По любым вопросам: admjuridcons@gmail.com

Все статьи > Передача государственного имущества Русской православной церкви: проблемы толкования законов и анализ судебной практики (Томсинов В.А., Домшенко В.Г.)

Передача государственного имущества Русской православной церкви: проблемы толкования законов и анализ судебной практики (Томсинов В.А., Домшенко В.Г.)

Дата размещения статьи: 12.12.2021

Передача государственного имущества Русской православной церкви: проблемы толкования законов и анализ судебной практики (Томсинов В.А., Домшенко В.Г.)

Переход государственного имущества религиозного назначения в собственность религиозных организаций осуществляется в Российской Федерации уже три десятилетия, но юридическая природа данного явления до сих пор остается неопределенной. В правовых актах, изданных в 90-е гг. прошлого века и в 2000-е для регламентации этой процедуры, ее обозначили общим термином "передача", не указав, на каком основании она должна производиться. Не вполне ясными, нуждающимися в специальном толковании выступают в них и другие ключевые для надлежащего юридического оформления передачи имущества категории, например "имущество религиозного назначения", "монашеская жизнедеятельность" и др.
Между тем процесс передачи государственного имущества религиозного назначения в собственность религиозным организациям приобрел широкий масштаб. По вполне понятным причинам наибольшее количество объектов государственной собственности передавали Русской православной церкви (далее - РПЦ) <1>. По большей части это были церковные и монастырские здания, религиозное назначение которых являлось очевидным, и передача их в собственность Церкви не вызывала никаких возражений в нашем обществе. Но, помимо них, РПЦ начала претендовать на объекты государственной собственности, не связанные прямо с отправлением вероисповедания, - например, бывшие доходные дома монастырей и церковных приходов, здания бывших семинарий и т.д. Эти притязания вызвали отрицательную реакцию со стороны общества <2>. РПЦ стали обвинять чуть ли не в "рейдерском захвате" государственной собственности <3>. Можно привести множество аргументов против такой оценки передачи в собственность РПЦ объектов государственного имущества, но не уйти от факта - с каждым годом общественное недовольство этим явлением только нарастает. Причем особенно резкие обвинения в адрес РПЦ раздаются в случаях, когда готовится или осуществляется передача в ее собственность или безвозмездное пользование объектов государственной собственности, представляющих собой выдающиеся памятники культуры.
--------------------------------
<1> По подсчету доктора исторических наук и кандидата богословия А.Е. Мусина, "только за период 1988 - 1990 гг. приходам Русской церкви на всей территории бывшего Союза было передано почти 5 000 храмов, причем за первые 9 месяцев 1990 г. - 1 830, и 1 179 из них нуждались в немедленной реставрации. К началу 2006 г. в пользовании у Русской церкви, согласно данным Росохранкультуры, находилось 5 692 памятника. По данным премьер-министра РФ Владимира Путина, в 2005 - 2009 гг. РПЦ было передано дополнительно еще около 100 храмов и монастырей. Однако эта статистика касается лишь храмовых и монастырских зданий и не учитывает богослужебной утвари и икон, перемещаемых из музейных запасников в приходские ризницы". См.: Мусин А.Е. Церковная старина в современной России. СПб., 2010. С. 9.
<2> "Имеем на это полное право". Как церковь забирает здания учреждений образования и в каких регионах их не отдают // Горизонтальная Россия. 2020. 20 нояб. URL: https://7x7-journal.ru/articles/2020/11/20/kak-cerkov-v-regionah-zabiraet-zdaniya-u-shkolnikov-i-studentov (дата обращения: 19.06.2021).
<3> См.: Терентьев Д. Крестовый доход. Почему реституция церковной собственности напоминает рейдерство? // Аргументы недели. 2013. N 27 (369). 18 июля. URL: https://argumenti.ru/toptheme/n397/269442 (дата обращения: 19.06.2021). Церковь постепенно выходит из образа гонимого страдальца, искупающего чужие грехи, утверждается в этой статье. На смену ему приходит румяный хозяйственник в рясе с мощным административным ресурсом, которым он пользуется, не стесняясь и не крестясь.

В 2020 - 2021 гг. В.Г. Домшенко выступал в судебном процессе представителем одной из спорящих сторон в деле N А40-277917/2019 относительно установления признаков религиозного назначения у объекта недвижимости, ранее являвшегося доходным домом.
О высокой степени конфликтности процесса передачи государственного имущества религиозным организациям в том варианте, в котором он в настоящее время осуществляется, свидетельствует и многочисленность судебных дел, связанных с такой передачей.
За последнее десятилетие в арбитражные суды поступило на рассмотрение более 150 споров подобного рода. Территориальные органы Федерального агентства по управлению государственным имуществом (Росимущество) нередко отказываются передавать в собственность религиозным организациям государственное имущество и, чтобы принудить это сделать, данные организации обращаются в суд.
Анализ судебной практики по таким делам показывает, что суды, вынося решения, часто не исследуют всесторонне, полно и объективно документы, представляемые в суд спорящими сторонами, опираются на весьма сомнительные аргументы религиозных организаций, не подкрепленные ни нормами закона, истолкованными в их подлинном смысле, ни юридической логикой.
При этом многие конфликты, которые возникают в процессе передачи РПЦ объектов государственной собственности, не доходят до суда. Специально изучавший практику таких конфликтов А.Е. Мусин характеризует сложившуюся ситуацию как "отложенный конфликт", который еще не везде вышел наружу. По его словам, он "касается преимущественно самого процесса и эксцесса возвращения: именно этот этап всегда воспринимается наиболее болезненно и предполагает включение фактора общественного мнения, провоцируемого информационной войной. Судьба памятников, уже переданных патриархии, интересует общественность гораздо меньше. В конечном итоге, степень информированности общества о конфликтных ситуациях зависит от организационных возможностей спорящих сторон и культурной значимости предмета спора. Конфликты вокруг рублевской "Троицы", Владимирской иконы Божией Матери, церкви Покрова Богородицы в Филях, Троице-Сергиевой Лавры, Рязанского кремля и Ипатьевского монастыря стали символами эпохи в силу международной известности этих памятников. Обществу остались неизвестны или безразличны драматические истории провинциальных музеев и судьбы сельских церквей" <4>.
--------------------------------
<4> Мусин А.Е. Вопиющие камни. Русская церковь и культурное наследие России на рубеже тысячелетий. СПб., 2006. С. 9.

Суть конфликтов, которые сопровождают во многих случаях процесс передачи государственного имущества РПЦ, А.Е. Мусин оценивает исключительно с политической позиции <5>. Между тем судебная практика показывает, что они имеют прежде всего юридическую причину. Законодательные конструкции, которые используются для юридического оформления, перехода объектов, находящихся в собственности государства, в собственность РПЦ, не были продуманы и согласованы с Конституцией РФ и действующим законодательством. Они создавались под влиянием конкретной ситуации в ответ на конкретные требования, для удовлетворения групповых потребностей, а не интересов государства и Церкви как важнейших институтов нашего общества.
--------------------------------
<5> "Сегодня уже очевидно, - пишет ученый, - что сторонами конфликта являются властная элита в России (равно и церковная и государственная) и российское общество. Попытка свести этот конфликт к противоречиям между современной культурой, присущей российскому обществу, и традиционными ценностями, носителем которых якобы является РПЦ, поддерживаемая государством, оказывается бесперспективной. Подобный союз иерархии и бюрократии в противостоянии обществу имеет функциональную основу. Высшее духовенство по отношению к мирянам и верховная власть по отношению к обществу действуют совершенно одинаково: прихожане и граждане исключаются из активной церковной и политической жизни, превращаясь в объект управления, их мнение не учитывается при принятии решений". См.: Мусин А.Е. Церковная старина в современной России. СПб., 2010. С. 11 - 12.

В интересах РПЦ было не просто получить от государства здания и предметы религиозного культа, а также имущество, позволяющее обеспечить церковную деятельность материальными средствами, но приобрести на эти объекты законные права, которые были бы безусловно признаны обществом и не позволили бы в будущем, в случае изменения политической ситуации, объявить их приобретение незаконным, противоречащим Конституции РФ. К сожалению, этого не произошло: передача объектов государственного имущества в собственность РПЦ осуществлялась на основании правовых актов, но сами эти акты оказались с юридической точки зрения сомнительными.
Первым правовым актом, изданным для придания законности переходу объектов государственного имущества в собственность религиозных организаций, стало распоряжение Президента Российской Федерации от 23.04.1993 N 281-рп "О передаче религиозным организациям культовых зданий и иного имущества". В нем предписывалось Правительству Российской Федерации "осуществить поэтапную передачу в собственность или пользование религиозным организациям культовых зданий, строений и прилегающих к ним территорий и иного имущества религиозного назначения, находящихся в федеральной собственности, для использования в религиозных, учебных, благотворительных и других уставных целях, связанных с деятельностью конфессий" <6>. При этом требовалось "учитывать по возможности интересы культуры и науки, имея в виду обеспечение сохранности памятников культуры, доступа к ним туристов, экскурсантов, всех граждан".
--------------------------------
<6> URL: http://www.kremlin.ru/acts/bank/3421 (дата обращения: 19.06.2021).

Данное распоряжение Б.Н. Ельцина явно противоречило действовавшей тогда Конституции РСФСР: президент не имел полномочий передавать имущество, находившееся в собственности государства, другому субъекту. Но Борис Николаевич нуждался в поддержке со стороны религиозных организаций накануне всероссийского референдума о доверии к нему, который был назначен на 25 апреля 1993 г. Ради этой поддержки он 20 апреля 1993 г. провел совещание с главами религиозных конфессий, во время которого был поднят вопрос о передаче религиозным организациям культовых зданий и другого имущества, связанного с отправлением вероисповедания. Распоряжение Ельцина, появившееся через три дня, стало ответом на требования, прозвучавшие на этом совещании.
Вопросы, для регламентации которых издали президентское распоряжение, можно было урегулировать только федеральным законом. Первоначальный проект такого закона разработали к сентябрю 2004 г. в Министерстве экономики. Он назывался "О передаче находящихся в государственной или муниципальной собственности зданий и сооружений религиозного назначения, а также земельных участков, на которых расположены указанные здания и сооружения". Согласно ему передача в собственность объектов недвижимости, являющихся объектами культурного наследия, должна была осуществляться в порядке, предусмотренном ст. 29 Федерального закона от 21.12.2001 N 178-ФЗ "О приватизации государственного и муниципального имущества". Пункт 3 этой статьи предусматривал при осуществлении приватизации объекта культурного наследия заключение такого договора о его отчуждении, в котором существенным условием было "обременение приватизируемого объекта культурного наследия, включенного в реестр объектов культурного наследия, обязанностью нового собственника по выполнению требований охранного обязательства, предусмотренного статьей 47.6 Федерального закона от 25 июня 2002 года N 73-ФЗ "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации", а при отсутствии данного охранного обязательства - требований иного охранного документа, предусмотренного пунктом 8 статьи 48 указанного Федерального закона". В случае отсутствия в таком договоре данного условия сделка приватизации объекта культурного наследия, включенного в реестр объектов культурного наследия, признавалась ничтожной.
Проект Министерства экономики был несовершенен, однако он имел одно несомненное достоинство: передача объектов государственной собственности религиозным организациям трактовалась в нем как приватизация и увязывалась с соответствующими федеральными законами.
В октябре и декабре 2005 г. усовершенствованную редакцию этого проекта рассматривали на заседаниях Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве РФ и в целом одобрили. Но в феврале 2006 г. на очередном заседании данной комиссии огласили справку Росохранкультуры, в которой было приведено множество фактов, которые показали, что религиозные организации не могут обеспечить надлежащую сохранность и восстановление памятников культуры. Храмы, представляющие собой историко-культурную ценность, в нарушение действующих законов грубыми способами модернизируют и приспосабливают к современным нуждам монастырей и церковных приходов. В связи с этим вместо дальнейшего рассмотрения проекта закона о передаче религиозным организациям объектов государственной собственности началось обсуждение мер, которые необходимо принять для сохранения историко-культурных памятников. Работа над проектом затормозилась.
5 января 2010 г. состоялась встреча Председателя Правительства РФ со Святейшим Патриархом в присутствии министра культуры РФ и руководителя Росимущества, посвященная взаимодействию Российского государства и РПЦ при передаче объектов государственного имущества религиозного назначения - в том числе и таких, которые обладают "огромной культурной ценностью". После этой встречи работу над проектом закона, регламентирующего такую передачу, ускорили, и она приняла другой характер. Содержание проекта стали откровенно подгонять под интересы РПЦ. Процесс передачи Церкви государственного имущества предельно упростили. Органы управления культурой вовсе отстранили от участия в нем. Чтобы получить объект государственного имущества в свою собственность или безвозмездное пользование, религиозной организации достаточно было подать заявление в территориальный орган Росимущества с архивными документами, доказывающими, что он был построен для религиозных целей. Из проекта удалили нормы, запрещающие религиозным организациям в течение десяти лет изменять назначение полученного от государства имущества и передавать его третьим лицам, а также ограничения на сдачу его в аренду или продажу.
Отрицательные заключения экспертов на этот проект, а также конфликты, которые сопровождали процесс передачи объектов государственного имущества РПЦ, в особенности музеев, музейных заповедников, школ, больниц и т.д. <7>, при разработке окончательного варианта проекта закона не учли.
--------------------------------
<7> Краткий перечень этих конфликтов см.: Реституция церковного имущества: кто приобретет, а кто потеряет? Возвращение храмов Церкви: правовой аспект. URL: https://velaner.ru/restituciya-cerkovnogo-imushchestva-kto-priobretet-a-kto/ (дата обращения: 19.06.2021).

19 ноября 2010 г. Государственная Дума приняла Федеральный закон N 327-ФЗ "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности". 24 ноября его одобрил Совет Федерации, а 30 ноября подписал Президент РФ.
Юристы Правового управления аппарата Государственной Думы РФ в своем заключении перед третьим, окончательным рассмотрением проекта депутатами указали на отсутствие в нем "внутренних противоречий и неправильной взаимосвязи статей" <8>. Однако в этом заключении ничего не говорилось о соответствии данного законопроекта действующим законам РФ и это не случайно.
--------------------------------
<8> Заключение Правового управления аппарата Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 17.11.2010 N 2.2-1/4187 "По проекту Федерального закона N 391395-5 "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности" (третье чтение)" // СПС "КонсультантПлюс".

Предложенная в Законе N 327-ФЗ модель передачи объектов государственного имущества в частную собственность не имела связи с Федеральным законом "О приватизации государственного и муниципального имущества", хотя первоначально такая связь предполагалась. Неслучайно процедуру передачи государственного имущества РПЦ члены Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве РФ неофициально называли "реституционной приватизацией".

* * *

В публикациях, посвященных Федеральному закону N 327-ФЗ, авторы часто называют его Законом о реституции <9>. Мнение о реституционном характере передачи Церкви объектов имущества религиозного назначения, находящихся в собственности государства, выражают и представители РПЦ. Юбилейный Архиерейский собор, который проходил 13 - 16 августа 2000 г., в письме к Президенту Российской Федерации отметил: "В годы лихолетья государство беззаконно изъяло у Церкви собственность, созданную трудом многих поколений верующих... Памятуя о том, что возврат исторически принадлежащего ей имущества является международно признанным правом Церкви, просим Вас употребить все возможные усилия для подтверждения этого права и на национальном уровне, за чем должны последовать переговоры о полной или частичной компенсации утраченного. Проблемы нынешних пользователей не могут становиться непреодолимым препятствием к возврату церковной собственности" <10>. 9 апреля 2008 г. Патриарх на встрече в Патриаршей резиденции с руководителем Росимущества заявил: "Мы понимаем, что реституция - это сложный процесс, и не намерены поднимать вопрос о реституции. В то же время мы приветствуем те шаги Росимущества, которые способствуют возвращению церковных и храмовых зданий в тех случаях, когда это возможно и необходимо" <11>.
--------------------------------
<9> См., напр.: КС РФ велел уточнить закон о церковной реституции // Российская газета. 2020. 18 нояб.; Закон о церковной реституции: комментарии экспертов. URL: https://scepsis.net/library/id_2853.html (дата обращения: 19.06.2021).
<10> Письмо Юбилейного Архиерейского Собора Президенту Российской Федерации В.В. Путину. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/418821.html (дата обращения: 19.06.2021).
<11> Святейший Патриарх Алексий подтвердил, что Русская Церковь не требует от государства реституции церковного имущества. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/389738.html (дата обращения: 19.06.2021).

В действительности передача религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности, по Федеральному закону от 30.11.2010 N 327-ФЗ не могла быть реституцией в юридическом смысле, т.е. восстановлением утраченного права собственности на него.
Законодательство Российской Федерации не предусматривает реституции недвижимого имущества, национализированного после Октябрьской революции 1917 г. Так, согласно п. 3 ст. 25 ЗК РФ "не подлежат возврату земельные участки, не подлежит возмещению или компенсации стоимость земельных участков, которые были национализированы до 1 января 1991 года в соответствии с законодательством, действовавшим на момент национализации земельных участков". В своем Определении от 15.07.2004 N 282-О Конституционный Суд РФ подтвердил незыблемость этой нормы.
Представители РПЦ еще на стадии обсуждения проекта Закона N 327-ФЗ (законопроект N 391395-5) высказали мнение, что он затрагивает "в первую очередь те храмы и монастыри, которые уже используются для церковных нужд. В них проходят службы, налаживается монашеская жизнь, развивается социальное служение. И речь идет о том, чтобы право бессрочного пользования в отношении этого "имущества" сменить на право собственности, то есть де-факто перевести в де-юре" <12>.
--------------------------------
<12> Законопроект о передаче церковного имущества касается не икон, а зданий, которые Церковь уже использует, отмечают в Московском патриархате. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=34477 (дата обращения: 19.06.2021).

Однако, как показывает практика, намерение РПЦ получить безвозмездно в собственность (пользование) распространилось не только на храмы и монастыри, но и на другие объекты недвижимости <13>. Достижению этой цели служит применяемое в судебной практике расширительное толкование термина "имущество религиозного назначения".
--------------------------------
<13> Помимо споров о доходных домах (см., напр.: Постановления АС Московского округа от 28.04.2021 по делу N А40-277917/2019, от 05.02.2021 по делу N А40-12932/2020, от 28.10.2020 по делу N А40-127162/2019, от 07.12.2017 по делу N А40-30217/2017 и др.), можно обнаружить, например, споры о торговых помещениях (см.: решение АС г. Москвы от 29.11.2018 по делу N А40-190998/2017).

Определение данного термина впервые появилось в утвержденном Постановлением Правительства РФ от 30.06.2001 N 490 Положении о передаче религиозным организациям находящегося в федеральной собственности имущества религиозного назначения, отнесенного к музейным предметам и музейным коллекциям, включенным в состав государственной части Музейного фонда Российской Федерации, либо документам Архивного фонда Российской Федерации. В первом пункте этого документа говорилось: "Настоящее Положение определяет порядок передачи религиозным организациям в собственность либо пользование находящегося в федеральной собственности недвижимого имущества религиозного назначения (здесь и далее в цитатах выделено нами. - В.Т., В.Д.)..." и далее в скобках конкретизировалось данное понятие - "...здания и сооружения с относящимися к ним земельными участками, в том числе монастырские и иные культовые комплексы, построенные для совершения и обеспечения богослужений, молитвенных и религиозных собраний, других религиозных обрядов и церемоний, а также профессионального религиозного образования" <14>. К движимому имуществу религиозного назначения рассматриваемое Положение отнесло предметы внутреннего убранства культовых зданий и сооружений или предметы, которые предназначаются для богослужебных и иных религиозных целей.
--------------------------------
<14> В новой редакции данного Положения, утвержденной Постановлением Правительства РФ от 21.04.2011 N 300, п. 1 был изложен в следующей редакции: "Настоящее Положение определяет порядок передачи религиозным организациям в безвозмездное пользование находящегося в федеральной собственности имущества религиозного назначения (предметы внутреннего убранства культовых зданий и сооружений или предметы, предназначенные для богослужебных и иных религиозных целей), отнесенного к музейным предметам и музейным коллекциям, включенным в состав государственной части Музейного фонда Российской Федерации, либо документам Архивного фонда Российской Федерации".

Нетрудно заметить: основным условием для того, чтобы отнести объекты недвижимости к имуществу религиозного назначения, была названа цель строительства - "построенное для...". При этом указаны конкретные виды деятельности религиозных организаций, которые в своем подлинном смысле являются религиозными. Обращает на себя внимание, что среди них отсутствовала "монашеская жизнедеятельность".
В п. 1 ст. 2 Федерального закона N 327-ФЗ термину "имущество религиозного назначения" было придано еще более широкое значение - в перечень признаков этого рода имущества добавили использование его для обеспечения монашеской жизнедеятельности.
При подготовке проекта Закона N 327-ФЗ (законопроект N 391395-5) приведенную формулировку подвергли обоснованной критике. Так, например, в экспертном заключении Российского института культурологии <15> в качестве основного возражения было указано, что "в законопроекте отсутствует четкое определение основного понятия "имущество религиозного назначения". При желании его можно толковать весьма широко, так как почти каждая культура возникла на почве религии и многими зримыми и незримыми нитями с ней связана. В этом случае термин "имущество религиозного назначения" может быть трактован предельно широко, что предопределяет невозможность введения разумных ограничений в сфере применения данного законопроекта".
--------------------------------
<15> Экспертное заключение Российского института культурологии Государственного института искусствознания и ИКОМ России. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/ekspertnoe-zaklyuchenie-rossiyskogo-instituta-kulturologii-gosudarstvennogo-instituta-iskusstvoznaniya-i-ikom-rossii-po-proektu/view-er (дата обращения: 19.06.2021).

На опасность расширительного толкования понятия "имущество религиозного назначения" в законопроекте N 391395-5 было указано и в заключении от 09.09.2010 Комитета Государственной Думы по собственности <16>. Согласно позиции Комитета "в силу расширительного характера и неконкретности правовой нормы о видах имущества, не имеющего религиозного назначения, но предназначенного для обслуживания имущества религиозного значения, в собственность религиозным организациям могут быть переданы котельные, автопарки, иные объекты коммунально-бытового или социального назначения, предназначенные для обслуживания жителей соответствующих населенных пунктов, реставрационные мастерские, а также имущество коммерческого использования (например, имущество ремонтно-строительных организаций, сельскохозяйственных и перерабатывающих организаций, магазины и т.п.), которое подлежит приватизации из государственной или муниципальной собственности на возмездной основе в соответствии с Федеральным законом "О приватизации государственного и муниципального имущества". В собственности религиозных организаций должно находиться исключительно то имущество, которое непосредственно предназначено для реализации уставных задач таких организаций".
--------------------------------
<16> Заключение Комитета по собственности от 09.09.2010 N 3.9-86/1.1 "По проекту Федерального закона N 391395-5 "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности" // СПС "КонсультантПлюс".

Аналогичную критику дал и другой Комитет Государственной Думы <17>: "Определение имущества религиозного назначения нуждается в значительной доработке, поскольку предполагает существенную юридическую неопределенность относительно точного содержания используемых в нем понятий, многие из которых являются оценочными и допускают необоснованное расширительное толкование, что может привести к ошибкам в правоприменительной практике, имущественным спорам и социальным конфликтам. В частности, непонятно, что понимается под имуществом, обеспечивающим "монашескую жизнедеятельность", если монастырские комплексы уже отнесены к имуществу религиозного назначения. Какое имущество относится к "иным культовым комплексам", в каких зданиях и сооружениях осуществляются "другие религиозные обряды и церемонии", какие здания относятся к "зданиям для временного проживания паломников", что относится к предметам, предназначенным для "иных богослужебных целей".
--------------------------------
<17> Заключение Комитета по культуре от 21.09.2010 N 3.266/503 "На проект Федерального закона N 391395-5 "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности" // СПС "КонсультантПлюс".

Ряд экспертов высказали более серьезные опасения. Так, профессор РГГУ, религиовед Анатолий Пчелинцев отметил, что "идеологически законопроект не продуман, он может повлечь серьезные социальные конфликты - религиозное рейдерство, когда на законных основаниях будут захватываться помещения" <18>. По мнению другого эксперта Алексея Мухина, "власть рассчитывает, что церковь в знак благодарности будет выступать на ее стороне по мере развития социального напряжения в обществе" <19>.
--------------------------------
<18> Коробов П. Церковь наделяют от государства // Коммерсантъ. 2010. 9 нояб. URL: https://www.kommersant.ru/doc/1535399 (дата обращения: 19.06.2021).
<19> Там же.

Из изложенного можно сделать вывод: еще до вступления Закона N 327-ФЗ в силу сформулированное в нем понятие "имущество религиозного назначения" вызывало обоснованные возражения специалистов, видевших в нем возможность его расширительного толкования исключительно в пользу религиозных организаций. Дополнение содержания понятия "имущество религиозного назначения" в Законе N 327-ФЗ категорией "монашеская жизнедеятельность" дало дополнительную почву для раздоров и во многом предопределило текущую ситуацию необоснованного "затаскивания" по своей сути нерелигиозных объектов в понятие "имущество религиозного назначения".
Очевидно, что для смягчения конфликтов, которые возникают в случаях, когда выдвигаются требования о передаче РПЦ государственного и муниципального имущества на том основании, что оно обеспечивает "монашескую жизнедеятельность", необходимо выявить подлинный смысл данного термина и законодательно его закрепить.
Перечень видов деятельности религиозной организации, который учитывается при определении цели строительства объекта недвижимости, чтобы применить Закон N 327-ФЗ, является исчерпывающим в том смысле, что он предполагает только такие ее виды, которые в полной мере соответствуют сущности религиозной организации как юридического лица, призванного способствовать реализации закрепленных ст. 28 Конституции Российской Федерации прав граждан в сфере религии. Однако приводимому в этом перечне термину "монашеская жизнедеятельность" нет определения в Федеральном законе N 327-ФЗ.
Конечно, в различных религиозных системах монашеская жизнедеятельность понимается по-разному. Между тем в подавляющем большинстве судебных споров, связанных с применением этого понятия, одной из спорящих сторон является РПЦ.
Федеральный закон от 26.09.1997 N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" предусматривает в ст. 15, что "религиозные организации действуют в соответствии со своими внутренними установлениями, если они не противоречат законодательству Российской Федерации, и обладают правоспособностью, предусматриваемой в их уставах". При этом "государство уважает внутренние установления религиозных организаций, если указанные установления не противоречат законодательству Российской Федерации".
По нашему мнению, обратившись к установлениям, действующим в рамках РПЦ, можно довольно точно определить значение термина "монашеская жизнедеятельность". Причем выработать такое его толкование, которое будет иметь полноценное юридическое значение и использоваться при решении конкретных судебных дел.
Об этом свидетельствует экспертное заключение одного из авторов данной статьи <20>. В нем подробно излагается такое понимание монашеской жизнедеятельности, которое позволяет отделить ее от деятельности монастырской <21>.
--------------------------------
<20> См.: Томсинов В.А. Экспертное заключение по вопросам передачи религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной и муниципальной собственности. М., 2020. URL: http://tomsinov.com/russia_contemp/tomsinov_v.a-ehkspertnoe_zakljuchenie.pdf (дата обращения: 19.06.2021). Данное заключение представила в суд одна из сторон спора по делу N А40-277917/2019.
<21> См.: Там же. С. 15 - 26.

Оба этих вида религиозной деятельности взаимосвязаны неразрывно, поэтому, как правило, отождествляются и смешиваются между собой. Анализ судебной практики по делам о передаче РПЦ имущества, находящегося в государственной и муниципальной собственности, показывает: в содержание монашеской жизнедеятельности часто включают все то, что составляет объем деятельности монастыря. Между тем монастырь, как правило, выступает в действительности не только обителью для монашеской жизни, но и крупным хозяйствующим субъектом, ведущим интенсивную и широкую экономическую деятельность. Монастырская деятельность требует для своего обеспечения денежных средств, причем немалых, которые часто получить можно только от предпринимательской деятельности, а не от государства или частных лиц в виде пожертвований.
Это суждение было бы только мнением и не имело сколь-нибудь весомого юридического значения, если бы оно не вытекало из действующих установлений Русской православной церкви и православной христианской традиции, по которой РПЦ живет уже сотни лет.
Сущность монашеской жизнедеятельности определяется в Положении о монастырях и монашествующих, принятом на Архиерейском соборе Русской православной церкви 29 ноября - 2 декабря 2017 г., которое, в свою очередь, опирается на следующие установления:
1) правила святых апостолов, святых соборов Вселенских и Поместных и святых отцов;
2) Устав Русской православной церкви;
3) решения Архиерейских соборов и Священного синода, которые касаются жизни монастырей и монашества.
Кроме того, монашескую жизнедеятельность регламентирует внутренний устав монастыря и его гражданский устав как документ, определяющий статус и деятельность монастыря в качестве религиозной организации согласно действующему законодательству Российской Федерации.
Анализ всего комплекса правовых норм о монашеской жизнедеятельности в церковных установлениях и законодательстве Российской империи с учетом ее понимания в православно-христианской традиции приводит к следующим выводам о ее сущности. Они имеют юридическое значение при решении вопроса о том, относится ли какое-либо здание или помещение к имуществу религиозного назначения.
1. Монашеская жизнедеятельность предполагает отделенность, обособленность от внешнего светского мира. В Положении о монастырях и монашествующих 2017 г. эта характеристика выражена следующими словами:
- "Монашество - это особый образ христианского жительства, заключающийся во всецелом посвящении себя на служение Богу";
- "Монах ( [греч.] - один, уединенный) - тот, кто избирает жизнь уединенную, отрекается от всех мирских отношений, пребывая в непрестанном внутреннем общении с Богом";
- "Желание соединиться со Христом побуждает монахов полностью отречься от мира, не из презрения к нему, но ради удаления от соблазнов, греховных страстей и ради того, чтобы "устранить от себя все препятствия к любви Божией";
- "Внешнее и внутреннее устройство обители направлено на то, чтобы обеспечить монашествующим необходимые условия для избранного ими образа жизни: отделенность от внешнего мира, возможность участия в богослужениях и совершения келейных молитв, и несения послушаний".
2. Монашеская жизнедеятельность предполагает в качестве правила постоянное пребывание за стенами монастыря. "Монахи, как обещавшие Богу неисходно пребывать в своей обители, не должны покидать монастырь ради каких-либо временных потребностей и нужд. По этой причине игумен должен всячески ограждать вверенных ему братьев от необходимости выходов в мир", - предписывает Положение о монастырях и монашествующих.
3. Монашеская жизнедеятельность предполагает самоотверженное несение трудов на благо обители. Труд - это необходимый и важнейший элемент монашеской жизнедеятельности. В идеале монахи должны обеспечивать себя материальными средствами только собственным трудом или такими способами, которые не противоречат монашескому образу жизни и мировоззрению. Предпринимательская же деятельность, направленная на получение прибыли, явно противоречит монашеской жизнедеятельности.
4. Монашеская жизнедеятельность покоится на принципе нестяжания. Положение о монастырях и монашествующих предписывает: "Стремящийся к евангельскому совершенству и избирающий монашеский образ жизни должен освободить себя от попечения об имуществе"; "Недопустимо, чтобы кельи монахов наполнялись дорогой мебелью, предметами роскоши, телевизорами и тому подобным. Монашествующие в священном сане, а также занимающие ответственные должности не должны ставить себя в привилегированное положение и пользоваться разного рода льготами".
Таким образом, в современных установлениях РПЦ и в православно-христианской традиции монашеская жизнедеятельность явно не совпадает с монастырской деятельностью. В отличие от монастырской деятельности, которая является не только религиозной, но и в значительной мере деятельностью хозяйственной и даже предпринимательской, монашеская жизнедеятельность есть по своей сущности образ жизни. Очевидно, что это явление никакие денежные доходы, денежные суммы обеспечивать не могут. Монашескую жизнедеятельность обеспечивает внутреннее устройство монастыря, господствующая в нем духовная атмосфера.
Анализ применения на практике положений Федерального закона N 327-ФЗ показывает: имуществом, которое обеспечивает монашескую жизнедеятельность, РПЦ и нередко суд признают не только собственно монастырские здания, но и построенные монастырями доходные дома. Приведенные же выводы о сущности монашеской жизнедеятельности убеждают, что такие дома обеспечивали в действительности не монашескую, а монастырскую деятельность. Поэтому доходы, которые монастырь получал от какой-либо предпринимательской деятельности, в том числе от сдачи внаем квартир в доходных домах, нельзя считать доходами, обеспечивающими монашескую жизнедеятельность.

* * *

Подводя итог размышлениям о юридических проблемах, возникающих в процессе применения Федерального закона N 327-ФЗ в судебной практике, следует заметить, что разрешение их соответствует прежде всего интересам Русской православной церкви, а значит, и русской цивилизации, важнейшим столпом которой, наряду с государством, она является.
Сила Церкви не в богатстве, а в правде. Приобретая материальное богатство, она должна проявлять особую заботу о сохранении своей общественной репутации. Способы приобретения богатства должны быть праведными. Это означает прежде всего, что они должны быть законными не только в смысле соответствия действующему закону, но и в глазах общества. В случаях, когда передача Церкви каких-либо объектов государственной собственности соответствует нормативным актам, а общество считает ее незаконной, невозможно говорить о том, что Церковь приобретает материальное богатство праведным путем. Более того, невозможно вообще говорить, что Церковь получает какое-либо имущество. Реальная передача объектов государственного имущества Церкви происходит лишь тогда, когда Церковь приобретает на него права, которые в полной мере опираются на закон, а не попирают его.

References

  1. Musin A.E. Church antiquity in modern Russia [Tserkovnaya starina v sovremennoy Rossii]. St. Petersburg, 2010. 456 p.
  2. Tomsinov V.A. Expert Opinion on the Transfer of State and Municipally Owned Religious Property to Religious Organisations [Ekspertnoe zakljuchenie po voprosam peredachi religioznym organizacijam imushhestva religioznogo naznachenija, nahodjashhegosja v gosudarstvennoj i municipal'noj sobstvennosti]. Moscow, 2020. 34 p., available at: URL: http://tomsinov.com/russia_contemp/tomsinov_v.a-ehkspertnoe_zakljuchenie.pdf (accessed 19 June 2021).
10.01.2022

Внесенным в Госдуму Правительством законопроектом предлагается введение в КоАП РФ нового состава административного правонарушения по статье 14.6.1 "Непредставление предложения о цене на продукцию по государственному оборонному заказу и информации о затратах на ее производство".

подробнее
29.12.2021

Законопроект направлен на установление условий предоставления гражданства РФ лицам, которые проживают в России и способны стать полноценными членами российского общества. В частности, законопроектом предусмотрено сокращение числа требований более чем к 20 категориям лиц при приеме их в гражданство Российской Федерации и признании российскими гражданами. Также расширен перечень преступлений, совершение которых влечет за собой прекращение гражданства РФ.

подробнее
25.12.2021

Законопроектом предлагается запретить применение пиротехнических изделий на территориях населенных пунктов (за исключением специально отведенных мест), в зданиях, строениях и сооружениях, в лесах, на особо охраняемых природных территориях и иных, установленных законом, местах.

подробнее
21.12.2021

Закон направлен на реализацию положений Конституции о единой системе публичной власти, а также на совершенствование организации публичной власти в субъектах Российской Федерации. Новый закон, в частности, запрещает главам регионов именоваться президентами, при этом разрешая им избираться более чем на два срока подряд.

подробнее
17.12.2021

Законопроект предусматривает введение уголовной ответственности за нарушение ПДД лицом, ранее подвергнутым административному наказанию и лишенным права управления транспортными средствами.

подробнее
13.12.2021

Проект закона ориентирован на установление особенностей регулирования отношений, которые связаны с выбросами и поглощением парниковых газов на территории Сахалинской области. Законопроектом также предусмотрена возможность включения в данный эксперимент иных субъектов РФ, методом внесения изменений в этот закон.

подробнее

Информация. Знания. Результат
↑