По любым вопросам: admjuridcons@gmail.com

Все статьи > К вопросу о пределах прав суда апелляционной инстанции при принятии решений, ухудшающих положение осужденного (Бабенко И.А., Плетнев В.В., Пшава В.В.)

К вопросу о пределах прав суда апелляционной инстанции при принятии решений, ухудшающих положение осужденного (Бабенко И.А., Плетнев В.В., Пшава В.В.)

Дата размещения статьи: 15.10.2021

К вопросу о пределах прав суда апелляционной инстанции при принятии решений, ухудшающих положение осужденного (Бабенко И.А., Плетнев В.В., Пшава В.В.)

Для рассмотрения пределов прав суда апелляционной инстанции при принятии решений об ухудшении положения осужденного либо оправданного лица, гражданского ответчика следует раскрыть понятие "поворот к худшему" в уголовном процессе России в целом и в апелляционном производстве в частности. Разъяснения, которые даны Верховным Судом Российской Федерации в Постановлении Пленума от 27 ноября 2012 г. N 26 "О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции", определяют "поворот к худшему" в апелляции как принятие решения, которое ухудшает положение лица, осужденного за совершение преступления приговором суда первой инстанции, по отношению к такому приговору. Верховный Суд РФ указывает, что в соответствии с нормой, содержащейся в ст. 389.24 Уголовно-процессуального кодекса РФ (УПК РФ), в ходе рассмотрения дела в апелляционном суде такое ухудшение положения осужденного невозможно, если производство не инициировано стороной обвинения.

Кроме того, существует условие, не позволяющее суду выйти за пределы доводов поданной жалобы (представления), а также за рамки обвинения, которое было предъявлено в ходе предварительного расследования. Статья 252 УПК РФ накладывает запрет изменять обвинение на более тяжкое, содержащее существенные отличия в фактических обстоятельствах уголовного дела, а также порождающее применение более строгого наказания ввиду применения иной статьи Уголовного кодекса РФ в ходе судебного разбирательства, а также на те случаи, в которых обвинение может дополниться новыми фактами, влекущими за собой изменение квалификации преступления, что потребует применения нормы уголовного права с санкцией, предусматривающей по сравнению с ранее предъявленным обвинением более строгое наказание, в противном случае будет нарушено право обвиняемого на защиту.
Авторам близка позиция И.В. Килиной, которая указывает на тот факт, что "законодательная регламентация института поворота к худшему не учитывает особенностей различных видов производств в уголовном судопроизводстве", несмотря на то что эволюция уголовно-процессуального законодательства повлияла на расширение полномочий суда апелляционной инстанции по принятию решений, которые могут ухудшить положение осужденного лица. Кроме того, также справедливо замечание о том, что в УПК РФ "отсутствуют нормы, позволяющие правоприменителю найти ответ на вопрос, в каком случае имеет место поворот к худшему, а в каком не имеет" <1>.
--------------------------------
<1> Килина И.В. Поворот к худшему при пересмотре приговоров и иных итоговых решений суда в апелляционном порядке: автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.09. Ульяновск, 2019. С. 2, 5.

Обратимся к статистической информации, которая содержится в отчетах о работе судов общей юрисдикции по рассмотрению уголовных дел в апелляционном порядке за 2017 - 2020 гг., размещенных на сайте Судебного департамента Верховного Суда Российской Федерации. В период с 2017 по 2020 год значительно увеличилось число уголовных дел, рассмотренных в апелляционном порядке по жалобам и представлениям: с 82 089 уголовных дел до 108 421.
Согласно сведениям, за 2018 г. за год резко увеличилось число уголовных дел, которые направлены на новое рассмотрение в суд первой инстанции и по которым был отменен обвинительный приговор ввиду мягкости назначенного наказания: в 2017 г. такие уголовные дела вовсе отсутствовали, а уже на конец 2018 г. число отмененных по этому основанию приговоров равно 39, и тенденция сохранилась на конец 2019 г. - 36, незначительным снижением указанного показателя отметился 2020 г. - 28. Количество дел, возвращенных прокурору, возросло с 18 в 2017 г. до 723 в 2018 г. и лишь незначительно снизилось в 2019 г. до 697 и 2020 г. - до 656.
Кроме того, ощутимо увеличилось количество обвинительных приговоров, которые были изменены апелляционным судом с усилением наказания: лишь 9 приговоров изменено судом с изменением квалификации в 2017 г., а в 2018 г. уже 242, в 2019 г. - 172, в 2020 г. - 156; усилено наказание без изменения квалификации деяния 68 лицам, осужденным в 2017 г., а в 2018 г. это количество увеличивается в десятки раз - до 2 614, в 2019 г. и 2020 г. число таких приговоров лишь незначительно снизилось до 2 379 и 1 965 соответственно.
Статистические данные по оправдательным приговорам также свидетельствуют о возросшем количестве решений, отмененных апелляционным судом, в результате пересмотра которых уголовные дела были направлены на новое судебное разбирательство (с 8 приговоров в 2017 г. до 501 в 2018 г., 528 в 2019 г., 615 в 2020 г.), а также уголовных дел, возвращенных прокурору (2017 г. - 1, 2018 г. - 44, 2019 г. - 28, 2020 г. - 20) <2>.
--------------------------------
<2> Судебная статистика. URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79 (дата обращения: 20.05.2021).

Правозащитники видят в данных обстоятельствах однозначное указание на обвинительный уклон российского уголовного судопроизводства. Факт отмены и без того небольшого количества постановленных оправдательных приговоров привлекает особое внимание к судебной системе. Уполномоченный по правам человека в России Т.Н. Москалькова в своем ежегодном докладе в 2019 г. отметила низкий процент оправдательных приговоров и традиционно высокий показатель жалоб (35%) на несправедливость приговоров. По мнению омбудсмена, "характер этих обращений демонстрирует несогласие граждан с квалификацией вмененных им уголовно наказуемых деяний и назначенным наказанием в связи с излишней суровостью" <3>. В указанных обстоятельствах ужесточение наказания судом апелляционной инстанции, равно как и отмена приговора, расценивается многими правоведами как подмена судом функции обвинения.
--------------------------------
<3> Доклад уполномоченного по правам человека в России за 2019 год. URL: https://ombudsmanrf.org/upload/files/docs/lib/doc2019_fin_compressed.pdf.

От реформы уголовно-процессуального законодательства, завершившейся в 2013 г., правоприменители, представляющие сторону государственного обвинения, ждали возросшего количества решений в суде апелляционной инстанции, устраняющих судебные ошибки, допущенные ранее и влекущие необходимость ухудшения положения осужденного, в рамках полномочий, предоставленных апелляционному суду уголовно-процессуальным законодательством. Однако, как было отмечено Д.В. Смирновым, еще в 2015 г. ситуация оставалась неизменной и даже при наличии оснований, указанных в законе, положение осужденных не ухудшалось в итоге апелляционного пересмотра <4>. Такая ситуация продлилась вплоть до 2018 г., после чего возросло количество отмененных приговоров, в том числе оправдательных с последующим ухудшением положения осужденных по сравнению с приговором первой инстанции. Такая ситуация рассматривалась как закономерное явление, поскольку, как отмечает, например, А.Г. Тузов, в российской правовой культуре укрепилось понимание целей института пересмотра судебных решений "как проявление механизма обеспечения законности и восстановления справедливости" <5>.
--------------------------------
<4> Смирнов Д.В. Ухудшение положения осужденного в суде апелляционной инстанции // Законность. 2015. N 2. С. 37.
<5> Тузов А.Г. Свобода обжалования приговора и процессуальное положение участников уголовного процесса в Российской Федерации и Чешской Республике // Сибирский юридический вестник. 2017. N 2. С. 94.

В связи с этим примечателен тот факт, что в российской научной среде весьма неоднозначно относятся к такому правовому явлению, как "поворот к худшему", при пересмотре итоговых судебных решений.
В соответствии с назначением уголовного судопроизводства проверочные производства призваны не только не допускать незаконное обвинение, осуждение, но и восстановить нарушенные права лиц, потерпевших от преступлений. Также в соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор является законным, обоснованным и справедливым, если судом правильно применены нормы материального и процессуального права. Законодатель в ч. 2 ст. 389.18 УПК РФ закрепляет, что несправедливым является не только приговор, по которому назначено чрезмерно суровое наказание, но и наказание, которое является чрезмерно мягким в сравнении с тяжестью совершенного деяния.
Кроме того, так называемый "поворот к худшему" при производстве в суде апелляционной инстанции возможен при соблюдении совокупности требований, ограничивающих пределы прав суда апелляционной инстанции. Ухудшение положения осужденного лица недопустимо в том случае, когда приговор обжалован стороной защиты. Для такого решения необходимы представление или жалоба со стороны обвинения. Данное ограничение делает апелляционный пересмотр не только механизмом обеспечения законности при производстве по уголовным делам, но и средством защиты прав, принадлежащих осужденному (оправданному) как участнику уголовного судопроизводства.
Вместе с тем следует отметить, что "поворот к худшему" для осужденного лица влечет в том числе основание, предусмотренное ч. 3 ст. 389.22 УПК РФ. Кроме того, как указывает В.П. Попов, в соответствии с позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 2 июля 2013 г. N 16-П "По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Республики Узбекистан Б.Т. Гадаева и запросом Курганского областного суда", в судебной практике возможны также случаи, когда апелляционный суд, изучив материалы дела, "приходит к обоснованному выводу о несоответствии обстоятельств, изложенных в обвинительном заключении, фактическим обстоятельствам дела, свидетельствующим о наличии признаков более тяжкого преступления" <6>.
--------------------------------
<6> Попов В.П. Поворот к худшему в суде апелляционной инстанции // Science time. 2014. N 7. С. 332.

Как отмечено выше, уголовное судопроизводство имеет целью восстановление нарушенных прав потерпевших от преступлений лиц посредством вынесения судом справедливого решения, основанного на нормах материального и процессуального права. Конституционный Суд Российской Федерации в упомянутом Постановлении подчеркивает данный тезис, обращая внимание на то, что невозможно принятие справедливого решения в том случае, когда фактические обстоятельства дела не находят отражения в обвинительном заключении, которое определяет пределы судебного разбирательства. Конституционный Суд Российской Федерации указывает, что невозможность изменения обвинения в сторону ухудшения в ходе судебного разбирательства "ставит решение суда в зависимость от решения, обоснованность которого и составляет предмет судебной проверки и которое принимается органами уголовного преследования, в том числе входящими в систему исполнительной власти, то есть является неправомерным вмешательством в осуществление судебной власти". В указанных случаях п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ суду первой инстанции предоставлено право возвратить уголовное дело прокурору по ходатайству одной из сторон, а также по собственной инициативе в тех случаях, когда судом выявлены обстоятельства, без сомнения указывающие на наличие оснований квалифицировать действия обвиняемого в соответствии с нормами уголовного права, предусматривающими более строгий вид наказания.
По мнению Г.А. Есакова, "логичным развитием такого подхода стало бы разрешение суду апелляционной инстанции задействовать п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ по собственной инициативе" <7>. Ограничением для применения указанной нормы уголовно-процессуального права является существование запрета на "поворот к худшему" в рамках апелляционного пересмотра при отсутствии жалобы (представления) стороны обвинения.
--------------------------------
<7> Цит. по: Коробка Е. Апелляция не вправе ухудшать положение подсудимого без инициативы стороны обвинения // Адвокатская газета. 2019. URL: https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-apellyatsiya-ne-vprave-ukhudshat-polozhenie-podsudimogo-bez-initsiativy-storony-obvineniya.

Правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации также содержит указание на то, что запрет "поворот к худшему" в ходе апелляционного пересмотра при отсутствии инициативы стороны обвинения должен соблюдаться также в тех случаях, когда суд отменяет приговор и принимает решение о возвращении дела прокурору при наличии правовых оснований, позволяющих квалифицировать преступление как более тяжкое, хотя в уголовно-процессуальном законе прямое указание на это отсутствует. Как разъяснил Суд, пределы прав, предоставленных суду апелляционной инстанции для принятия решений, которые могут повлечь для осужденного ухудшение положения по сравнению с решением, принятым судом первой инстанции, предопределены тем, что поводом к возбуждению апелляционного пересмотра является исключительно жалоба и (либо) представление сторон. Запрет поворота к худшему находится в системной связи с порядком возбуждения производства по жалобе (представлению), направленной в суд апелляционной инстанции. Таким образом, апелляционный суд не вправе по собственной инициативе ухудшать положение подсудимого по жалобе, поданной в его интересах, поскольку это повлечет за собой "chilling effect" - "сковывающий эффект", создающий препятствие стороне защиты для принятия решения об обжаловании приговора в апелляционном порядке, то есть для реализации конституционного права на повторное рассмотрение дела в вышестоящем суде <8>.
--------------------------------
<8> Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2019 г. N 3271-О "По запросу Воронежского областного суда о проверке конституционности части первой статьи 389.24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 04.05.2021).

Примечательно, что ухудшение положения осужденного рассматривается в российской уголовно-процессуальной науке преимущественно с точки зрения "недопустимости поворота к худшему" при пересмотре судебного решения, если он инициирован стороной защиты. Однако, как показывает судебная практика, и это подтверждается статистическими данными, правоприменители все чаще сталкиваются с уголовными делами, в результате пересмотра которых суд апелляционной инстанции видит необходимость принятия решения, которое может ухудшить положение лица, осужденного за совершение преступления судом первой инстанции.
В указанных случаях, поскольку пределы прав суда апелляционной инстанции поставлены в зависимость от инициативы стороны обвинения и доводов, изложенных в апелляционной жалобе (представлении), именно мотивированное апелляционное представление выступает средством восстановления нарушенных прав лиц, потерпевших от преступления, когда имеет место судебная ошибка либо ошибка органов предварительного расследования на досудебной стадии. Следует согласиться с позицией Р.М. Туркиева и К.С. Сефикурбанова, что "качественно подготовленное, полное и мотивированное апелляционное представление может служить гарантией своевременного исправления допущенной ошибки" <9>. В вопросах рассмотрения судом возможности поворота к худшему для исправления ошибок на предшествующих уголовно-процессуальных стадиях это приобретает особую актуальность.
--------------------------------
<9> Туркиев Р.М., Сефикурбанов К.С. Прокурор в апелляционной инстанции // Закон и право. 2020. N 4. С. 122 - 124.

Вопрос столкновения независимости апелляционного суда и ограничений, наложенных на принятие судом решения об ухудшении положения осужденного в апелляции, отсутствие соответствующей инициативы со стороны обвинения - все то, с чем все чаще приходится сталкиваться правоприменителю, если учитывать количество дел, возвращенных прокурору, и отмененных оправдательных приговоров с направлением дела для повторного рассмотрения в суде первой инстанции.
Б.А. Ринчинов выразил мнение, что не только осужденный, но и потерпевший могут "неправильно оценить все затрагивающие их интересы решения и не обжаловать часть из них" <10>. Отсутствие у апелляционного суда права выйти за пределы доводов, которые указаны в представлении или жалобе, поданной стороной обвинения, когда возникает обоснованная необходимость в ухудшении положения лица, осужденного за совершение преступления, по отношению к приговору, постановленному судом первой инстанции, не способствует восстановлению справедливости и вынесению правосудного решения.
--------------------------------
<10> Ринчинов Б.А. Пределы прав суда апелляционной инстанции и поворот к худшему при пересмотре судебных решений, не вступивших в законную силу // Сибирский юридический вестник. 2013. N 1. С. 103.

По мнению В.А. Давыдова, такая ситуация "дезавуирует саму идею апелляции как инстанции, которая принимает окончательное решение по делу" <11>. С другой стороны, запрет на вынесение решения, которое может ухудшить положение осужденного по жалобе, принесенной в его интересах, при отсутствии инициативы обжалования у стороны обвинения, по нашему мнению, обоснован и справедлив, поскольку обеспечивает осужденному свободу обжалования приговора.
--------------------------------
<11> Принятие Федерального закона N 433-ФЗ - весьма значимый этап судебной реформы // Уголовный процесс. 2011. N 3. С. 13.

Безусловно, суды второй инстанции не должны игнорировать нарушения закона, поскольку это негативно отражается на уровне доверия судебной власти. Однако важно не выходить за пределы, установленные Уголовно-процессуальным кодексом РФ, для того чтобы избежать "обвинительного уклона правосудия". Установленные процессуальным законодательством ограничения вполне способствуют снижению рисков злоупотребления правом участниками процесса.
Поскольку в последние годы резко возросло количество решений апелляционных судов, которыми ухудшилось положение лиц, осужденных и оправданных приговорами суда первой инстанции, очень важно рассматривать "поворот к худшему" как самостоятельный институт в российском уголовном процессе, а не только в контексте принципа недопустимости поворота к худшему. Необходимо продолжить работу над исследованием проблем правового регулирования производства в суде апелляционной инстанции, связанных с применением данного института, и разрабатывать пути их разрешения.
На наш взгляд, необходимо закрепить содержание и основания "поворота к худшему" в уголовно-процессуальном законодательстве. Из содержания норм УПК РФ не всегда понятно, в каком случае имеет место ухудшение положения осужденного. Авторам близки научные позиции, в которых высказано мнение о том, что рассмотрение данного института не только с точки зрения правового запрета на его применение при отсутствии инициативы стороны обвинения, но и комплексно повысит доверие к судебной системе. Понимание "поворота к худшему" в том числе как механизма восстановления нарушенных прав лиц, потерпевших от преступлений, и способа устранения судебной ошибки, способствующего принятию правосудного решения в пределах прав, предоставленных суду апелляционной инстанции, положительно скажется на судебной практике.

Литература

1. Килина И.В. Поворот к худшему при пересмотре приговоров и иных итоговых решений суда в апелляционном порядке: автореферат диссертации ... кандидата юридических наук / И.В. Килина. Ульяновск, 2019. 31 с.
2. Коробка Е. КС: Апелляция не вправе ухудшать положение подсудимого без инициативы стороны обвинения / Е. Коробка // Адвокатская газета. 2019. 26 декабря.
3. Москалькова Т.Н. Доклад уполномоченного по правам человека в России за 2019 год / Т.Н. Москалькова. Москва, 2020. 323 с.
4. Попов В.П. Поворот к худшему в суде апелляционной инстанции / В.П. Попов // Science time. 2014. N 7. С. 329 - 335.
5. Ринчинов Б.А. Пределы прав суда апелляционной инстанции и поворот к худшему при пересмотре судебных решений, не вступивших в законную силу / Б.А. Ринчинов // Сибирский юридический вестник. 2013. N 1. С. 102 - 108.
6. Смирнов Д.В. Ухудшение положения осужденного в суде апелляционной инстанции / Д.В. Смирнов // Законность. 2015. N 2. С. 37 - 38.
7. Тузов А.Г. Свобода обжалования приговора и процессуальное положение участников уголовного процесса в Российской Федерации и Чешской Республике / А.Г. Тузов // Сибирский юридический вестник. 2017. N 2. С. 91 - 97.
8. Туркиев Р.М. Прокурор в апелляционной инстанции / Р.М. Туркиев, К.С. Сефикурбанов // Закон и право. 2020. N 4. С. 122 - 124.

02.12.2021

Изменения вносятся в федеральные законы "О потребительском кредите (займе)" и "О кредитных историях". Цель законопроекта - наделение заемщиков - физических лиц, пострадавших в результате ЧС природного или техногенного характера, в целях восстановления своей платежеспособности, правом на получение кредитных каникул по договорам потребительского кредита (займа).

подробнее
30.11.2021

Цель законопроекта - закрепление права органов прокуратуры получать необходимую информацию, доступ к которой ограничен в соответствии с федеральными законами, в том числе проводить обработку персональных данных, полученных не только в связи с осуществлением прокурорского надзора, но и при осуществлении иных полномочий и функций, предусмотренных законодательством РФ.

подробнее
26.11.2021

Целью законопроекта является обеспечение действенной возможности компенсации убытков, а также устранения других неблагоприятных последствий, которые российские граждане и юридические лица претерпевают в результате действия мер ограничительного характера (санкций), в том числе, путем реального исполнения решения суда в Российской Федерации через обращение взыскания на имущество ответчиков (иностранных физических и юридических лиц, вовлеченных в процесс принятия таких мер).

подробнее
22.11.2021

По мнению авторов законопроекта, установление подобного запрета вызвано необходимостью сохранения межнационального и межконфессионального согласия и мира на территории Российской Федерации. Распространение информации о национальности и вероисповедания преступников порождает напряженность в обществе.

подробнее
20.11.2021

Целью законопроекта является модернизация российского законодательства, регламентирующего противодействие коррупции в отношении деятельности уполномоченных по правам потребителей финансовых услуг и руководителя службы обеспечения деятельности финансового уполномоченного.

подробнее
17.11.2021

Законопроектом предусматривается, что для признания физического или юридического лица иностранным агентом, в случае распространения ими сообщений (материалов), созданных или распространенных иностранным СМИ, выполняющим функции иностранного агента, либо российским юридическим лицом, учрежденным иностранным СМИ, выполняющим функции иностранного агента, и (или) в случае участия в создании указанных сообщений и материалов требуется наличие в действиях этого лица признака неоднократности и значительности размера полученных денежных средств или иного имущества.

подробнее

Информация. Знания. Результат
↑