчика нет надлежащей квалификации, ресурсов и финансовых возможностей для выполнения работы, а также с несогласием генерального подрядчика с условиями договора субподряда в части ответственности субподрядчика перед генеральным подрядчиком, в части связанности субподрядчика условиями договора генерального подряда и т.д. Однако если он не заявляет свое возражение, то фактически сам осуществляет номинацию и соглашается нести ответственность за действия субподрядчика. Генеральный подрядчик утрачивает право на возражение против кандидатуры субподрядчика, если заказчик соглашается компенсировать генеральному подрядчику понесенные по вине номинированного субподрядчика убытки. Ответственность генерального подрядчика за действия номинированного субподрядчика является такой же строгой, как и за действия обычного подрядчика. Номинация также не дает генеральному подрядчику никаких привилегий с точки зрения сроков выполнения работ <138>.
--------------------------------
<138> См.: Baker E., Mellors B., Chalmers S., Lavers A. Op. cit. P. 130.

В соответствии с п. 6 GCC 2004 генеральный подрядчик несет ответственность за субподрядчика даже в том случае, если субподрядчик был номинирован заказчиком и генеральный подрядчик дал свое согласие на номинацию. Если генеральный подрядчик имеет какие-либо претензии к работе номинированного субподрядчика, то он обязан в письменной форме уведомить об этом не только субподрядчика, но и инженера.
Согласно позиции ВС РФ по конкретному делу заключение между заказчиком, генеральным подрядчиком и субподрядчиком трехстороннего соглашения не изменяет обязательство генерального подрядчика по оплате принятых им от субподрядчика работ, а лишь детализирует процесс взаимодействия сторон при подтверждении заказчиком подлежащих приемке генеральным подрядчиком объемов работ, а также порядок прохождения документации по приемке работ и по их финансированию <139>. При ином подходе у заказчика имелось бы наряду с имеющимся обязательством по оплате работ генеральному подрядчику в порядке и на условиях договора генерального подряда аналогичное обязательство перед субподрядчиком по договору подряда, в котором заказчик стороной не является. Солидарное обязательство в данном случае не возникает, а положения п. 3 ст. 706 ГК РФ подлежат применению в обычном порядке. Аналогичного решения придерживается и германское право <140>.
--------------------------------
<139> Определение ВС РФ от 2 марта 2018 г. N 307-ЭС17-19861 по делу N А56-40013/2016.
<140> См.: BGB: Schuldrecht. Bd. 2/2 / Hrsg. von B. Dauner-Lieb, W. Langen. § 631. S. 3572.

Из системного толкования п. 2 ст. 391, п. 1 ст. 310 и п. 4 ст. 706 ГК РФ следует, что воля кредитора, направленная на отказ от требования и замену должника, должна быть выражена прямо и недвусмысленно <141>. Следовательно, договор, подписанный генеральным подрядчиком и субподрядчиком без участия заказчика, не может сам по себе возложить обязательство по оплате работ субподрядчика на заказчика в силу принципа относительности договорных обязательств (абз. 1 п. 3 ст. 308 ГК РФ), если только субподрядчик в своем договоре с генеральным подрядчиком не признал наличие таких прав у заказчика по правилам ГК РФ о договоре в пользу третьего лица (ст. 430 ГК РФ). В равной мере в договоре между заказчиком и генеральным подрядчиком не может быть установлено право заказчика предъявлять прямые требования к субподрядчику, если только в договоре между субподрядчиком и генеральным подрядчиком не согласовано условие о том, что субподрядчик принимает на себя обязательство в пользу третьего лица (заказчика) <142>.
--------------------------------
<141> Постановление АС Северо-Западного округа от 11 ноября 2019 г. N Ф07-13423/2019 по делу N А56-166734/2018.
<142> Постановление АС Уральского округа от 26 декабря 2019 г. N Ф09-7529/16 по делу N А76-5120/2016.

Правоотношение между заказчиком и субподрядчиком возникает, если субподрядчик заключает договор с заказчиком. В этом случае субподрядчик может предъявить иск напрямую к заказчику, так как лишен иного способа защиты своего права <143>.
--------------------------------
<143> Постановление 6-го ААС от 3 февраля 2016 г. N 06АП-6485/2015 по делу N А73-11060/2015.

References

  1. Белов В.А. Гражданское право: В 2 т. Т. 2: Особенная часть: Учебник для академического бакалавриата [Belov V.A. Civil Law. In 2 vols. Vol. 2: Special Part: Textbook] (in Russian). Moscow: Iurait, 2019.
  2. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 3: Договоры о выполнении работ и оказании услуг [Braginskii M.I, Vitrianskii V.V. Contract Law. Book 3: Contracts for the Performance of work and the Provision of Services] (in Russian). Moscow: Statut, 2002.
  3. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: общие положения [Braginskii M.I., Vitrianskii V.V. Contract law: General Provisions] (in Russian). 4th ed. Moscow: Statut, 2020.
  4. Гражданское уложение. Кн. 5: Обязательства: Проект Высочайше учрежденной Редакционной комиссии по составлению Гражданского уложения. Т. 1: Ст. 1 - 276. Т. 2: Ст. 277 - 504. С объяснениями [Civil Code. Book 5: Commitments: Draft of the Imperially Established Drafting Commission for the Drafting of the Civil Code. Vol. 1: Art. 1 - 276. Vol. 1: 2: Art. 277 - 504. With Explanations] (in Russian). St. Petersburg: Typography of the Governing Senate, 1899.
  5. Законы гражданские с разъяснениями Правительствующего Сената и комментарии русских юристов. Кн. 4 / Сост. И.М. Тютрюмов [Civil Laws with Explanations of the Governing Senate and Comments of Russian Lawyers. Book 4 / Comp. by I.M. Tiutriumov] (in Russian). Moscow: Statut, 2004.
  6. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (учебно-практический). Части первая, вторая, третья, четвертая (постатейный) / Под ред. С.А. Степанова [Commentary on the Civil Code of the Russian Federation (Educational and Practical). Parts One, Two, Three, Four (Itemized) / Ed: by S.A. Stepanov] (in Russian). 2nd ed. Moscow: Prospekt; Yekaterinburg: Institute of Private Law, 2009.
  7. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй: В 3 т. Т. 2 (постатейный) / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина [Commentary on the Civil Code of the Russian Federation, Part Two. In 3 vols. Vol. 2 (Itemized) / Ed. by T.E. Abova, A.Iu. Kabalkin] (in Russian). 3rd ed. Moscow: Iurait-Izdat, 2006.
  8. Мейер Д.И. Русское гражданское право (в 2 ч.). По исправленному и дополненному 8-му изд, 1902 [Meier D.I. Russian Civil Law (in 2 parts): By Corrected and Supplemented 8th Edition, 1902] (in Russian). 3rd ed. Moscow: Statut, 2003.
  9. Новицкая А.А. Последствия недействительности части сделки [Novitskaia A.A. Consequences of Invalidity of Part of the Transaction] (in Russian) // Сделки, представительство, исковая давность: Сборник работ выпускников Российской школы частного права при Исследовательском центре частного права имени С.С. Алексеева при Президенте Российской Федерации / Сост. и отв. ред. А.В. Егоров [Transactions, Representation, Limitation of Actions: Collection of Works by Graduates of the Russian School of Private Law Research Centre under the President of the Russian Federation Named After S.S. Alexeev / Comp. and ed. by A.V. Egorov], Moscow: Private Law Research Centre under the President of the Russian Federation named after S.S. Alexeev Publ., 2017.
  10. Развитие основных идей Гражданского кодекса России в современном законодательстве и судебной практике: Сборник статей, посвященный 70-летию С.А. Хохлова / Под ред. С.С. Алексеева [Development of the Main Ideas of the Civil Code of Russia in Modern Legislation and Judicial Practice: Collection of Articles Dedicated to the 70th anniversary of S.A. Khokhlov / Ed. by S.S. Alexeev] (in Russian). Moscow: Statut, 2011.
  11. Baker E., Mellors B., Chalmers S., Lavers A. FIDIC Contracts: law and Practice. Routledge, 2009.
  12. Basler Kommentar. Obligationenrecht I: Art. 1 - 529 OR / Hrsg. von H. Honsell, N.P. Vogt, W. Wiegand. 6. Aufl. Helbing Lichtenhahn, 2015.
  13. BGB: Schuldrecht. Bd. 2/2 / Hrsg. von B. Dauner-Lieb, W. Langen. 3. Aufl. Nomos, 2016.
  14. Brox H., Walker W.-D. Allgemeines Schuldrecht. 37., aktualisierte Aufl. C.H. Beck, 2013.
  15. Burgerliches Gesetzbuch mit Einfuhrungsgesetz und Nebengesetzen. Bd. 3/2 / Hrsg. von M. Wolf 14. Aufl. W. Kohlhammer, 2002.
  16. Das Burgerliche Gesetzbuch mit besonderer Berucksichtigung der Rechtsprechung des Reichsgerichts und des Bundesgerichtshofes. Kommentar / Hrsg. von Mitgliedern des Bundesgerichtshofes. 12., neubearbeitete Aufl. De Gruyter, 1978.
  17. Eccles R.G. The Quasifirm in the Construction Industry // Journal of Economic Behavior & Organization. 1981. Vol. 2(4).
  18. Gernhuber J. Das Schuldverhaltnis: Begrundung und Anderung, Pflichten und Strukturen, Drittwirkungen. J.C.B. Mohr (Paul Siebeck), 1989.
  19. Historisch-kritischer Kommentar zum BGB. Bd. 2: Schuldrecht, Allgemeiner Teil. 1. Teilband: §§ 241 - 432 / Hrsg. von R. Zimmermann. Mohr Siebeck, 2007.
  20. Klee L. International Construction Contract Law. 2nd ed. John Wiley & Sons Ltd., 2018.
  21. Medicus D., Lorenz S. Schuldrecht II: Besonderer Teil: Ein Studienbuch. 17., neu bearbeitete Aufl. C.H. Beck, 2014.
  22. Mugdan B. Die Gesamten Materialien zum burgerlichen Gesetzbuch fur das Deutsche Reich. Bd. 2: Recht der Schuldverhaltnisse. Scientia, 1979.
  23. Munchener Kommentar zum Burgerlichen Gesetzbuch. Bd. 2: Schuldrecht, Allgemeiner Teil, §§ 241 - 432 / Hrsg. von W. Kruger. 6. Aufl. C.H. Beck, 2012.
10.01.2022

Внесенным в Госдуму Правительством законопроектом предлагается введение в КоАП РФ нового состава административного правонарушения по статье 14.6.1 "Непредставление предложения о цене на продукцию по государственному оборонному заказу и информации о затратах на ее производство".

подробнее
29.12.2021

Законопроект направлен на установление условий предоставления гражданства РФ лицам, которые проживают в России и способны стать полноценными членами российского общества. В частности, законопроектом предусмотрено сокращение числа требований более чем к 20 категориям лиц при приеме их в гражданство Российской Федерации и признании российскими гражданами. Также расширен перечень преступлений, совершение которых влечет за собой прекращение гражданства РФ.

подробнее
25.12.2021

Законопроектом предлагается запретить применение пиротехнических изделий на территориях населенных пунктов (за исключением специально отведенных мест), в зданиях, строениях и сооружениях, в лесах, на особо охраняемых природных территориях и иных, установленных законом, местах.

подробнее
21.12.2021

Закон направлен на реализацию положений Конституции о единой системе публичной власти, а также на совершенствование организации публичной власти в субъектах Российской Федерации. Новый закон, в частности, запрещает главам регионов именоваться президентами, при этом разрешая им избираться более чем на два срока подряд.

подробнее
17.12.2021

Законопроект предусматривает введение уголовной ответственности за нарушение ПДД лицом, ранее подвергнутым административному наказанию и лишенным права управления транспортными средствами.

подробнее
13.12.2021

Проект закона ориентирован на установление особенностей регулирования отношений, которые связаны с выбросами и поглощением парниковых газов на территории Сахалинской области. Законопроектом также предусмотрена возможность включения в данный эксперимент иных субъектов РФ, методом внесения изменений в этот закон.

подробнее

Информация. Знания. Результат
↑