По любым вопросам: admjuridcons@gmail.com

Все статьи > Вопросы оптимизации деятельности следователя на этапе окончания расследования преступлений, совершенных ОПГ (Коновалова Е.А.)

Вопросы оптимизации деятельности следователя на этапе окончания расследования преступлений, совершенных ОПГ (Коновалова Е.А.)

Дата размещения статьи: 05.07.2021

Вопросы оптимизации деятельности следователя на этапе окончания расследования преступлений, совершенных ОПГ (Коновалова Е.А.)

В последние годы многие авторы уделяют особенно пристальное внимание вопросам реформирования досудебного производства. Не отстает в этом процессе и законодатель, который за время действия уголовно-процессуального закона внес уже более 250 изменений и дополнений. Низкая эффективность современного досудебного производства очевидна. Следует согласиться с теми учеными, которые смело и достаточно аргументированно предлагают существенным образом реформировать основные процессуальные институты предварительного расследования. Это касается и стадии возбуждения уголовного дела <1>, первоначальных сроков следствия и института предъявления обвинения <2>, упрощенной формы расследования преступлений небольшой тяжести <3> и других позиций.
--------------------------------
<1> Кожокарь В.В. Возбуждение уголовного дела: правовая позиция Конституционного Суда и Верховного Суда РФ // Труды Академии управления МВД России. 2015. N 1.
<2> Гаврилов Б.Я. Отвечает ли современное досудебное производство реалиям борьбы с преступностью? // Академическая мысль. 2019. N 3 (8). С. 98 - 102.
<3> Никифоренко Ю.Л. Доктринальная модель уголовно-процессуального доказательственного права Российской Федерации как концептуальная основа для создания качественно нового суммарного производства по уголовным делам // Вестник Нижегородской академии МВД России. 2016. N 1 (33).

Безусловно, значительные изменения, внесенные в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, были обусловлены, с одной стороны, стремительными темпами развития отдельных институтов государства и общества, а с другой - требованиями об обеспечении прав и интересов участников уголовного процесса, и особенно в ходе досудебного производства. Однако как действующий следователь, автор статьи хотела бы обратить внимание, что определяющим в процессе совершенствования системы предварительного расследования является прежде всего потребность правоприменительной практики. Отдельные процессуальные процедуры определялись законодателем еще в 1960 г. и автоматически попали в текст нынешнего уголовно-процессуального закона. Однако с течением времени становится очевиден анахронизм некоторых из них. В данной статье речь пойдет о действиях следователя по составлению обвинительного заключения.
В уголовно-процессуальной науке обвинительное заключение совершенно справедливо характеризуется как итоговый процессуальный документ, составленный по результатам проведенного расследования. Законодатель обязал не только составлять данный документ, но определил его структуру и содержание. По несложным одноэпизодным уголовным делам, где объем материалов уголовного дела невелик, заключительный этап расследования не является трудозатратным и не требует длительного времени, в связи с чем сложности у следователя не возникают. Несовершенство законодательного регулирования рассматриваемого этапа расследования становится очевидным, как правило, по многоэпизодным групповым преступлениям, с несколькими обвиняемыми, к которым прежде всего и относятся преступления, совершенные организованными преступными группами (далее по тексту - ОПГ). При расследовании преступлений, совершенных ОПГ, значительно увеличен объем следственной работы в процессе доказывания. Что уж говорить о заключительном этапе расследования, когда вся многотомная (а в некоторых случаях и многолетняя) деятельность следователя должна найти отражение в итоговом процессуальном документе. В отдельных случаях (особенно по преступлениям, совершенным ОПГ) объем обвинительного заключения зачастую превосходит сам результат расследования. Невольно возникает вопрос: кому и зачем нужно обвинительное заключение? Насколько необходим такой кропотливый труд следователя? Давайте разберемся.
О необходимости составления обвинительного заключения в специальной литературе высказаны разные мнения. Сторонники составления обвинительного заключения, например С.Б. Россинский и А.П. Шумская <4>, пишут о правообеспечительном значении данного документа, его системообразующей роли, называя его своеобразным "процессуальным путеводителем", который помогает суду в изучении уголовного дела, а стороне защиты - в уяснении имеющихся обвинительных доказательств и выстраивании своей позиции. Анализ аргументов, которые выдвигают авторы в пользу сохранения обвинительного заключения, позволяет сделать вывод о том, что обвинительное заключение, скорее всего, используется защитником, государственным обвинителем и судом как шпаргалка, краткий конспект материалов уголовного дела. Бесспорно, удобнее пролистать обвинительное заключение с тем, чтобы понять весь арсенал обвинительных доказательств, которыми располагает сторона обвинения. Однако в соответствии с законом и защитнику, и государственному обвинителю, и суду предписано непосредственно изучать материалы уголовного дела, для чего им отводится определенный период времени (главы 31, 33 УПК РФ). Выходит, что обвинительное заключение - это прихоть отдельных участников уголовного процесса. Этот вывод становится очевиднее, когда законодатель изменил процедуру судебного следствия, отказавшись от оглашения вслух в суде обвинительного заключения, как это было в Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР. В соответствии со ст. 273 УПК РФ судебное следствие начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения. Таким образом, на этом этапе уголовного судопроизводства в наличии обвинительного заключения нет необходимости.
--------------------------------
<4> Россинский С.Б., Шумская А.П. Обвинительное заключение как правоприменительный акт, завершающий предварительное следствие по уголовному делу // Вестник Университета имени О.Е. Кутафина. 2018. N 2 (42).

За сохранение обвинительного заключения выступает профессор Б.Я. Гаврилов. Однако аргументация у него иная, чем у вышеприведенных авторов. Выступая за ликвидацию главы 23 УПК РФ, считая анахронизмом институт предъявления обвинения, профессор полагает, что именно обвинительное заключение должно стать документом, который приравнивается к акту привлечения лица в качестве обвиняемого, по аналогии с тем, как подобная процедура имеет место в ходе дознания <5>. В таком аспекте позиция о сохранении обвинительного заключения нами разделяется. Тем более что предложение Б.Я. Гаврилова не препятствует тому, чтобы пересмотреть содержание обвинительного заключения.
--------------------------------
<5> Гаврилов Б.Я. Роль досудебного производства в повышении эффективности предварительного следствия // Актуальные проблемы медицины и биологии. 2018. N 2.

Мы разделяем мнение тех авторов, которые являются противниками составления обвинительного заключения. Так, например С.А. Соловьев справедливо полагает, что значение обвинительного заключения сильно преувеличено, данный документ не несет в себе никакого процессуального решения и не нужен участникам процесса <6>.
--------------------------------
<6> Соловьев С.А. Процессуальная ценность обвинительного заключения на современном этапе (практический аспект) // Адвокатская практика. 2016. N 1. С. 28.

На наш взгляд, уголовное дело содержит в себе все обязательные элементы обвинительного заключения, а обвиняемый, защитник, потерпевший реализуют свое право на ознакомление с ним в полном объеме, в том числе с правом снятия копий материалов, что превращает обвинительное заключение в документ, который просто дублирует материалы уголовного дела, а сам по себе не несет никакого доказательственного значения. Автору статьи хорошо известна та нагрузка и тот огромный (без преувеличения) объем работы, который выполняется следователем при составлении обвинительного заключения. Само обвинительное заключение порой бывает гораздо большим по объему, чем материалы уголовного дела, особенно по преступлениям, совершенными ОПГ. Приведем конкретный пример из практики. В производстве СЧ по РОПД СУ УМВД России по Тверской области находилось уголовное дело N 11701280009000963 по обвинению 26 лиц в совершении одного длящегося преступления, при этом материалы уголовного дела состояли из 55 томов, а итоговый документ занимал 10 335 страниц, что равно 42 томам. Такой объем обвинительного заключения был достигнут неоднократным копированием одного и того же обвинения (на 76 страницах) и перечня доказательств (на 318 страницах), что даже со стороны здравого смысла нецелесообразно. При этом, кроме основного документа, по данному делу было распечатано 27 экземпляров копий, так как закон не предусматривает вручение обвинительного заключения на цифровом носителе <7>. К сожалению, это не единичный случай.
--------------------------------
<7> Уголовное дело N 11701280009000963, расследуемое СЧ по РОПД СУ УМВД России по Тверской области.

Если обратиться к истории российского законодательства, то увидим, что Устав Уголовного судопроизводства 1864 г. не предусматривал составление итогового процессуального документа в виде обвинительного заключения. В соответствии со ст. 481 УУС "бумаги, относящиеся к следствию, сшиваются по порядку времени составления или получения, перенумеровываются, скрепляются по листам и прошнуровываются за печатью следователя. Бумагам сим составляется опись с указанием: на каком листе дела каждая из них находится" <8>.
--------------------------------
<8> Российское законодательство X - XX веков / под ред. Б.В. Виленского. М., 1991. Т. 8. С. 120.

Если обратиться к законодательству стран бывшего СССР, наиболее близкому по правовой природе к законодательству нашей страны, можно найти уже готовое решение заявленной выше проблемы. Наши зарубежные соседи отказались от привычной нам модели составления обвинительного заключения.
В Республике Беларусь законодатель требует составить постановление о передаче дела прокурору и справку о доказательствах (ст. 260 УПК Белоруссии). В Уголовно-процессуальном кодексе Казахстана предусмотрено составление обвинительного акта с указанием в описательно-мотивировочной части только перечня доказательств без изложения их содержания (ст. 299 УПК Казахстана). Отметим, что российский законодатель использовал подобный прием, когда первоначальная редакция ст. 220 УПК РФ (2001 г.) предполагала, что в обвинительном заключении будет указываться только перечень доказательств. Однако Федеральным законом от 9 марта 2010 г. N 19 <9> были внесены изменения в ст. 220 УПК РФ и появилось требование о том, чтобы перечень доказательств расширить кратким изложением их содержания, что фактически и привело к значительному увеличению объема самого обвинительного заключения.
--------------------------------
<9> Федеральный закон от 9 марта 2010 г. N 19-ФЗ "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс".

Допускаем, что в настоящее время законодатель не готов пойти по радикальному пути - пути отмены обвинительного заключения. Однако ничто не может реформировать данный сегмент процессуальной деятельности и дифференцированно подойди к структуре и содержанию обвинительного заключения.
На наш взгляд, по многоэпизодным уголовным делам (три и более эпизода), с несколькими обвиняемыми (три и более обвиняемых) в обвинительном заключении достаточно только перечислить доказательства, подтверждающие виновность лиц, не раскрывая содержания этих доказательств. Каждый из участников уголовного дела вправе ознакомиться с содержанием доказательства, открыв на определенном листе уголовного дела необходимый процессуальный документ. Данное предложение целесообразно и с той точки зрения, что участник процесса сам видит первоисточник (протокол следственного действия, заключение эксперта, различные документы и т.п.) и не высказывает сомнений о возможности искажения их содержания в обвинительном заключении со стороны следователя.
Таким образом, если считать составление обвинительного заключения необходимостью, то следует задуматься о его содержании с учетом разных категорий расследуемых уголовных дел.

Литература

1. Гаврилов Б.Я. Роль досудебного производства в повышении эффективности предварительного следствия / Б.Я. Гаврилов // Актуальные проблемы медицины и биологии. 2018. N 2. С. 33 - 37.
2. Российское законодательство X - XX веков: В 9 томах / под общей редакцией О.И. Чистякова. Т. 8. Судебная реформа / ответственный редактор Б.В. Виленский. Москва: Юридическая литература, 1991. 495 с.
3. Россинский С.Б. Обвинительное заключение как правоприменительный акт, завершающий предварительное следствие по уголовному делу / С.Б. Россинский, А.П. Шумская // Вестник Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА). 2018. N 2 (42). С. 148 - 155.
4. Соловьев С.А. Процессуальная ценность обвинительного заключения на современном этапе (практический аспект) / С.А. Соловьев // Адвокатская практика. 2016. N 1. С. 28 - 33.

02.07.2021

Ранее действовавшая Стратегия действовала более пяти лет. К основным задачам обеспечения национальной безопасности новая Стратегия относит: сбережение народа России и развитие человеческого потенциала, оборону страны; государственную и общественную безопасность; информационную и экономическую безопасность, экологическую безопасность и рациональное природопользование; научно-технологическое развитие; защиту традиционных российских духовно-нравственных ценностей, культуры и исторической памяти; стратегическую стабильность и взаимовыгодное международное сотрудничество.

подробнее
29.06.2021

Целью внесенного в Госдуму Правительством РФ законопроекта является усиление контроля за принятием автономной некоммерческой организацией, в деятельности которой используются средства бюджетов бюджетной системы РФ, финансовых решений по распоряжению денежными средствами и имуществом.

подробнее
23.06.2021

Внесенный в Госдуму Правительством РФ законопроект, направлен на совершенствование деятельности по оказанию бесплатной юридической помощи гражданам. Его принятие будет способствовать повышению эффективности реализации государственных гарантий права граждан на получение бесплатной юридической помощи, предусмотренных статьей 48 Конституции Российской Федерации.

подробнее
18.06.2021

Законопроектом предлагается внести изменение в пункт 5 части 1 статьи 106 Федерального закона "Об информации, информационных технологиях и о защите информации", предусматривающий перечень видов информации и материалов деструктивного характера, подлежащих мониторингу со стороны владельцев социальных сетей, в части дополнения этого перечня еще одним видом информации – информацией о способах, методах самодельного изготовления взрывчатых веществ и взрывных устройств, огнестрельного оружия.

подробнее
11.06.2021

Целью законопроекта, внесенного депутатом Государственной Думы К.Ф.Затулиным является определение условий и процедуры возвращения российских соотечественников на постоянное проживание на свою историческую родину - в Российскую Федерацию в порядке репатриации во исполнение части третьей статьи 69 Конституции Российской Федерации.

подробнее
27.05.2021

По мнению автора законопроекта, депутата Госдумы М.С. Зайцева, указанный запрет будет оказывать содействие тому, что граждане вместо самолечения и покупки неограниченного количества лекарственных средств, которые зачастую не оказывают лечебного воздействия, будут более ответственно относиться к своему здоровью, не расходуя при этом денежные средства на лекарства впустую.

подробнее

Информация. Знания. Результат
↑