По любым вопросам: admjuridcons@gmail.com

Все статьи > О приспособленчестве в органах власти (Глухов Е.А.)

О приспособленчестве в органах власти (Глухов Е.А.)

Дата размещения статьи: 15.10.2021

О приспособленчестве в органах власти (Глухов Е.А.)

Глухов Е.А., кандидат юридических наук, доцент

Гражданин и Право. 2019. № 4. 

 

Аннотация: в статье анализируется поведение должностного лица, всегда приспосабливающегося к мнению и позиции старшего руководителя. Автор показывает положительные и отрицательные стороны деятельности подобного чиновника, анализирует причины и условия, способствующие атмосфере конформизма в аппарате органа управления. Автор приходит к выводу о снижении эффективности управления при его осуществлении приспособленцами, о нарушении прав подчиненных и клиентов такими служащими в угоду позиции руководства, о наличии у них конфликта интересов между добросовестным исполнение своих обязанностей и корпоративным правилам поведения. Кроме того, в статье сопоставляются такие понятия как «дисциплинированность» и «приспособленчество».

Ключевые слова: приспособленец, конформизм, чиновник, органы власти, стимулы на государственной службе, неформальные отношения, профессиональная деформация, конфликт интересов, эффективность управления, объективность принятия решений.  

 

Служить бы рад, прислуживаться тошно.

А.С. Грибоедов 

 

В настоящей статье автор будет вести речь о приспособленчестве как черте характера. Но не просто как о толерантности или о желании, например, одного из супругов подстроиться к поведению другого, а о приспособленчестве должностных лиц, по служебным вопросам. Автор будет вести речь о приспособленчестве как социальном явлении в системе государственной и муниципальной службы, о соотношении приспособленчества и дисциплинированности, о негативных последствиях приспособленчества, а также о причинах и условиях, способствующих увеличению числа приспособленцев среди российских чиновников[1].

Итак, прежде всего, необходимо определиться в понятиях. Что же такое приспособленчество? Словари дают следующее определение данному термину: приспособленчество – это поведение беспринципного человека, приспосабливающегося к обстоятельствам, к чужим взглядам, маскирующего свои истинные убеждения ради благополучного, бесконфликтного существования[2]. Соответственно, приспособленец – это человек, меняющий свои взгляды, привычки в зависимости от обстоятельств, к которым он приспособляется, двурушник, приспособляющийся к обстоятельствам с целью замаскировать свои истинные взгляды, склонности и привычки[3].

Таким образом, ключевым признаком приспособленца является его способность подстраиваться под обстоятельства, под других людей, избегать конфликтов и изменять свое поведение ради этого. Но что же здесь плохого? Каждый из нас в определенной степени приспособленец, ведь жить в обществе и быть свободным от его влияния нельзя. Человек всегда старается приспособиться к погоде, к новым людям и местам жительства, к новой работе или к новым законам. Игнорировать стиль управления руководства и условия, в которых ты трудишься, глупо и недальновидно.

Работа в команде – тоже своеобразная форма приспособления к другим людям, к трудовому коллективу. Подчинение начальнику, дисциплинированность – также форма приспособленчества, но уже по отношению к вышестоящим в иерархической лестнице.

Так почему же слово «приспособленец» имеет для нас негативное, пренебрежительное значение? По-видимому, потому, что как самостоятельная личность приспособленец как бы и не существует, у него нет своей позиции, своего мнения, своего идеала, он готов поддерживать любые позиции, которые для него выгодно или целесообразно поддерживать в данное время. В дальнейшем такой человек без всяческих колебаний сменит свои взгляды, если это будет ему выгодно. Как флюгер, он всегда держит «нос по ветру».

Проблема морального выбора и детерминант своего поведения, вкуса – это, конечно же, личное дело каждого человека. Однако если это не касается публичных интересов государства. Но как только человек занимает государственную должность, то его черты характера, процедура принятия им юридически значимых для обычных людей решений уже не являются его личным делом ибо влияет на общественные интересы. Здесь государство уже вправе требовать объективности, целесообразности и честности при принятии им решений, соблюдения им норм законодательства. Именно поэтому – для прозрачности, определенности и предсказуемости действий чиновников различных уровней и создаются разнообразные административные регламенты[4].

В настоящей статье сделаем акцент не просто на такое качество человека как «приспособленчество», а на приспособленчество именно человека, занимающего публичную должность, на приспособленчество чиновника. В приспособленчестве всегда есть две позиции: своя и позиция начальника, которые могут, как совпадать, так и не совпадать. Чиновник-приспособленец в любом случае занимает позицию вышестоящего, даже несмотря на свое внутреннее несогласие с ней.

Прежде чем начать анализ заявленной тематики необходимо напомнить два важных момента о взаимоотношения в аппарате управления:

Во-первых, государственные и муниципальные органы, бюрократические структуры управления строятся по иерархическому принципу, в виде пирамиды с руководителями вверху и подчиненными – внизу. Этих уровней несколько, в зависимости от размера структуры и системы распределения в ней функций.

Во-вторых, труд чиновника является интеллектуальным, его нельзя измерить в количественном выражении (в произведенных за смену болванках или спиленных деревьях, например). Эффективность труда чиновника, его качество нельзя измерить по, например, количеству подписанных им бумаг или проведенных совещаний. Даже само количество отработанных им часов на службе не говорит о полезности функционирования чиновника. Эффективность и полезность работы чиновника скрыта от общества. Оценка работы чиновника зависит от мнения такого же чиновника, но только более высокого уровня, причем это мнение может быть как объективным, так и субъективным.

При оценке деятельности подчиненного в бюрократической структуре кроме всего прочего (дисциплинированности, компетентности, работоспособности) в расчет могут приниматься и такие факторы как: лояльность или даже преданность руководству, отзывчивость, правильная реакция на критику со стороны начальства – эти качества считаются положительными для сотрудника. И наоборот, отстаивание своих прав, возражения начальству, пусть даже и обоснованные, основанные на законе расцениваются как пререкательство и конфликтность, считаются негативными характеристиками. Подобными типовыми клише изобилуют характеристики работников аппарата власти: «неправильно реагирует на критику», «положительных выводов не делает»[5], «склонен к пререканиям с начальством», «распоряжения командиров начальников выполняет безоговорочно и в срок» и т.п.

Следовательно, обычный чиновник заинтересован в выстраивании как можно более позитивных и даже дружественных, неформальных отношений с руководителем. Ведь именно от своего руководителя, а не от населения (выборщиков или клиентов организации), а тем более не от подчиненных  зависит и карьерный рост, и наказание, и размер премирования подчиненного, и даже решение о необходимости его увольнения. От усмотрения старшего начальника зависит и размер бюджетных средств, отпускаемых на нужды подчиненных или местных (дотационных) органов управления.

Социологические опросы подтверждают прискорбную тенденцию, что в основу служебного роста лишь 19 % государственных служащих закладывают индивидуальное профессиональное развитие работника[6]. Решающее значение при выдвижении на руководящую должность имеют личные контакты или контакты протеже с руководителями более высокого ранга[7].

Система премирования государственных и муниципальных служащих также способствует приращению лояльности подчиненных начальству. Практически во всех органах власти размер надбавок к денежному довольствию (заработной плате) сотрудников в 1,5-3 раза превышают их официальные должностные оклады. Поэтому подчиненный очень даже заинтересован в высокой оценке со стороны своего начальства, тем самым он рассчитывает на максимально возможный уровень денежного довольствия. И мнение начальства становится для него важнее выполнения требований законодательства, а зачастую и правил морали. Ведь при выявлении нарушений закона наказывать его будет тот же самый начальник, который и потребовал совершить нарушение (которому было выгодно совершение данного нарушения).

Довольно высокий социальный и материальный статус должности, довольно раннее пенсионное обеспечение по сравнению с обычными работниками негосударственного сектора стимулирует таких чиновников «держаться за место», терпеть, приспосабливаться к начальству и практически любым его новым требованиям. К тому же приводит и возможность жестокого наказания подчиненного за малейшее нарушение. Причем строгость взыскания даже за незначительное правонарушение также определяется лично начальником.

И даже если такой чиновник соберется увольняться из госоргана и в дальнейшем устраиваться на новую работу также в государственные структуры, то с большой вероятностью с него либо потребуют характеристику с предыдущего места работы (что также стимулирует работника стараться поддерживать хорошие отношения с начальником), либо постараются неофициально узнать о новом претенденте мнение его бывшего начальника (в т.ч. покладист/непокладист). В некоторых правоохранительных органах власти уже введены институты личного поручительства на поступающего сотрудника со стороны авторитетного и имеющего некоторую выслугу должностного лица[8], что также можно отнести к фактору, способствующему личной преданности поручителю или связанных с ним лиц.

Все это заставляет чиновников выстраивать как можно более подобострастные отношения с руководством. Логичным следствием здесь является сверхлояльность, угодничанье. При таком аномальном развитии бюрократической системы управления иерархическая субординация превращается, в первую очередь, в бюрократизированное чинопочитание. Любая фраза начальника идеализируется, а любое даже  невинное пожелание неукоснительно исполняются.

Нравственно-правовой конформизм чиновника в этом случае наблюдается:

- в расчете на покровительство и защиту со стороны вышестоящих инстанций и коллег по работе в случае того или иного проступка, уверенности в "праве на ошибку", неизбежности нарушений законности и безнаказанности собственных противоправных действий;

- в ориентации на некритичное подчинение любым требованиям, исходящим из вышестоящих инстанций и от влиятельных лиц, в податливости указаниям и давлениям, которые расходятся с законами, ведомственными приказами, должностными инструкциями[9].

И уже становится не так важно, насколько эффективно на самом деле выполняет чиновник свои обязанности, насколько полезен он для общества и государства, если он удобен своему руководству.

В глазах же бюрократа-чиновника именно на начальнике лежит ответственность за его собственную деятельность. Сам бюрократ видит себя просто винтиком в системе, очень дисциплинированным, добросовестным работником, который поступает только так, как приказал начальник. Следовательно, в любых допущенных просчетах, ошибках управления, негативных последствиях виноват не чиновник (который на самом деле действительно плохо сработал, не принял адекватных, эффективных действий, входящих в его компетенцию), а его начальник.

Однако здесь следует напомнить позицию Нюрнбергского трибунала по отношению к высшим чиновникам III Рейха, которые были осуждены, несмотря на то, что в свою защиту они прикрывались незнанием и обязательностью исполнения приказов старших руководителей, в т.ч. и лично А. Гитлера. Статьей 8 Устава Международного военного трибунала было предусмотрено, что если обвиняемый действовал в соответствии с приказом начальника, это не освобождает его от ответственности за содеянное, а может лишь рассматриваться в качестве смягчающего обстоятельства[10].

Теперь рассмотрим приспособленчество подчиненного со стороны его начальника.

Старшему начальнику удобнее работать с таким подчиненным. Его не нужно заставлять, убеждать, задействовать дополнительные рычаги влияния для выполнения любой команды. Такой подчиненный ни в коем случае не донесет о промахах и просчетах своего руководства вышестоящему начальству или в правоохранительные органы, не станет перечить, не будет судиться с начальством даже в случае своей правоты и иным образом «выносить сор из избы».

В этой связи вспоминается фраза, приписываемая президенту США Ф. Рузвельту о никарагуанском диктаторе А. Самосе: «Самоса – может быть, и сукин сын, но он – наш сукин сын». Американский президент дал понять, что ему не нравятся многие процессы в Никарагуа, но лояльность американским интересам диктатора этой страны была все же важнее[11].

Многие современные государственные руководители стремятся привести в возглавляемый коллектив «своих людей» (бывших сокурсников и сослуживцев), считая их преданными и проверенными.Действующее законодательство позволяет назначать даже на высшие должности в государственных органах (должности министров, губернаторов, их советников и заместителей) претендентов лишь по политическим критериям или по субъективному усмотрению старшего начальника, т.е. исходя из личных симпатий и без какого-либо конкурса, вне зависимости от профессионализма и компетентности такого руководителя. Как ярко и образно описал указанное положение М.С. Восленский «если бы на пост директора физического института претендовали беспартийный буржуазный спец Альберт Эйнштейн и братишка с Балтфлота партиец Ваня Хрюшкин, отдавать предпочтение надо было Ване»[12].

Начальнику действительно легче работать с зависимым, лично обязанным и нравственно деградирующим подчиненным чиновником, т.к. последний не имеет притязаний, принципов, собственного достоинства и готов выполнить любой, даже аморальный приказ, согласен с неограниченным подчинением. Взамен ему прощаются личная некомпетентность и огрехи в работе. Безнаказанность еще более развращает чиновника, который в этом случае учится всего лишь имитировать работу и все более и более угождать начальству.

Некоторых современных менеджеров вполне устраивает, что их подчиненный был «замазан» в каком-либо правонарушении, о котором не знают правоохранительные органы, но знает он – руководитель. Ведь при конфликте, при угрозе со стороны подчиненного его можно будет без особого труда нейтрализовать. В сталинское время существовала даже такая практика проводить аресты руководящих работников аппарата только при согласовании такого рода арестов с руководителями арестованных[13]. Естественно, что чем больше было доверие начальника (или приспособленчество подчиненного), тем меньше была вероятность согласования ареста, попытки спасти подчиненного.

Поэтому существует даже такая категория руководителей, которые воспринимают умение управлять как умение поймать подчиненного на ошибке, "посадить на крючок", чтобы требовать выполнения любых своих команд в дальнейшем, даже если эти команды выходят за пределы служебных отношений и формальных инструкций. Отдать подчиненному заранее невыполнимое распоряжение, прийти к нему с проверкой в то время, когда он не может быть к ней готов, по сути, уже означает подставить человека. Это своего рода шантаж, только не в целях получения материальных выгод, а в целях заручиться верностью подчиненного, обезопасить себя снизу.

Зависимым человека можно сделать, и если сначала подставить под невыполнимую задачу или совершение им промаха, за что должна наступать ответственность, а потом якобы тайными способами освободить от нее. Лояльность такому начальнику в указанной ситуации гарантирована[14], что и требуется обычно начальнику от любого пусть даже самого принципиального подчиненного.

Учитывая изложенное, приведем в представленной ниже таблице основные отличия дисциплинированности от приспособленчества:

Дисциплинированность

Приспособленчество

Строгое и точное соблюдение законодательства и нормативных обезличенных правил организации, приказов руководителей. Осуществляется только в пределах служебного времени и трудовой функции сотрудника, при этом приказы руководителя обладают более низким приоритетом по сравнению с нормами законодательства и Административных регламентов сотрудников.

Приоритет распоряжений руководителя по сравнению с требованиями законодательства и правилами организации. Служение в первую очередь руководству, в том числе и за пределами служебных отношений, и лишь по остаточному принципу – выполнение своих обязанностей. Подчинение интересов выполняемой функции интересам карьеры.

 

Как и в любой иной закрытой от внешних глаз структуре, в бюрократической организации возникает свой корпоративный дух, своя мораль и этика, где приспособленчество является одним из критериев успешной работы. Межличностные отношения внутри бюрократической организации формируются по образу «свой – чужой». А "Свои" лучше всех "не своих"[15], «они не предадут, их нужно защищать». Приспособленцу в такой системе гораздо комфортнее работать, статус приспособленца выгоден как его хозяину, так и начальству.

О массовом распространении приспособленчества в аппарате управления свидетельствует тот факт, что, говоря о каком-то конкретном чиновнике, прежде всего, спрашивают, чей он или кто за ним стоит. Если небольшой руководитель не смог войти в какой-либо клан, обзавестись влиятельным покровителем, долго на своем месте он не продержится[16].

Какие негативные последствия влечет наличие приспособленцев в органах власти?

1. Приспособленец не надежен, его словам и обещаниям нельзя доверять, он с легкостью от них откажется. Во взаимодействии с клиентами такой чиновник привносит нестабильность, неуверенность, произвол. Все это, в свою очередь, является следствием ручного управления его патрона.

Между тем административное управление – по сути это и есть система правил поведения; если правил нет, возникает хаос, беззаконие. В условиях, когда «до Бога высоко, а до царя далеко», именно правовой акт становится средством, упорядочивающим и оберегающим общественные отношения. Сам же чиновник – хоть и носитель власти, однако он осуществляет ее не от своего имени или лица старшего начальника, а от лица государства, в интересах некой общности людей.

Видный немецкий философ Г. Гегель еще в начале XIX в. заметил, что «управление есть, прежде всего, формальное выполнение законов и их поддержание»[17]. Бюрократическое управление – это управление, которое должно следовать детально разработанным правилам и предписаниям, установленным властью вышестоящего органа (законодательством). Обязанность бюрократа – выполнять то, что велят ему эти правила и предписания. Его свобода действовать в соответствии с собственными убеждениями и желаниями ограничена законом.

2. «Мне объяснили, что правда – это то, что сейчас во благо королю», – горько сказал один из героев книги Стругацких. Система приспособленчества генерирует очковтирательство– преподнесение информации начальству исключительно в радужном свете, а все неблагоприятное тщательно скрывается, ретушируется, приуменьшается. В результате действительное положение вещей, пройдя через бюрократические донесения, предстает в совершенно превратном виде. И те, что стоят наверху, не имея ни малейшего понятия об истинной картине, поневоле принимают решения, противоречащие интересам дела. В государственной жизни, таким образом, образуется два противоположных мира, бумажный и действительный, которые не имеют ничего общего[18].

В этой связи в качестве примера хотелось бы привести советские времена, когда свыше 90 % эфирного времени телевидения отводилось под позитивные новости о достижениях власти, а все происшествия замалчивались. Любопытно, что подобный бюрократический «оптимизм» увеличивается в размерах по мере продвижения вверх по административной лестнице: чем ближе к высшему начальству, тем радужнее звучат рапорты[19].

3. Эффективность системы, в которой работают приспособленцы, весьма зависит от лидера этой системы. И большое счастье, когда начальник адекватный, ратует о пользе для дела не временщик и не самодур. А что получается, если наоборот? Вся работа подчиненного коллектива подстраивается под его нерациональные требования, система работает вхолостую или даже во вред делу, общим задачам организации.

Но такая обстановка, опять-таки, негативно влияет на эффективность управления. Лидер, которому никто не смеет возразить, которого подчиненные называют непогрешимым, которому все поддакивают, обречен на потерю управления. Любой даже самый гениальный лидер может ошибаться, тем более может ошибаться бюрократическая система, с множеством должностных лиц, принимающая ежедневно множество решений по различного направления вопросам. Здесь ошибка одного должностного лица может повлечь (и нередко влечет) за собой лавинообразный рост числа ошибок других, связанных с ним, должностных лиц, особенно его подчиненных. Невольно вспоминается сюжет сказки о голом короле, которому никто не решался сказать правду, хотя все и замечали несоответствие декларируемой и реальной картины.

Противник, вскрывающий ваши ошибки, полезнее для вас, чем друг, пытающийся их скрыть», – говорил Леонардо да Винчи. Подчиненный «белый воротничок», не способный высказать свое собственное мнение об инициативе начальника – бесполезная часть организации.

Бывший президент компании Ford Ли Якокка так описывает требования к профессиональному руководителю: «Он должен прислушиваться, что говорят люди за пределами узкого круга его соратников, от которых можно услышать только поддакивание и согласие во всем. …Если лидер никогда не покидает своей комфортной зоны, чтобы выслушать другие мнения, он теряет форму. Ведь если он не подвергает свои мысли сомнению (в т.ч. с помощью оппонированию ему независимых от него людей), откуда же он может знать, что они правильны? Неспособность слушать других – это одна из форм невежества»[20].

Поэтому конструктивная критика руководителя со стороны компетентного члена его команды – это не проявление неуважения к нему, а лишняя возможность принять объективное взвешенное решение, учесть мнение специалиста, взгляд на проблему с другого ракурса.

Вызывает интерес мнение некоторых ученых о специфике российской бюрократии в этом отношении. Так, И.Г. Яковенко указывает, что мы живем в стране с огромными традициями барства и холуйства. Старая советская формула «Я начальник – ты дурак, ты начальник – я дурак» никуда не исчезла и наносит большой вред делу. Как правило, европейский чиновник доносит наверх ту информацию, которая, прежде всего, правдива. Потому что он исходит из интересов Дела. Поэтому он может возразить начальнику, если уверен в свой правоте, и его правота подтверждается действительностью. По сути, это принцип «говорить правду выгодно». Наш же средний бюрократ настроен доставлять «шефу» только такие сведения, за которые его похвалят[21].

4. Еще одна существенная проблема, связанная с приспособленчеством, – это неверное разрешение конфликта интересов. Первым интересом здесь выступает обязанность чиновника добросовестно и объективно выполнять предписанные ему обязанности. Вторым – интерес угодить старшему начальнику. И когда между этими интересами происходит конфликт, такой чиновник-приспособленец нарушает закон, нарушает права граждан и организаций, т.к. приоритетным для него является именно интерес начальника. Такой чиновник совершает беззаконие безо всяких взяток, поэтому не попадает в разряд коррупционеров, поэтому государство с ним не борется антикоррупционными средствами. Однако такой чиновник наносит не меньший вред, множит произвол и правовой нигилизм среди окружающих.

Если же приспособленец в ходе разрешения возникшей нетиповой проблемы не знает мнение начальника, то вместо разрешения проблемы он теряет время на доклад начальнику, и до уяснения его мнения бездействует, не принимает никаких мер, даже если они входят в сферу его компетенции. Въевшаяся в гены установка «вот приедет барин – барин нас рассудит» подменяет собой рационализм и самостоятельность должностного лица, такой чиновник ожидает инициативы или указаний от других.

Высокий уровень бюрократизации в органах власти, а также сложившаяся традиция выполнять любой приказ старшего начальника не раздумывая приводит к подмене (чаще всего непроизвольной) общих, государственных интересов частными, ведомственными или корпоративными(аппаратными), а то и возведение этих задач в разряд общегосударственных.

Социологические опросы также неумолимо подтверждают, что сами российские госслужащие считают себя, в первую очередь, слугами государства (64 процента) и своих руководителей (18 процентов). Слугами народа считают себя лишь 5,8 процента опрошенных[22].

5. Приспособленчество, становясь нормой поведения, разлагает нормальную здоровую атмосферу коллектива. Психологическая деформация личности в подобной системе управления предполагает пассивное восприятие любых нарушений прав граждан (как клиентов организации, так и нижестоящих чиновников), отказ от собственного мнения, критического мышления, обоготворение начальника. В служащем подавляются любые проявления индивидуальности, умение самостоятельно, а тем более креативно и не по шаблону рассуждать. Такой сотрудник привыкает к публичному унижению своего достоинства, и как следствие, сам проводит такую же политику в отношении подчиненных и даже клиентов. У него возникает временное ощущение собственного превосходства перед правом, пренебрежение им.

Аристотель сказал, что рабу свойственно понимать чужие мысли, но не иметь своих, ибо раб получает от других указания, что ему делать и как себя вести. Он повинуется со скрежетом, уступая насилию и не рассуждая. Он еще не знает о своем неотъемлемом духовном праве: признать и не признать чужое веление; страх и привычка ведут его в ярмо, и, может быть, лишь смутно брезжит в его душе сознание того, что его покорность унизительна и для него, и для его господина.[23]

Выводы и предложения.

По мнению автора, выявленное противоречие между декларируемыми обязанностями чиновника выполнять законы и служить государству – с одной стороны, и лояльностью конкретному руководителю – с другой, подлежит научному изучению и дальнейшей проработке.

Сотрудник аппарата обязан всегда четко отличать те распоряжения и пожелания руководителя, которые могут и должны быть выполнены в пределах исполнения им своих полномочий, от тех требований, которые не относятся к его должности или сводят его положение к положению человека, действующего по принципу "чего изволите". Это правило может быть выражено весьма простой формулой – не прислуживать, а работать. Чиновник не должен быть в услужении лично у Ивана Ивановича или Петра Петровича, они – это всего лишь вышестоящие должностные лица, пусть даже и начальники, но не хозяева, а такие же государственные служащие, как и сам подчиненный им сотрудник.

Сотрудник ощущает себя профессионалом только тогда, когда его профессиональные знания и навыки востребованы он может ими пользоваться не по прихоти или усмотрению старшего начальника, а в рамках исполнения своих обязанностей.

В заключение настоящей статьи хотелось бы в качестве цели, к которой необходимо стремиться в системе публичного управления, привести формулировку п. 18 Свода военных постановлений от 1869 года:

«Никто из служащих в исполнение возложенных на него обязанностей не должен смотреть ни на какое лицо, ни на какие предложения, а тем менее на партикулярные письма, хотя бы от первейших лиц в государстве, но обязан исправлять свое дело по точной силе и словам закона»[24].

 

ЛИТЕРАТУРА:

 

  1. Бабенко Л.Г. Большой толковый словарь русских существительных. М.: «Аст-Пресс». 2009.
  2. Восленский М.С. Номенклатура. М. 1991.
  3. Гегель Г. Философия истории // Соч. Т. 8. М. 1935.
  4. Глухов Е.А. Групповые (корпоративные) интересы в качестве мотивации противоправного поведения в системе военной службы // Право в Вооруженных Силах – военно-правовое обозрение. 2012. № 8. С. 8–17.
  5. Голов. Г.В. Прохождение службы по военному ведомству (Книга 7 Свода военных постановлений 1869 г. с изменениями и дополнениями). Петроград. 1917.
  6. Дегтярева А.М. Б.Н.Чичерин о бюрократии // Сборник статей «Правовые проблемы укрепления российской государственности». Томск. 2009. С. 38–41.
  7. Захаров Н.Л. Социальные регуляторы деятельности российского государственного служащего. М. 2002.
  8. Ильин И.А. Теория права и государства / Под ред. В.А. Томсинова. М.: Зерцало, 2008.
  9. Киселев А. Средство от злоупотребления властью // ЭЖ-Юрист. 2012. № 34. С. 1–8.
  10. Кравченко А.И., Тюрина И.А. Социология управления: фундаментальный курс. Учебник для студентов вузов. М.: «Академический Проект». 2005.
  11. Комлева В.В. Чьи интересы защищает российский чиновник? // Национальные интересы. 2004. № 4.
  12. Осьминкина Л. В муниципальной власти многое делается не так, как логично, а так, как положено, а кем и когда – не важно // http://fedpress.ru/personal-view/2117517
  13. Оболонский А.В. Теория бюрократии и государственная служба // Государственная служба. Вестник координационного совета по кадровым вопросам, государственным наградам и государственной службе при полномочном представителе Президента Российской Федерации в Северо-Западном Федеральном округе. 2009. № 1. С. 73.
  14. Полушкина Т.М., Коваленко Е.Г., Якимова О.Ю. Социология управления: учебное пособие. М. 2013.
  15. Хван Д.А. Деформация профессионального правосознания юристов // Административное и муниципальное право. 2008. № 2.
  16. Якокка Ли. Карьера менеджера. М: «DigestMedia. Попурри». 2016.
  17. Яковенко И.Г. Два мира – два мундира // Независимая газета. 2016. 27 дек.


[1] Чиновник – государственный и муниципальный служащий (в России до 1917 г. обязательно имеющий один из служебных разрядов Табели о рангах) // Толковый словарь под ред. С.И. Ожегова. М. 1954.

[2]Бабенко Л.Г. Большой толковый словарь русских существительных. М.: «Аст-Пресс». 2009.

[3] Толковый словарь русского языка под ред. Д.Н.Ушакова. М.: «Вече». 2001.

[4] Административным регламентом является нормативный правовой акт органа власти (или иных органов в случае наделения их такими полномочиями), устанавливающий сроки и последовательность административных процедур (действий), порядок взаимодействия между структурными подразделениями этих органов и их должностными лицами, между органами власти и заявителями, иными лицами в процессе осуществления их деятельности.

[5] Интересным представляется тот факт, что такие формулировки действительно влияют на права граждан. См, например, Апелляционное постановление Свердловского областного суда от 09.06.2015 по делу № 22-4713/2015.

[6]Захаров Н.Л. Социальные регуляторы деятельности российского государственного служащего. М. 2002. С.83.

[7]Кравченко А.И., Тюрина И.А. Социология управления: фундаментальный курс. Учебник для студентов вузов. М.: «Академический Проект». 2005. С. 56.

[8] См, например, п. 7 статьи 17 Федеральный закон от 30.11.2011 № 342-ФЗ (ред. от 03.08.2018) "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" // Рос.газ. 2011. 07 дек.

[9]Хван Д.А. Деформация профессионального правосознания юристов // Административное и муниципальное право. 2008. № 2. С.33.

[10] Устав Международного военного трибунала, подписанный в Лондоне 8 августа 1945 г. (ст. 8). Т. 82. Нюрнберг, 1945. С. 278 – 310.

[11]Глухов Е.А. Групповые (корпоративные) интересы в качестве мотивации противоправного поведения в системе военной службы // Право в Вооруженных Силах – военно-правовое обозрение. 2012. № 8. С. 8–17.

[12]Восленский М.С. Номенклатура. М. 1991.

[13] Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 июня 1935 г. № 213 «О порядке согласования арестов» // ГАРФ. Ф. 5446. Оп. 1. Д. 481. Л. 478-479.

[14] Киселев А. Средство от злоупотребления властью // ЭЖ-Юрист. 2012. № 34. С. 1–8.

[15]Полушкина Т.М., Коваленко Е.Г., Якимова О.Ю. Социология управления: учебное пособие. М. 2013. С.137.

[16]Осьминкина Л. В муниципальной власти многое делается не так, как логично, а так, как положено, а кем и когда – не важно // http://fedpress.ru/personal-view/2117517

[17]Гегель Г. Философия истории // Соч. Т. 8. М. 1935.

[18]Дегтярева А.М. Б.Н.Чичерин о бюрократии // Сборник статей «Правовые проблемы укрепления российской государственности». Томск. 2009. С. 38–41.

[19]Оболонский А.В. Теория бюрократии и государственная служба // Государственная служба. Вестник координационного совета по кадровым вопросам, государственным наградам и государственной службе при полномочном представителе Президента Российской Федерации в Северо-Западном Федеральном округе. 2009. № 1. С. 73.

[20]Якокка Ли. Карьера менеджера. М: «DigestMedia. Попурри». 2016.

[21]Яковенко И.Г. Два мира – два мундира // Независимая газета. 2016. 27 дек.

[22]Комлева В.В. Чьи интересы защищает российский чиновник? // Национальные интересы. 2004. № 4.

[23]Ильин И.А. Теория права и государства / Под ред. В.А. Томсинова. М.: Зерцало, 2008.

[24]Голов. Г.В. Прохождение службы по военному ведомству (Книга 7 Свода военных постановлений 1

02.12.2021

Изменения вносятся в федеральные законы "О потребительском кредите (займе)" и "О кредитных историях". Цель законопроекта - наделение заемщиков - физических лиц, пострадавших в результате ЧС природного или техногенного характера, в целях восстановления своей платежеспособности, правом на получение кредитных каникул по договорам потребительского кредита (займа).

подробнее
30.11.2021

Цель законопроекта - закрепление права органов прокуратуры получать необходимую информацию, доступ к которой ограничен в соответствии с федеральными законами, в том числе проводить обработку персональных данных, полученных не только в связи с осуществлением прокурорского надзора, но и при осуществлении иных полномочий и функций, предусмотренных законодательством РФ.

подробнее
26.11.2021

Целью законопроекта является обеспечение действенной возможности компенсации убытков, а также устранения других неблагоприятных последствий, которые российские граждане и юридические лица претерпевают в результате действия мер ограничительного характера (санкций), в том числе, путем реального исполнения решения суда в Российской Федерации через обращение взыскания на имущество ответчиков (иностранных физических и юридических лиц, вовлеченных в процесс принятия таких мер).

подробнее
22.11.2021

По мнению авторов законопроекта, установление подобного запрета вызвано необходимостью сохранения межнационального и межконфессионального согласия и мира на территории Российской Федерации. Распространение информации о национальности и вероисповедания преступников порождает напряженность в обществе.

подробнее
20.11.2021

Целью законопроекта является модернизация российского законодательства, регламентирующего противодействие коррупции в отношении деятельности уполномоченных по правам потребителей финансовых услуг и руководителя службы обеспечения деятельности финансового уполномоченного.

подробнее
17.11.2021

Законопроектом предусматривается, что для признания физического или юридического лица иностранным агентом, в случае распространения ими сообщений (материалов), созданных или распространенных иностранным СМИ, выполняющим функции иностранного агента, либо российским юридическим лицом, учрежденным иностранным СМИ, выполняющим функции иностранного агента, и (или) в случае участия в создании указанных сообщений и материалов требуется наличие в действиях этого лица признака неоднократности и значительности размера полученных денежных средств или иного имущества.

подробнее

Информация. Знания. Результат
↑