По любым вопросам: admjuridcons@gmail.com

Все статьи > Решение Европейского суда по делу "Терхеш против Румынии" от 13 апреля 2021 г., жалоба N 49933/20 (Боднарчук О.)

Решение Европейского суда по делу "Терхеш против Румынии" от 13 апреля 2021 г., жалоба N 49933/20 (Боднарчук О.)

Дата размещения статьи: 11.12.2021

Решение Европейского суда по делу "Терхеш против Румынии" от 13 апреля 2021 г., жалоба N 49933/20 (Боднарчук О.)

Настоящий комментарий затрагивает одну из самых актуальных на сегодня тем - меры самоизоляции в связи с коронавирусной инфекцией COVID-19 в свете Европейской конвенции по правам человека. Комментируя решение Европейского суда по правам человека по делу "Терхеш против Румынии", автор обращает внимание читателя на два аспекта. Первый аспект - это соответствие мер самоизоляции пункту 1 статьи 5 Европейской конвенции. Второй аспект - это отступление государствами-участниками от соблюдения обязательств в связи с пандемией COVID-19. Представляется, что оба эти аспекта не только интересны в отдельно взятом решении, но также заставляют задуматься о соответствии ограничений, связанных с пандемией COVID-19, Европейской конвенции.

Ключевые слова: Европейский суд по правам человека, пандемия COVID-19, меры самоизоляции, пункт 1 статьи 5 Европейской конвенции по правам человека, статья 15 Европейской конвенции по правам человека, отступление государствами-участниками от соблюдения обязательств в связи с пандемией COVID-19.

 

Настоящее дело Европейского суда по правам человека (далее - Европейский суд) касается одного из наиболее актуальных вопросов для представителя любого государства - участника Европейской конвенции по правам человека (далее - Европейская конвенция). Вопрос этот - коронавирусная инфекция COVID-19. Так, в последнее время Европейский суд рассмотрел несколько дел, тем или иным образом связанных с настоящими эпидемиологическими реалиями, например дело о вопросах обязательной вакцинации <1> или же дело, затрагивающее среди прочего содержание заявителя с вновь прибывшими просителями убежища, которые проходили карантин в связи с коронавирусной инфекцией COVID-19 <2>. Однако решение "Терхеш против Румынии" касается другого вопроса, связанного с пандемией COVID-19, а именно соответствия мер самоизоляции пункту 1 статьи 5 Европейской конвенции и обоснованности отступления от соблюдения обязательств по смыслу ее статьи 15. Итак, к каким же выводам пришел Европейский суд?
--------------------------------
<1> См.: Постановление Большой Палаты Европейского суда по делу "Вавржичка и другие против Чешской Республики" (Vavricka and Others v. Czech Republic) от 8 апреля 2021 г., жалобы N 47621/13, 3867/14, 73094/14, 19298/15, 19306/15 и 43883/15.
<2> См.: Постановление Европейского суда по делу "Феилазо против Мальты" (Feilazoo v. Malta) от 11 марта 2021 г., жалоба N 6865/19.

Прежде всего, Европейский суд пришел к заключению, что пункт 1 статьи 5 Европейской конвенции не применяется к мерам самоизоляции, которые были приняты правительством Румынии <3>. Чтобы прийти к данному выводу, Европейский суд проанализировал ситуацию заявителя, румынского политика, в свете своей правоприменительной практики <4>. Европейский суд подчеркнул, что меры самоизоляции были определены национальным законодательством и являлись обязательными для всех членов общества. Таким образом, нельзя рассматривать меры самоизоляции как индивидуальную ограничительную меру в отношении заявителя <5>. Что же касается непосредственно анализа ситуации заявителя, Европейский суд отметил, что он мог покинуть свое место жительства по различным причинам, мог по необходимости посещать различные места, не подвергался индивидуальному наблюдению со стороны властей и мог поддерживать социальные связи <6>. Таким образом, степень ограничений, предусмотренных мерами самоизоляции, не позволяет приравнять их к домашнему аресту <7>. Кроме того, заявитель не пояснил Европейскому суду, как меры самоизоляции повлияли на его состояние, и не представил никаких конкретных элементов, чтобы описать, как он пережил период самоизоляции <8>. Как следствие, Европейский суд пришел к выводу, что меры самоизоляции не являются лишением свободы по смыслу пункта 1 статьи 5 Европейской конвенции <9>. Данный вывод Европейского суда был вполне ожидаем ввиду его предыдущей правоприменительной практики, чрезвычайных обстоятельств, вызванных пандемией COVID-19, и общего характера жалобы.
--------------------------------
<3> См.: решение Европейского суда по делу "Терхеш против Румынии" (Terhes v. Romania) от 13 апреля 2021 г., жалоба N 49933/20, § 46.
<4> См.: Там же. § 41.
<5> См.: Там же. § 42.
<6> См.: Там же. § 43.
<7> См.: Там же.
<8> См.: Там же. § 44.
<9> См.: Там же. § 45.

Однако данный вывод Европейского суда не позволил ему высказаться об отступлении государствами-участниками от соблюдения обязательств в связи с пандемией COVID-19. Тому есть две причины. Во-первых, чтобы проверить обоснованность отступления от соблюдения обязательств, нужно не только чтобы статья 5 применялась, но и чтобы принятые меры не соответствовали положениям Конвенции, например ее статье 5 <10>. Данный критерий явно не выполнен в настоящем деле. Во-вторых, заявитель в своей жалобе, к сожалению, не ссылался на статью 2 Протокола N 4 к Европейской конвенции, которая гарантирует свободу передвижения, и применение которой, как видится, было бы более вероятным в настоящем деле <11>. Таким образом, Европейский суд не смог проанализировать обоснованность отступления от соблюдения обязательств Румынией.
--------------------------------
<10> См.: Постановление Европейского суда по делу "Ирландия против Соединенного Королевства" (Ireland v. United Kingdom) от 18 января 1978 г., жалоба N 5310/71, § 191. См. также: Постановление Большой Палаты Европейского суда по делу "А. и другие против Соединенного Королевства" (A. and Others v. United Kingdom) от 19 февраля 2009 г., жалоба N 3455/05, § 161.
<11> См.: упомянутое выше решение Европейского суда по делу "Терхеш против Румынии", §§ 38 и 46.

Хотелось бы отметить, что данное обстоятельство вызывает сожаление у всего правового сообщества, так как вопрос необходимости отступлений в свете пандемии COVID-19 очень серьезно обсуждался международной правовой доктриной <12>. С одной стороны, потому что множество государств-участников проинформировало Генерального секретаря Совета Европы об отступлении от соблюдения обязательств в соответствии со статьей 15 Европейской конвенции <13>, что вызвало массу различных мнений по данному вопросу. С другой стороны, потому что имело место опасение как чрезмерного ограничения государствами прав и свобод человека в рамках таких отступлений <14>, так и слишком сдержанного контроля Европейского суда в подобных случаях <15>. Однако Европейский суд не смог высказаться по данному вопросу в настоящем деле, и, по всей видимости, доктринальный спор пока остается открытым.
--------------------------------
<12> См.: Alan Greene, States should declare a State of Emergency using Article 15 ECHR to confront the Coronavirus Pandemic // Strasbourg Observers, April 2, 2020. См. также: Jean-Paul Costa, Le recours a l'article 15 de la Convention europeenne des droits de l'homme // Le club des juristes, April 27, 2020. См. также: Frederic Sudre, La Convention EDH face au Covid-19: depasser les apparences // Le club des juristes, April 27, 2020. См. также: Sebastien Touze, La restriction vaudra toujours mieux que la derogation... // Le club des juristes, April 22, 2020. См. также: Thierry Renoux and Maria Gudzenko, Pas de mise en quarantaine de la Convention europeenne des droits de l'homme // Le club des juristes, April 24, 2020.
<13> Такие отступления были сделаны в разные периоды времени Сербией, Сан-Марино, Румынией, Республикой Молдова, Северной Македонией, Латвией, Грузией, Эстонией, Арменией и Албанией. Для более подробной информации см. официальный сайт Совета Европы, Бюро договоров, Уведомления в соответствии со статьей 15 Конвенции в рамках пандемии COVID-19 [https://www.coe.int/en/web/conventions/full-list/-/conventions/webContent/99943603].
<14> См.: Alan Greene, States should declare a State of Emergency using Article 15 ECHR to confront the Coronavirus Pandemic // Strasbourg Observers, April 2, 2020.
<15> См. также: Sebastien Touze, La restriction vaudra toujours mieux que la derogation... // Le club des juristes, April 22, 2020.

10.01.2022

Внесенным в Госдуму Правительством законопроектом предлагается введение в КоАП РФ нового состава административного правонарушения по статье 14.6.1 "Непредставление предложения о цене на продукцию по государственному оборонному заказу и информации о затратах на ее производство".

подробнее
29.12.2021

Законопроект направлен на установление условий предоставления гражданства РФ лицам, которые проживают в России и способны стать полноценными членами российского общества. В частности, законопроектом предусмотрено сокращение числа требований более чем к 20 категориям лиц при приеме их в гражданство Российской Федерации и признании российскими гражданами. Также расширен перечень преступлений, совершение которых влечет за собой прекращение гражданства РФ.

подробнее
25.12.2021

Законопроектом предлагается запретить применение пиротехнических изделий на территориях населенных пунктов (за исключением специально отведенных мест), в зданиях, строениях и сооружениях, в лесах, на особо охраняемых природных территориях и иных, установленных законом, местах.

подробнее
21.12.2021

Закон направлен на реализацию положений Конституции о единой системе публичной власти, а также на совершенствование организации публичной власти в субъектах Российской Федерации. Новый закон, в частности, запрещает главам регионов именоваться президентами, при этом разрешая им избираться более чем на два срока подряд.

подробнее
17.12.2021

Законопроект предусматривает введение уголовной ответственности за нарушение ПДД лицом, ранее подвергнутым административному наказанию и лишенным права управления транспортными средствами.

подробнее
13.12.2021

Проект закона ориентирован на установление особенностей регулирования отношений, которые связаны с выбросами и поглощением парниковых газов на территории Сахалинской области. Законопроектом также предусмотрена возможность включения в данный эксперимент иных субъектов РФ, методом внесения изменений в этот закон.

подробнее

Информация. Знания. Результат
↑