По любым вопросам: admjuridcons@gmail.com

Все статьи > Реформы канонического права в понтификат Папы Франциска: эпохальные изменения в эпоху изменений (Вишневский А.А.)

Реформы канонического права в понтификат Папы Франциска: эпохальные изменения в эпоху изменений (Вишневский А.А.)

Дата размещения статьи: 12.12.2021

Реформы канонического права в понтификат Папы Франциска: эпохальные изменения в эпоху изменений (Вишневский А.А.)

Название статьи навеяно фразой из Рождественского послания папы Франциска Римской курии от 21 декабря 2019 г.: "Мы на себе ощущаем не просто эпоху изменений, но эпохальные изменения". Он повторил ее и в апостольской конституции Pascite Gregem Dei, которая реформировала каноническое право преступлений и наказаний. Взгляд на новеллы канонического права Католической церкви, имевшие место в течение последних семи лет, позволяет охарактеризовать их именно таким образом.
В настоящей статье мы приведем краткий обзор наиболее важных изменений в каноническом праве, в том числе получивших широкий общественный резонанс: изменения в положениях о браке и канонических преступлениях.

1. Положения о браке

В системе канонического права нормы о браке традиционно занимают важнейшее место, по сути являясь теми нормами, которые наиболее затрагивают интересы членов церкви - мирян или, в терминологии Кодекса канонического права 1983 г. (далее - Кодекс) <1>, верных Христу, не являющихся священниками.
--------------------------------
<1> Кодекс канонического права, промульгированный властью папы Иоанна Павла II 25 января 1983 г. (далее - ККП 1983 г.).

Без преувеличения можно сказать: камень преткновения для канонического права - это нерасторжимость брака, что явно расходится с теми представлениями о союзе мужчины и женщины, которые бытуют в современном обществе. Действительно, каноническое право Римско-католической церкви - это религиозно-правовая система, которая наиболее последовательно придерживается постулата о принципиальной нерасторжимости брака: он не только не должен расторгаться, но и не может быть расторгнут в силу своей природы, как таинства союза мужчины и женщины.
Справедливости ради заметим: каноническому праву все же известен развод по ряду оснований. Прежде всего, следует сказать о возможности расторжения незавершенного брака. Дело в том, что каноническое право различает брак заключенный, который возникает после совершения брачной церемонии в соответствии с предписанной формой (когда она применима), и заключенный и завершенный, каковым он становится, когда после канонического заключения брака супруги совершили акт, по своей природе направленный на порождение потомства. В соответствии с Кодексом заключенный, но незавершенный брак можно расторгнуть при наличии веских причин. А брак заключенный и завершенный "не может быть расторгнут никакой человеческой властью". Сказанное не следует понимать упрощенно - таким образом, что любой незавершенный брак может быть расторгнут, для этого нужны действительно очень веские причины. Показательно, что Кодекс даже не устанавливает какой-либо перечень таких причин, оставляя в каждом конкретном случае вопрос об их серьезности на усмотрение Апостольского престола.
Кроме этого, каноническому праву известно расторжение брака по следующим основаниям:
- развод в силу паулинистской привилегии <2> - применим в случаях, когда супруги до заключения брака не были христианами, затем один из них принял христианство, а другая сторона не захотела сожительствовать с крещеным супругом. В этом случае крещеная сторона получает право на расторжение брака;
- развод при полигамии, который допускается (и даже является необходимым), когда мужчина, состоящий в полигамном браке, принимает христианство, - в этом случае брак сохраняется только с одной из его жен, а с остальными должен быть расторгнут. Кодекс отдает предпочтение браку с первой женой, но предоставляет право выбора мужчине, если с ней ему оставаться затруднительно <3>;
- развод в силу вынужденного разлучения, который допускается в случаях, когда брак был заключен между некрещеными супругами, а впоследствии, т.е. после крещения, католическая сторона не могла восстановить сожительство с некрещеным супругом из-за тюремного заключения или иных преследований <4>;
- расторжение в силу привилегии веры - это основание применимо в редких случаях и при наличии специфических оснований. В частности, когда хотя бы один из супругов был некрещеным в момент заключения брака, после принятия христианства не имело место завершение брака.
--------------------------------
<2> Кан. 1143 ККП 1983 г. Своим происхождением и названием данное основание обязано апостолу Павлу, который установил соответствующее правило в одном из своих посланий: 1 Кор. 7, 12 - 13, 15.
<3> Кан. 1148 ККП 1983 г.
<4> Там же.

Из перечисленных оснований расторжения брака, признаваемых каноническим правом, очевидно: они неприменимы к подавляющему большинству случаев, когда супруги желают прекратить свои отношения, которые, с их точки зрения, стали нежелательными или невозможными. Эта проблема с течением времени приобрела особую остроту в католическом мире - как уже упоминалось, каноническое право Римско-католической церкви настаивает на нерасторжимости брака наиболее последовательно.
Если в православной традиции развод традиционно допускался в случае прелюбодеяния (впоследствии перечень "православных" оснований неимоверно расширился <5>), то в католической традиции знаменитое высказывание о том, что "кто разводится с женой своей, кроме вины прелюбодеяния", получило ограничительную трактовку, согласно которой под прелюбодеянием в данном случае в Писании имеется в виду кровосмешение <6>.
--------------------------------
<5> Документы "Основы социальной концепции Русской православной церкви" (принят на Архиерейском соборе в августе 2000 г.) и "О канонических аспектах церковного брака" (принят на Архиерейском соборе 1 декабря 2017 г.) в качестве оснований для "утраты браком канонической силы" допускают: отпадение от православия, прелюбодеяние и противоестественные пороки, неспособность к брачному сожитию, наступившую до брака или являющуюся следствием намеренного самокалечения; заболевание проказой, сифилисом, СПИДом, хронический алкоголизм или наркоманию; длительное безвестное отсутствие, посягательство на жизнь или здоровье супруги или детей, снохачество, сводничество, извлечение выгод из непотребств супруга, совершение женой аборта при несогласии мужа, злонамеренное оставление одного супруга другим.
<6> См. об этом, напр.: Galagher Cl. Church Law and Church Order in Rome and Byzantium: A Comparative Study. University of Birmingham, 2002. P. 33.

Тем не менее и в католической традиции существует своеобразный выход из безвыходной ситуации - юридическое прекращение отношений супругов возможно с использованием института недействительности брака.
Данный институт юридически принципиально отличается от развода тем, что если при разводе происходит именно прекращение существующих брачных отношений, то признание брака недействительным означает признание того, что брак и не существовал вовсе. Практические последствия для супругов в обоих случаях не представляют большой разницы, но возникают проблемы законнорожденности появившихся в таком сожительстве детей.
Перечень оснований недействительности брака в каноническом праве Римской церкви достаточно широк. Во-первых, это основания, связанные с дефектом формы. Каноническая форма бракосочетания в Римско-католической церкви является обязательной для браков, в которых муж или жена - католик (католичка).
Во-вторых, брак может быть признан недействительным в силу отменяющих препятствий. В их числе Кодекс признает недостижение брачного возраста, импотенцию, связанность существующим браком, препятствия в связи с особым религиозным статусом (например, воспрещение брака для священника или монашествующих), родственные и приравненные к ним отношения и ряд других <7>.
--------------------------------
<7> Кан. 1083 - 1094 ККП 1983 г.

Но наиболее серьезное практическое значение для признания брака недействительным имеет возможность признать брак таковым в силу дефекта брачного согласия. Дело в том, что в католической традиции брачному согласию отводится особая роль. Именно через согласие мужчины и женщины конкретный брак католиков приобретает характер таинства. Священник в данном случае лишь ассистирует при совершении таинства, принимая это согласие от лица Церкви, но не сообщает браку таинственный характер.
Это имеет своим логичным следствием глубокую проработку в католической доктрине института брачного согласия - только настоящее брачное согласие порождает брак как таинство. Отрицательная сторона этого - брачное согласие не является полноценным, действительным, если были какие-либо каноническое дефекты. Каноническому праву известны такие дефекты согласия, как неспособность к полноценному брачному согласию (в частности, речь идет об умалишенных); неведение, ошибка относительно существенных свойств брака (в отношении его единства и нерасторжимости); ошибка в отношении лица, с которым происходит обмен брачным согласием; введение в заблуждение, симуляция брачного согласия, условное согласие, принуждение и страх.
Показательно следующее: в обществе существует стойкое стремление к расширительному толкованию оснований для признания брачного согласия дефектным (соответственно, признания брака недействительным).
Например, неспособность к полноценному брачному согласию традиционно рассматривалась как следствие душевной болезни, когда болезненное состояние сознания исключает возможность разумного суждения. Наряду с этим данное основание применялось к случаям, когда брачное согласие давалось в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.
Но в последнее время все чаще данное основание стали применять к случаям, когда психически здоровый человек не может дать полноценное согласие в силу психологических причин. Например, если у мужчины существует такая сексуальная патология, как гомосексуализм или нимфомания, то она может повлиять на поведение в такой степени, что мужчина просто окажется психологически неспособным принять на себя обязательства, которые вытекают из брачного статуса. Другим примером может служить психологическая незрелость, когда брачное согласие дается под влиянием мнения родителей. И что особенно обращает на себя внимание - появление в юридической литературе и на рынке юридических услуг профессиональных консультаций, направленных на подтверждение данных психологических характеристик, когда реальной причиной намерения признать брачное согласие дефектным являлось желание супругов прекратить брачные отношения, а дефект брачного согласия играл роль подходящего для этой цели основания, не более <8>.
--------------------------------
<8> См., напр.: Zwack Joseph P. Annulment: Your Chance to Remarry within the Catholic Church. A Step-by-Step Guide. San Francisco, 1983.

Не касаясь моральной и теологической стороны вопроса, объективности ради следует признать, что в реалиях современного общества католическая позиция о нерасторжимости брака стала в буквальном смысле трещать по швам.
Со стороны Римско-католической церкви на это последовала реакция в виде Апостольского послания motu proprio <9> - Mitis judex Dominus Iesus ("Кроткий судья Господь Иисус") <10>.
--------------------------------
<9> Motu proprio (буквально "по собственному желанию") - рескрипт Римского понтифика административного характера, издаваемый им по собственной инициативе и собственноручно подписываемый.
<10> Другое Апостольское послание motu proprio - Mitis et misericoris Iesus ("Иисус кроткий и милосердный") - вносило соответствующие изменения в Кодекс канонов восточных католических церквей.

Содержание документа касается исключительно процессуальной стороны вопроса. Дело в том, что Кодекс канонического права устанавливает не только относящиеся к браку материально-правовые нормы, о которых шла речь выше, но и регламентирует процессы - на уровне общих процессуальных норм и на уровне отдельных видов процессов. В частности, титул I части III книги VII Кодекса устанавливает нормы, относящиеся к брачным процессам. Собственно реформы коснулись главы I, которая посвящена делам по объявлению брака недействительным.
Суть может быть суммирована следующим образом:
- если ранее для объявления брака недействительным требовалось не только скрупулезное рассмотрение дела в церковном суде, но и подтверждение этого решения апелляционной инстанцией (не в силу того, что несогласная с решением первой инстанции сторона подала апелляцию, но в качестве необходимого условия вступления решения в силу во всех случаях), то теперь решения суда первой инстанции было достаточно;
- если апелляция все же возникала из-за несогласия заинтересованной стороны, то наряду с сохранением процессуальных правомочий Римской роты <11> вводилась более "близкая", более досягаемая инстанция - митрополит;
- состав суда первой инстанции из коллегиального превращался в единоличного судью, назначенного епископом, либо же дело рассматривалось единолично и непосредственно епископом - именно эта опция рассматривалась в motu proprio в качестве предпочтительной;
- существовавший прежде весьма сложный процесс рассмотрения дела в суде первой инстанции заменялся упрощенным кратким процессом без лишних формальностей, особенно в случаях, "где предполагаемая недействительность брака подтверждена четкими аргументами";
- процесс становился бесплатным - это обстоятельство последнее по счету, но не по значению, поскольку социологические оценки показывали, что судебные издержки были препятствием для заинтересованных сторон в немалом количестве случаев.
--------------------------------
<11> Высший апелляционный трибунал в Католической церкви.

Эти реформы буквально всколыхнули, если не взбудоражили католический мир, даже раздавались голоса, утверждавшие, что Церковь отказывается от неизменного на протяжении веков постулата о нерасторжимости брака. Вряд ли есть основания для таких категоричных оценок.
Единство и нерасторжимость продолжают оставаться существенными свойствами брака в католической традиции. Другое дело, что не все фактически существующие официальные отношения соответствуют тем высоким критериям, которые установлены Кодексом в титуле, посвященном таинству брака.
Признать эту правду в конкретном очевидном случае в упрощенном порядке означает не отказ от самой ценности, но отказ от создания искусственных препятствий на пути установления истины.

2. Положения о канонических преступлениях и наказаниях

Реформы книги VI Кодекса, посвященной санкциям в Церкви, уместно предварить кратким замечанием об "уголовном праве" Римско-католической церкви. Выражение "уголовное право" взято в кавычки не потому, что оно "менее серьезно" по сравнению со светским уголовным правом - такой вывод можно было бы сделать на том простом основании, что нарушение канонических норм не преследуется в уголовном порядке государством, - а в силу особой природы канонического уголовного права, отличающего его от привычного нам светского уголовного права.
Изначальный постулат канонического уголовного права может быть суммирован следующим образом: Церковь - по своей природе благодатное сообщество, поддерживаемое Святым Духом, но члены Церкви, люди, - грешники по природе, в силу греховности самой человеческой натуры. Отсюда необходимость поддержания и восстановления мира церковного сообщества - как с целью охраны интересов Церкви, так и с целью предоставить возможность согрешившему члену Церкви вернуться в церковное общение - ведет к признанию за Церковью права налагать соответствующие санкции <12>.
--------------------------------
<12> См.: The Code of Canon Law: A Text and Commentary / ed. by J.A. Coriden, T.J. Green, D.E. Heintschel. N.Y., 1985. P. 893.

Понятно, что подобная "презумпция греховности" не имеет смысла для светского уголовного права. Столь же неприемлемо для светского уголовного права рассматривать в качестве оснований для санкций "прегрешения совести" - действительно, светское уголовное право не занимается "мыслями", если они не реализованы в действиях. Для канонического же уголовного права существует так называемый внутренний форум, где имеют место "тайные", т.е. неизвестные сообществу, правонарушения, которые хотя и не имели внешнего проявления, но могут повлечь канонические последствия, например если о таких помыслах стало известно священнику в ходе исповеди (сказанное не означает, что любой грех одновременно и преступление - для этого грех должен быть достаточно серьезен).
Сказанное не должно порождать мысль о "несовместимости" этих двух систем уголовного права, о том, что это две совершенно различные, несоприкасающиеся сферы. Напротив, имело и имеет место их взаимодействие.
Во-первых, в процессе становления современного уголовного права каноническое право сыграло важнейшую роль. Достаточно вспомнить, что основополагающий принцип nullum crimen, nulla poena sine lege, который принято ассоциировать с просветителями XVIII в., уходит своими средневековыми корнями к трудам выдающегося богослова XII в. епископа Петра Ломбардского <13>.
--------------------------------
<13> Из доступных в русском переводе исследований о роли канонического права в становлении западноевропейского права по-прежнему можно рекомендовать работы Гарольда Дж. Бермана, в частности: Берман Г.Дж. Западная традиция права: эпоха формирования. М., 1994.

Во-вторых, для канонического права, как уголовного, так и в целом, имеет серьезное значение факт совершения деяния, которое рассматривается в качестве преступного светским уголовным правом, поскольку совершение уголовно наказуемого деяния влечет за собой и канонические последствия.
Каноническому уголовному праву известны два типа наказаний: врачующие и искупительные. В отличие от своего предшественника современный Кодекс канонического права не дает определений различных типов наказаний <14>, но из содержания соответствующих канонов их суть можно представить следующим образом:
- врачующие наказания, или цензуры, направлены на исправление виновной стороны и ее реинтеграцию в жизнь сообщества. Соответственно, по достижении должного раскаяния виновной стороной цензура императивно прекращает свое действие. К таким наказаниям относятся отлучение, интердикт и отстранение (суспенсия) <15>;
- искупительные наказания направлены на устранение вреда, нанесенного церковному сообществу соответствующим правонарушением. При таких наказаниях факт раскаяния виновника не имеет принципиального значения (оно может иметь место и при серьезном раскаянии), поскольку главное для такого наказания - предоставление церковному сообществу справедливой "компенсации". К таким наказаниям относятся запрет или предписание проживать на определенном месте или территории; лишение власти, должности, обязанностей, правомочия, привилегии, милости, звания; перевод на другую должность в порядке наказания и, наконец, лишение статуса клирика <16>.
--------------------------------
<14> ККП 1983 г. избегает определений исходя из того, что более совершенная правовая система должна базироваться не на жестких определениях, а на принципах.
<15> Кан. 1331 - 1333 ККП 1983 г.
<16> Кан. 1336 ККП 1983 г.

Кроме того, каноническому праву известны профилактические наказания (увещания и порицания) и покаяния.
Что же касается канонических деликтных составов, то они всегда в значительной степени были зависимы от характера церковно-государственных отношений. В настоящее время они сгруппированы по таким видам:
- против религии и единства Церкви;
- против церковной власти и свободы Церкви;
- самовольное присвоение церковных обязанностей и преступления при их исполнении;
- клевета и подлог;
- против особых обязательств;
- против жизни и свободы человека.
Показательно, что этот список неисчерпывающий, поскольку в силу общего правила существует возможность привлечения к наказанию за правонарушение, не предусмотренное Кодексом, если это оправдывается особой тяжестью правонарушения или необходимо с целью предотвратить соблазн или устранить его последствия <17>.
--------------------------------
<17> Кан. 1399 ККП 1983 г.

Реформа книги VI Кодекса затронула различные аспекты канонического уголовного права, но в рамках настоящего краткого обзора ограничимся нововведениями, которые касаются деликтных составов.
С экклезиологической точки зрения немаловажное значение имеет перемещение ряда составов. Так, если такие составы, как проповедь вероучения, осужденного Римским понтификом или Вселенским собором, либо упрямое отвержение вероучения Церкви, несмотря на увещания Апостольского престола или ординария; и обжалование актов Римского понтифика <18> Вселенскому собору или Коллегии епископов <19>, ранее относились к преступлениям против церковной власти и свободы Церкви, то теперь они перенесены в титул I книги VI и рассматриваются в качестве преступлений против религии и единства Церкви. То есть это наиболее тяжкие канонические преступления, которые посягают не просто на церковное административное устройство, но на самые основы религии и церкви.
--------------------------------
<18> Каноническое право исключает возможность обжалования актов Римского понтифика, поскольку тот ex officio пользуется в Церкви верховной, полной, непосредственной и универсальной ординарной властью, которую он всегда может свободно осуществлять (Кан. 331 ККП 1983 г.). Как следствие, против его решения или декрета нельзя подать ни апелляцию, ни обжалование (Кан. 333 ККП 1983 г.).
<19> Коллегия епископов - совокупность всех епископов Католической церкви, как собранных на собор, так и рассеянных по миру.

Не будет ошибкой утверждать, что основное внимание привлекли те нововведения Кодекса, которые появились в ответ на получившие широкий общественный резонанс недавние факты сексуальных отклонений в среде католического клира. В терминологии канонического уголовного права эти отклонения именуют емким понятием "нарушение шестой заповеди Декалога".
Напомним, что Декалог, т.е. 10 библейских заповедей, содержится в той части Библии, которую в христианской традиции называют Ветхим Заветом. Десять заповедей повторяются в нем дважды: первый раз в Книге Исход, второй - в Книге Второзаконие. Шестая заповедь содержит краткое, но емкое предписание "Не прелюбодействуй", которое в традиционной христианской богословской интерпретации всегда подлежало расширительному толкованию, восходящему к известному новозаветному положению. Согласно ему даже вожделенный взгляд рассматривается в качестве нарушения шестой заповеди, а не только узко понимаемый физиологический акт.
Новые положения Кодекса специально перечисляют те виды нарушений шестой заповеди, которые в последнее время получили широкий общественный резонанс. В структуре преступных составов Кодекс рассматривает нарушение шестой заповеди в качестве преступления против жизни и свободы человека.
Традиционно, в изначальной редакции Кодекса, в качестве таковых рассматривались следующие составы: убийство, похищение или удерживание человека силой или обманом, нанесение увечий или тяжких ранений, а также совершение аборта с воспоследовавшим результатом.
Новая редакция книги VI дополнена следующими составами <20>:
- нарушение шестой заповеди Декалога с несовершеннолетним или с лицом, которое обычно страдает расстройством рассудка, либо с лицом, которому закон предоставляет защиту, равную той, что предоставлена несовершеннолетним или страдающим расстройством рассудка;
- склонение или вовлечение несовершеннолетнего или лица, которое обычно страдает расстройством рассудка, или лица, которому закон предоставляет равную с вышеуказанными лицами защиту, в занятие порнографией, либо принятие участия в порнографических выставках, как реальных, так и симулированных;
- аморальное приобретение, удерживание, демонстрирование или распространение в любой форме и с использованием любой технологии порнографических изображений несовершеннолетних либо лиц, которые обычно страдают расстройством рассудка.
--------------------------------
<20> Кан. 1398 § 1 ККП 1983 г.

Показательно, что в качестве субъектов таких преступлений Кодекс рассматривает только клириков и монашествующих. При этом клирик подлежит отстранению от церковной должности, а монашествующий - искупительным и другим наказаниям в соответствии с тяжестью содеянного. Это не должно пониматься таким образом, что совершение подобных действий другими лицами, которые хотя и не священники, но все же являются субъектами канонического права (верные Христу, члены Церкви), либо совершение вышеуказанных действий по отношению к лицам, не являющимся несовершеннолетними или страдающим расстройством рассудка, не имеют канонических препятствий. Речь идет лишь о том, что именно указанные в каноне 1 398 новые составы выделены в отдельную категорию преступлений, влекущих серьезные последствия для лиц с особым каноническим статусом. В немалой степени это было продиктовано тем печальным общественным резонансом, который получили случаи совершения священниками подобного рода злоупотреблений. В свете своей структуры Кодекс оптимизировал применение к таким лицам канонических санкций, которые ранее, не будучи специально установленными за такие деяния, могли быть применены только на основании общей нормы канонического права преступлений и наказаний. Согласно ей, кроме случаев, специально предусмотренных законом, "внешнее нарушение Божественного или канонического закона лишь тогда может караться справедливыми наказаниями, когда к наказанию взывает особая тяжесть правонарушения и к нему побуждает необходимость предотвратить соблазн или устранить его последствия" <21>.
--------------------------------
<21> Кан. 1399 ККП 1983 г.

Таковы самые основные изменения в каноническом праве Католической церкви, которые уместились в рамки небольшого тематического обзора. Конечно, за каждой нормой Кодекса канонического права несложно разглядеть длиннейший и богатейший шлейф богословских, философских, юридических построений, адекватное изложение которых потребовало бы формата специальной монографии. Но даже сказанное в рамках настоящей статьи подтверждает, что Церковь ищет юридические средства, которые при сохранении верности основополагающим постулатам теологически-юридического характера: единству и нерасторжимости брака, справедливому каноническому наказанию за преступление, даже прямо не предусмотренному законом, но заслуживающему наказания в силу особой тяжести и устранения соблазна - позволяют ей в этом мире достичь целей адекватными юридическими средствами.

References

  1. Berman H.J. Law and Revolution: The Formation of the Western Legal Tradition [Zapadnaya traditsiya prava: Epokha formirovaniya]. Moscow, 1994. 624 p.
  2. Coriden J.A., Green T.J., Heintschel D.E. (eds.). The Code of Canon Law: A Text and Commentary. N.Y., 1985. 1152 p.
  3. Galagher Cl. Church Law and Church Order in Rome and Byzantium: A Comparative Study. University of Birmingham, 2002. 294 p.
  4. Zwack J.P. Annulment: Your Chance to Remarry within the Catholic Church. A Step-by-Step Guide. San Francisco, 1983. 144 p.
10.01.2022

Внесенным в Госдуму Правительством законопроектом предлагается введение в КоАП РФ нового состава административного правонарушения по статье 14.6.1 "Непредставление предложения о цене на продукцию по государственному оборонному заказу и информации о затратах на ее производство".

подробнее
29.12.2021

Законопроект направлен на установление условий предоставления гражданства РФ лицам, которые проживают в России и способны стать полноценными членами российского общества. В частности, законопроектом предусмотрено сокращение числа требований более чем к 20 категориям лиц при приеме их в гражданство Российской Федерации и признании российскими гражданами. Также расширен перечень преступлений, совершение которых влечет за собой прекращение гражданства РФ.

подробнее
25.12.2021

Законопроектом предлагается запретить применение пиротехнических изделий на территориях населенных пунктов (за исключением специально отведенных мест), в зданиях, строениях и сооружениях, в лесах, на особо охраняемых природных территориях и иных, установленных законом, местах.

подробнее
21.12.2021

Закон направлен на реализацию положений Конституции о единой системе публичной власти, а также на совершенствование организации публичной власти в субъектах Российской Федерации. Новый закон, в частности, запрещает главам регионов именоваться президентами, при этом разрешая им избираться более чем на два срока подряд.

подробнее
17.12.2021

Законопроект предусматривает введение уголовной ответственности за нарушение ПДД лицом, ранее подвергнутым административному наказанию и лишенным права управления транспортными средствами.

подробнее
13.12.2021

Проект закона ориентирован на установление особенностей регулирования отношений, которые связаны с выбросами и поглощением парниковых газов на территории Сахалинской области. Законопроектом также предусмотрена возможность включения в данный эксперимент иных субъектов РФ, методом внесения изменений в этот закон.

подробнее

Информация. Знания. Результат
↑