По любым вопросам: admjuridcons@gmail.com

Все статьи > Судебные издержки и их место в уголовном судопроизводстве по Уставу 1864 года (Зеленин С.Р.)

Судебные издержки и их место в уголовном судопроизводстве по Уставу 1864 года (Зеленин С.Р.)

Дата размещения статьи: 25.05.2021

Судебные издержки и их место в уголовном судопроизводстве по Уставу 1864 года (Зеленин С.Р.)

Судебные уставы имели особое значение для изменения судопроизводства России XIX в. Они не только открыли новую эру в истории российского уголовного процесса, но и повлияли на всю жизнь российского общества. Их новаторский посыл был так силен, что, по свидетельству А.А. Жижиленко, и спустя полвека представление о ценности этих уставов не умерло в российском обществе <1>.
--------------------------------
<1> См.: Жижиленко А.А. Общий очерк движения уголовно-процессуального законодательства после 1864 года // Судебная реформа. Т. II / под ред. Н.В. Давыдова, Н.Н. Полянского. М., 1915. С. 68.

Передовые подходы составителей Устава уголовного судопроизводства (далее - УУС) к построению новой системы этой отрасли права позволили сформировать такой важный институт процесса, как судебные издержки. Причиной этого стал переход к теории и практике свободной оценки доказательств, к устному судопроизводству, потребовавшему непосредственного участия свидетеля, потерпевшего, эксперта в судебном заседании. Эти обстоятельства предопределили необходимость установления финансовых гарантий их участия в производстве по делу.
Конечно, выстроенная в УУС система норм не была совершенна, впоследствии она дополнялась и изменялась, в том числе в части, касающейся судебных издержек. Однако для нас больший интерес представляют общие принципы, которыми руководствовались составители УУС, их взгляды на построение этого института в целом и системный подход к определению его места в судопроизводстве того времени, поскольку позволяют увидеть проблемы современной регламентации процессуальных издержек.
Составители Уставов 1864 г. очень точно понимали судебные издержки как расходы, которые государство несет в ходе производства по уголовным делам. Посылом к этому являлось понимание того, что уголовное преследование осуществляется в интересах всего общества, установление преступника и его наказание являются одной из задач государства, которое в силу этого берет на себя все расходы, связанные с производством по уголовному делу. Однако расходы государства неоднородны: процессуальное право выделяет из них те, что в определенных случаях могут быть возложены на конкретных лиц.
Таким образом, издержки в самом общем смысле этого термина могут быть разделены на два вида, первый из которых составляют расходы казны на содержание государственного аппарата, участвующего в уголовном судопроизводстве, и на его функционирование. Например, Государственный Совет, распоряжаясь о выделении средств на содержание временных судебных следователей при окружных судах и выдачу квартирных денег, называет эти расходы издержками <2>. Такие расходы государства на обеспечение уголовно-процессуальной деятельности вообще, безотносительно к конкретному уголовному делу, можно назвать судоустройственными, процессуальным законом они не регулировались.
--------------------------------
<2> Высочайше утвержденное 29 сентября 1874 г. мнение Государственного Совета о расходе на содержание двух временных судебных следователей при С.-Петербургском и Московском окружных судах для производства следствий по особо важным делам // Собр. узак. 1874. N 88.

Ко второму виду издержек относятся расходы по расследованию и рассмотрению конкретного уголовного дела, которые производятся из средств казны, - это судопроизводственные издержки. УУС именовал их судебными, в современном уголовном процессе мы называем их процессуальными.
Общее у всех издержек то, что они имеют своим источником государственное финансирование, различие - в предмете расходов, в наличии или отсутствии их связи с производством по определенному уголовному делу и в возможности либо невозможности последующего взыскания их в пользу казны с лиц, указанных в законе.
УУС стремился четко отграничить судебные издержки от иных расходов, чтобы избежать ситуации двойного финансирования казной системы государственных учреждений: отмечалось, что не может быть речи о получении должностным лицом особого вознаграждения за отправление службы <3>. Так, должностные лица казенных управлений, которые явились в суд поддерживать обвинение в силу лежащих на них должностных обязанностей, правом на вознаграждение путевых издержек не пользовались <4>. В то же время к судебным издержкам относились траты на участие в делах казенных чинов (ст. 1212 УУС), которые командировались по специальному распоряжению начальства, поскольку это не входило в круг их обычных обязанностей и было связано с конкретным уголовным делом.
--------------------------------
<3> См.: Шрамченко М.П., Ширков В.П. Устав уголовного судопроизводства с позднейшими узаконениями, законодательными мотивами, разъяснениями Правительствующего Сената и циркулярами Министра Юстиции. СПб., 1909. С. 891.
<4> Там же. С. 1038.

Нормы УУС, имеющие сугубо прикладной характер, не содержат определения судебных издержек, хотя их совокупность позволяет говорить о довольно стройной системе возмещения расходов по уголовному делу. Вывести ее можно из следующих норм: все расходы по уголовным делам возмещаются за счет казны (ст. 976 УУС), указанные в ст. 977 УУС расходы отнесены к судебным издержкам и могут быть взысканы с лиц, определенных судом, а в случае отсутствия таких лиц или их несостоятельности также окончательно принимаются на счет казны (ст. 197, 999 УУС).
Современная законодательная техника позволила дать определение процессуальных издержек в ч. 1 ст. 131 УПК РФ. Однако оно страдает очевидной неопределенностью и отсутствием согласования с другими предписаниями ст. 131 и 132 УПК РФ. Причина этого видится в том, что юридическая терминология со временем отдалила нас от буквального понимания издержек, сделала термин оторванным от действительного практического смысла и абстрагировала его до такой степени, что для восстановления связи издержек с расходами понадобились усилия Конституционного Суда РФ, который дал издержкам свое определение <5>, однако дискуссия по поводу содержания этого понятия продолжается и по сей день <6>.
--------------------------------
<5> См. Определение КС РФ от 16 декабря 2008 г. N 1036-О-П по жалобе гражданина Байкова А.А. на нарушение его конституционных прав п. 5 ч. 4 ст. 56, ч. 1 ст. 81, п. 2 ч. 2 ст. 82, ст. 119 и 131 УПК РФ.
<6> См., например: Якубина Ю.П., Бухтеева Е.С. Процессуальные издержки в свете Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2013 г. N 42 "О практике применения судами законодательства о процессуальных издержках по уголовным делам" // Адвокатская практика. 2018. N 5. С. 55 - 58.

Институт судебных издержек УУС является родоначальником не только современных ст. 131 и 132 УПК РФ, но и порядка возмещения процессуальных издержек, устанавливаемого Правительством РФ <7>. Так, норма о том, что финансирование процессуальных издержек производится из средств федерального бюджета (аналогичная ст. 976 УУС), сформулирована недвусмысленным образом лишь в п. 4 указанного подзаконного акта, а не в уголовно-процессуальном законе. Это обстоятельство лишний раз подчеркивает необходимость совершенствования законодательства, имея в виду необходимость отражения в нем основных, принципиальных положений, определяющих суть института издержек. Представляется, что регламентация судебных издержек в УУС могла бы стать для этого достойным примером.
--------------------------------
<7> См. Постановление Правительства РФ от 1 декабря 2012 г. N 1240 "О порядке и размере возмещения процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением дела арбитражным судом, гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации и о признании утратившими силу некоторых актов Совета Министров РСФСР и Правительства Российской Федерации" и утвержденное этим Постановлением Положение.

В современной уставам литературе предлагались различные классификации судебных издержек. Например, В.К. Случевский разделял их в зависимости от того, кем они возмещаются, на четыре категории: за счет казны, за счет виновников преступления, за счет частного обвинителя, за счет неявившегося без законных причин свидетеля <8>. А.А. Жижиленко выделял издержки, вызванные необходимостью отсрочить заседание суда, и издержки, обусловленные процессом по делу в целом <9>.
--------------------------------
<8> См.: Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. Часть II. Судопроизводство. М., 2008. С. 80.
<9> См.: Устав уголовного судопроизводства. Систематический комментарий. Вып. V / под общ. ред. М.Н. Гернета. М., 1916. С. 1582.

Мы предлагаем систематизировать предусмотренные УУС судебные издержки прежде всего по основанию их возникновения, поскольку это важнейшее существенное свойство расходов, раскрывающее их происхождение и позволяющее рассмотреть издержки в их динамике. Таких оснований три:
1) издержки как последствие совершенного преступления (ст. 121, 122, 130, 776 УУС). Возмещение судебных издержек с обвиняемого рассматривалось как необходимое последствие его осуждения; это объяснялось тем, что виновный должен нести определенное бремя части расходов государства по производству уголовного дела, поскольку именно он своим преступлением вызвал приведение в действие сопряженного с расходами процессуального механизма. Так, признанного виновным мировой судья приговаривал не только к наказанию, но и к уплате судебных издержек (ст. 194 УУС). По сути, аналогичные правила действовали и в общих судебных установлениях, при этом ст. 776 УУС прямо называет необходимость разрешения вопроса о судебных издержках последствием преступления и судебного о нем производства. Именно этот вид издержек воспринят в современном уголовном процессе и отражен в ч. 1, 2 и 7 ст. 132 УПК РФ;
2) издержки как последствие нарушения процессуальной обязанности возлагались на лицо лишь в том случае, если такое нарушение повлекло отложение судебного заседания (ст. 75, 196, 592, 643, 644, 676 УУС). Например, если одна из сторон не явилась к мировому судье в назначенный срок по неуважительной причине, что повлекло отложение разбирательства, другая сторона могла рассчитывать на взыскание ее расходов по повторной явке с не явившейся вовремя стороны (ст. 75 УУС). Такое же правило относилось к неявке без уважительных причин подсудимого в общих судебных установлениях - суд подвергал его платежу всех судебных издержек, причиненных отсрочкой заседания (ст. 592 УУС) <10>. Впоследствии действие этой нормы было распространено и на иных лиц, вызываемых по требованию суда (подсудимые, их защитники, частные обвинители, гражданские истцы, сведущие люди). Более того, нарушение присяжным заседателем своих обязанностей (не отлучаться из зала заседания, не общаться с иными лицами кроме состава суда без разрешения председателя и не собирать сведения по делу вне судебного заседания) влекло не только отстранение его от участия в деле, но и платеж издержек, происшедших для вызванных в суд лиц вследствие отложения дела по причине отстранения присяжного (ст. 676 УУС). Когда отсрочка заседания произошла по законным причинам, а не по вине подсудимого, свидетеля, присяжного, издержки по отсроченному заседанию принимались окончательно на счет казны и не могли быть обращены на подсудимого, даже если он признан виновным <11>;
3) издержки как последствие недобросовестного обвинения взыскивались с частного обвинителя при производстве в мировых судебных установлениях (ст. 121, 194 УУС) в случае оправдания подсудимого. Закон не давал определения недобросовестного обвинения, признание его таковым являлось исключительной прерогативой рассматривающего дело суда. Сенат как высшая судебная инстанция разъяснял, что недобросовестным должно быть признано обвинение, подкрепляемое вымышленными доказательствами, а также обвинение в заведомо вымышленном преступлении или сопряженное с умышленным искажением фактов во вред обвиняемому <12>. Н.А. Буцковский связывал недобросовестность с незаконными или предосудительными средствами потерпевшего, например его ложными показаниями, подговором к лжесвидетельству <13>. Такие, по сути виновные, действия частного обвинителя и влекли взыскание с него издержек по необоснованно возбужденному делу.
--------------------------------
<10> Это правило не распространялось на случаи заочного рассмотрения дел.
<11> См.: Шрамченко М.П., Ширков В.П. Указ. соч. С. 889.
<12> См.: Щегловитов С.Г. Судебные уставы Императора Александра II с законодательными мотивами и разъяснениями. Устав уголовного судопроизводства. СПб., 1907. С. 152 - 153.
<13> См.: Буцковский Н. Очерки судебных порядков по Уставам 20 ноября 1864 года. СПб., 1874. С. 379 - 380.

Приведенная классификация судебных издержек позволяет установить, что один из их видов полностью исчез в современном уголовно-процессуальном законодательстве: нарушение участниками уголовного судопроизводства процессуальных обязанностей в настоящее время не влечет взыскание с них соответствующих процессуальных издержек. Механизмом, призванным обеспечивать исполнение этих обязанностей, является мера процессуального принуждения в виде денежного взыскания (ст. 117 УПК РФ). Однако, как показывает практика, применяется она крайне редко, несмотря на распространенность случаев неявки свидетелей по вызову следователя или суда. Представляется, что возложение обязанности уплатить процессуальные издержки, связанные с явкой иных вызванных для проведения следственного действия или судебного заседания участников процесса, было бы не только эффективным средством предотвращения недобросовестного поведения, но и справедливым механизмом возмещения издержек с лица, которое действительно ответственно за их образование, а не с осужденного (как это происходит в настоящее время), который в данном случае своих обязанностей не нарушал.
Что касается издержек, вызванных недобросовестным частным обвинением, то такое правило УУС воспринято ч. 9 ст. 132 УПК РФ, при этом применение понятия недобросовестности раскрыто в известной позиции Конституционного Суда РФ <14>.
--------------------------------
<14> См. Определение КС РФ от 2 июля 2013 г. N 1059-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Беляевой Т.И. на нарушение ее конституционных прав п. 1 ст. 1064 ГК РФ, п. 1 ч. 2 ст. 381 и ст. 391.11 ГПК РФ".

Предметом судебных издержек при производстве у мировых судей, как указывает В.К. Случевский, являлись расходы на вознаграждение свидетелей и сведущих людей, а в общих судебных установлениях, в связи с большей сложностью производства, перечень судебных издержек был шире <15>: 1) путевые и суточные деньги; 2) вознаграждение свидетелей, сведущих лиц; 3) расходы на хранение и пересылку вещественных доказательств, на производство химических и технических исследований и на печать объявлений об отыскании предметов, о найденных трупах и о розыске подозреваемых.
--------------------------------
<15> См.: Случевский В.К. Указ. соч. С. 77.

Первоначальная редакция ст. 977 УУС указывала в п. 2 на вознаграждение свидетелей и сведущих лиц, подразумевая лишь путевые издержки и дневное довольствие вне места жительства. Такой подход авторов Устава исходил из того, что государство, действуя в интересах всего общества, вправе было требовать от частных лиц содействия, что предполагало отказ от вознаграждения их за труд, потерю времени и отвлечение от занятий. Позже в эту редакцию были внесены дополнения, изменившие смысл статьи путем включения в нее платы за труд сведущих людей и переводчиков <16>.
--------------------------------
<16> См.: Устав уголовного судопроизводства. Систематический комментарий. Вып. V. С. 1584.

Всех лиц, имеющих право на возмещение расходов, В.К. Случевский подразделял на две категории <17>:
а) свидетелей и других посторонних лиц, которые вправе рассчитывать на оплату проезда и суточные деньги. При производстве у мирового судьи им возмещались расходы на проезд по три копейки за версту (только если путь составлял более 15 верст) и 25 копеек суточных за каждый день отсутствия по месту жительства (ст. 193 УУС). Н.А. Буцковский между тем указывал, что явка свидетелей в отдаленное от места происшествия место суда фактически сопряжена была для них с большими затруднениями, поскольку путевые издержки возмещались "весьма скудно", а вознаграждение за потерю времени не было предусмотрено вовсе <18>;
б) экспертов и переводчиков, положение которых разнилось в зависимости от того, привлекаются ли они к производству по делу как частные лица или в силу исполнения своей должности, а также от того, привлекаются ли они по месту своего нахождения или вынуждены получать прогонные деньги. Сведущие люди, не являющиеся врачами, получали плату за проезд железной дорогой в местах низшего класса (позже на получение прогонных денег могли рассчитывать и присяжные фотографы <19>). Для врачей УУС предусмотрел норму, согласно которой состоящие на службе получали деньги на проезд и содержание по чину, а вольнопрактикующие - соответственно их ученой степени (ст. 378 УУС). Исчисление расстояний для определения размера путевых денег производилось согласно почтовому справочнику, а там, где такие справочные сведения отсутствовали, - по сведениям, сообщенным представителями местной власти (ст. 988 УУС).
--------------------------------
<17> См.: Случевский В.К. Указ. соч. С. 78.
<18> См.: Буцковский Н. Указ. соч. С. 189.
<19> См.: Щегловитов С.Г. Указ. соч. С. 746.

Разумеется, нормативно определить точные размеры всех расходов в УУС было невозможно. Так, определение размера ряда затрат зависело от обстоятельств конкретного дела (ст. 981, 988 УУС), например, расходы на упаковку и пересылку вещественных доказательств возмещались по местным ценам. Имелись и "бланкетные" нормы, отсылающие к соответствующим нормам обеспечения чиновников (ст. 978 УУС) либо к обязанности определенного органа установить конкретные размеры расходов, например, аптеки и лаборатории получали возмещение за использованные при исследованиях реагенты согласно таксе, установленной медицинским советом (ст. 980 УУС).
По существу аналогичная законодательная техника используется и в настоящее время. Так, размер ежемесячного пособия, выплачиваемого отстраненному от должности обвиняемому, установлен законом (п. 8 ч. 2 ст. 131 УПК РФ), тогда как сумма недополученной свидетелем заработной платы за время его явки по вызову суда может быть определена лишь в конкретном случае, а нормы выплат адвокату, участвующему в деле по назначению, имеют бланкетный характер (ч. 4 ст. 131 УПК РФ) и отсылают к ранее указанному Положению, утвержденному Правительством РФ, которое и само страдает фактически от тех же трудностей, поэтому наряду с чрезвычайно подробной регламентацией по одним расходам по другим предусматривает необходимость исходить из реально понесенных расходов (п. 22, 24) либо вовсе оставляет их размер без регламентации (например, по расходам потерпевшего на представителя). Очевидно, что в этих вопросах как раньше, так и теперь большое значение имеют судейское усмотрение и способность суда мотивировать свое решение как в случае согласия с требованиями лица о возмещении расходов за счет казны, так и при отказе в этих требованиях, полном или частичном.
Принципиальное значение УУС придавал исчерпывающему характеру перечня издержек, содержащегося в ст. 977. В комментариях М.Н. Гернета <20> и работе И.Я. Фойницкого <21> утверждалось, что иные расходы сторон на ведение дела не подпадают под понятие судебных издержек <22>. Важное отличие современного законодательства от такого подхода состоит в том, что перечень расходов, относимых к процессуальным издержкам, является открытым (п. 9 ч. 2 ст. 131 УПК РФ). Сравнивая эти два принципа, отметим, что закрытый перечень предпочтительнее для практики, поскольку предполагает определенность правоприменения и исключает принятие произвольных решений об отнесении тех или иных расходов к судебным издержкам. Опасения современного законодателя о том, что такой подход необоснованно ограничит практику и не позволит признавать издержками те расходы, которые по сути являются ими, не оправдались. Тот факт, что суды весьма неохотно прибегают к применению п. 9 и к выходу за рамки п. 1 - 8 ч. 2 ст. 131 УПК РФ, подтверждается и действиями законодателя, который с 2010 по 2015 г. пять раз вносил в ч. 2 изменения, расширяющие и дополняющие виды конкретных расходов, подлежащих возмещению, в чем, вероятно, отсутствовала бы необходимость при надлежащем применении п. 9. Можно предположить, таким образом, что подход авторов УУС к регулированию перечня издержек был ближе к оптимальному в том, что точно отграничивал их от всех других расходов в уголовном судопроизводстве.
--------------------------------
<20> См.: Устав уголовного судопроизводства. Систематический комментарий. Вып. V. С. 1584.
<21> См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2. СПб., 1910. С. 338.
<22> Однако в ст. 396 Учреждения судебных установлений имеется отсылка к еще одному из видов судебных издержек - расходов стороны обвинения на наем поверенного, т.е. представителя, из числа присяжных поверенных, которые исчислялись именно для взыскания их с осужденного.

Крайне важно, что УУС не только провозглашал возмещение лицам, привлекаемым к судопроизводству, понесенных ими расходов, но и предусматривал механизм, посредством которого осуществлялись эти выплаты.
Первым шагом было объявление лица о желании получить возмещение своих расходов. Статьей 192 УУС предусматривалось, что в мировых судах оно должно было быть заявлено свидетелем или сведущим лицом по окончании допроса или иного действия, для которого они были вызваны. Без такой просьбы присуждение свидетелю вознаграждения признавалось нарушением закона, приговор в этой части подлежал отмене. Требование не подлежало удовлетворению, если было высказано впервые лишь в суде второй инстанции. Из приведенной С.Г. Щегловитовым практики Сената видно, что в судебном заседании свидетель указывал необходимые для исчисления путевых расходов данные, и если стороны не возражали против показаний свидетеля в этой части, то приговор не мог быть обжалован по мотивам неправильного исчисления судебных издержек <23>. Такой порядок стимулировал стороны своевременно пользоваться предоставленными законом правами и мог бы быть примером для норм, предотвращающих злоупотребление правами в современном уголовно-процессуальном законодательстве. В общих судебных установлениях прямо предусматривалось, что тот, кто до постановления приговора не предъявлял требование о возмещении своих расходов, считался отказавшимся от вознаграждения (ст. 987 УУС). В настоящее время вопрос о своевременности заявления лица о возмещении ему расходов разрешен не законом, а Постановлением Правительства РФ <24>.
--------------------------------
<23> См.: Щегловитов С.Г. Указ. соч. С. 261.
<24> См. п. 25 и 26 Положения о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением дела арбитражным судом, гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации, утв. Постановлением Правительства РФ от 1 декабря 2012 г. N 1240.

Второй шаг - вынесение судом определения о выдаче вознаграждения. В общих судебных местах такое решение выносилось судом, на рассмотрение которого дело поступило или должно поступить (ст. 986 УУС). Министерство юстиции обращало особое внимание на то, что просьбы о вознаграждении свидетелей и экспертов должны были удовлетворяться судом безотлагательно, сразу по получении от следователя счета, не ожидая рассмотрения дела по существу <25>. Выдача свидетелям вознаграждения по делам мировой юстиции должна была производиться распоряжениями соответствующих чиновников судебного ведомства, принимаемыми без личного участия свидетелей, немедленно по вынесении определения об этом. Эти нормы трансформировались в ч. 3 ст. 131 УПК РФ, согласно которой не только суд, но и дознаватель, следователь, прокурор имеют право самостоятельно вынести постановление о возмещении процессуальных издержек лицу, которое понесло соответствующие расходы.
--------------------------------
<25> См.: Виленский Б.В. Российское законодательство X - XX веков: в 9 т. / под общ. ред. О.И. Чистякова. Т. 8: Судебная реформа / отв. ред. тома Б.В. Виленский. М., 1991. С. 350.

Полиция была обязана хранить присылаемые следователями вещественные доказательства, но могла просить о выделении ей средств на покрытие произведенных расходов. Упаковку и пересылку вещественных доказательств следователи оплачивали из средств, находящихся в распоряжении председателей окружных судов, и по окончании следствия представляли счет суду.
Составленный следователем счет обо всех произведенных судебных издержках являлся аналогом сведений о процессуальных издержках, которые сегодня отражаются в справке, прилагаемой к обвинительному заключению в соответствии с ч. 5 ст. 220 УПК РФ. Наличие у суда таких сведений - вопрос далеко не праздный, поскольку учет производимых по делу судебных расходов обеспечивался с целью их дальнейшего взыскания по окончании дела как с осужденного, так и с иных лиц. Создание понятного для правоприменителя и эффективного механизма возмещения и взыскания издержек является важнейшей задачей законодателя. Как показывает анализ положений УУС, посвященных указанному вопросу, в нем удалось предусмотреть функционирование "жизненного цикла" издержек с тем, чтобы: 1) возмещать затраты лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, гарантируя таким образом необходимое их участие в осуществлении функций суда и сторон, и 2) пополнять источник средств, за счет которых производятся эти возмещения, путем взыскания их с осужденных в случаях, прямо указанных в законе, в целях обеспечения движения уголовного процесса по другим делам.
При взыскании издержек с группы виновных суд руководствовался мерой их участия в преступлении (ст. 990 УУС). Правила взыскания в таких случаях предполагали обращение издержек на главных виновных, и лишь в случае их несостоятельности - на их соучастников, при этом как те, так и другие несли общую круговую ответственность (ст. 195, 991, 992 УУС). К главным виновным УУС относил зачинщиков, сообщников, непосредственных исполнителей, а также подговорщиков или подстрекателей, а к другим соучастникам - пособников, попустителей и укрывателей. Третьей очередью отвечали недоносители о совершенном преступлении и покупщики заведомо краденого в части, их касающейся <26>. Действие общей круговой (солидарной) ответственности применительно к отношениям, возникающим из преступных действий, разъяснялось следующим образом: если преступление совершено без предварительного сговора, то каждый из виновных обязан уплатить именно те убытки, которые причинены его действиями, при наличии же сговора соучастники платят поровну, а если кто-то из них окажется несостоятельным, уплата его части возлагается на остальных участвовавших <27>. Соблюдение этих принципов взыскания считалось важным, а их нарушение вело к отмене приговора <28>.
--------------------------------
<26> См.: Шрамченко М.П., Ширков В.П. Указ. соч. С. 310.
<27> См.: Щегловитов С.Г. Указ. соч. С. 264, 753.
<28> Там же. С. 754; Виленский Б.В. Указ. соч. С. 350.

Заложенный Уставом принцип учета роли конкретного лица в совершении группового преступления сохраняется при взыскании процессуальных издержек и в действующем законодательстве - в соответствии с ч. 7 ст. 132 УПК РФ суд определяет размер издержек, взыскиваемых с каждого осужденного, учитывая характер вины каждого и степень его ответственности.
При оправдании по делам частного обвинения, если оно не было признано недобросовестным, вознаграждение свидетеля принималось на счет казны. Составители судебных уставов находили нежелательным обращать судебные издержки на каждого обвинителя, проигравшего дело, поскольку широкое привлечение к ответственности за издержки могло бы побудить их уклоняться от обвинительной деятельности, между тем составители уставов желали поощрить эту деятельность <29>. Также с подсудимого не могли быть взысканы судебные издержки в случаях освобождения его от ответственности по предусмотренным законом основаниям (давность, помилование и проч.), при прекращении дела за примирением сторон и, наконец, при несостоятельности лица, приговоренного к уплате издержек. При этом несостоятельность устанавливалась лишь в порядке исполнения взыскания, поэтому распоряжение о принятии издержек на счет казны принималось казенной палатой, а не судом.
--------------------------------
<29> См.: Фойницкий И.Я. Указ. соч. С. 339.

Исполнение присужденных издержек начиналось по вступлении приговора в законную силу, с объявления судебным приставом лицам, присужденным к платежу, определения о судебных издержках. Интересно, что прогонные деньги приставу, командированному для этого, относились к судебным издержкам и взыскивались с осужденного. Исполнение производилось в общем порядке взыскания казенных сборов и недоимок полицией, обязанности же судебных учреждений ограничивались тем, что прокурор, получив определение суда об издержках, сообщал об этом полицейскому управлению, исполняющему взыскание, и казенной палате, которая наблюдала за принятием надлежащих ко взысканию мер и зачислением их в недоимку <30>. Судебные издержки взыскивались с лица во вторую очередь, первыми производились взыскания по гражданскому иску (ст. 997 УУС).
--------------------------------
<30> Мнение Государственного Совета, Высочайше утвержденное 11 октября 1865 г., об изменении и дополнении статей свода законов, касающихся судопроизводства и делопроизводства в судебных местах прежнего устройства, со всеми последовавшими к нему дополнениями // Судебные уставы 20 ноября 1864 года, с изложением рассуждений, на коих они основаны, изданные государственной канцелярией. СПб., 1867. С. 18.

УУС не предусмотрел специальных норм об обжаловании решений мировых судебных установлений, касающихся судебных издержек. Предусмотренный ст. 152 перечень решений мировой юстиции, подлежащих частному обжалованию, был в целом крайне ограниченным, что может объясняться стремлением ввести как можно более простое и понятное народу производство <31>. Как указывал закон, отзыв (жалоба) на приговор мог быть принесен в съезд по любому разрешенному в нем вопросу, а значит, и по поводу судебных издержек (ст. 145 УУС). Кассационного же обжалования по вопросу об исчислении судебных издержек закон не предусматривал.
--------------------------------
<31> Отметим, что в силу ст. 118 УУС мировые судьи были вправе обращаться к нормам, регламентирующим производство в общих судебных местах, при возникновении затруднений, в том числе вызванных недостатком регламентации, приведенной в Книге первой УУС.

При производстве в общих судебных местах приговор содержал лишь итоговое решение по судебным издержкам: с кого они взыскиваются, в каком порядке и в каких суммах с каждого из осужденных (ст. 993 УУС). Подробный же расчет с конкретным указанием произведенных расходов делался в особом определении, которое постановлялось после объявления приговора. Таким образом, обжалование решений суда о судебных издержках было возможно как в порядке обжалования приговора, так и подачей лицом, с которого присуждено возмещение судебных издержек, частной жалобы на неправильность расчета при определении их размера. Изложение решения суда о взыскании судебных издержек в двух документах позволяло повысить стабильность приговора в том случае, если в нем допущена неточность, устраненная определением.
Обратим внимание на предусмотренный ст. 644 УУС и относящийся к производству в окружных судах механизм пересмотра решения о наложенном на свидетеля взыскании издержек в случае отложения заседания суда из-за неявки этого свидетеля в суд без законных причин. Если в течение двух недель свидетель подтверждал уважительность причины неявки, суд освобождал его от указанного платежа. Эта процедура отмены судом своего же решения, без передачи доводов заявителя на рассмотрение вышестоящей судебной инстанции, весьма положительно сказывалась на упрощении судопроизводства, устраняя излишнюю волокиту. Отметим, что современное уголовное судопроизводство восприняло такие правила лишь для пересмотра решений, принятых по ходатайству сторон, например об исключении доказательств (см. ч. 7 ст. 235, ч. 3 ст. 271 УПК РФ), что позволяет суду устранить ошибку, допущенную по возникшему в ходе разбирательства дела частному вопросу, до вынесения итогового судебного решения. Представляется, что круг решений, к которому возможно применение подобной процедуры пересмотра, мог бы быть расширен.
Свидетели и сведущие лица имели право частного обжалования определений суда об их вознаграждении или об отказе в выдаче им вознаграждения. В двухнедельный срок частная жалоба могла быть подана на определение окружного суда в судебную палату, на определение уголовного департамента палаты - общему собранию ее департаментов. Определения по этим частным жалобам являлись окончательными.
Одним из направлений развития правовой мысли времени Уставов 1864 г. являлось определение места судебных издержек в системе правовых норм уголовного судопроизводства.
Как и в ныне действующем законе, по УУС вопрос об окончательном распределении издержек разрешался в приговоре как судебном акте, разрешающем уголовное дело по существу. Это привело составителей Устава к сосредоточению большинства норм об издержках в соответствующих главах, сопровождающих вынесение и исполнение приговора <32>, поскольку они регламентируют вопросы, подлежащие отражению в приговоре лишь после разрешения существа дела - осуждения виновного и назначения ему наказания. Являясь второстепенным по значению вопросом, распределение судебных издержек сопровождало приговор так, как в ныне действующем уголовно-процессуальном законе решения, составляющие основное содержание резолютивной части приговора (ст. 308 УПК РФ), лишь дополняются иными вопросами, которые могут быть разрешены в этой части приговора (ст. 309 УПК РФ).
--------------------------------
<32> См. гл. XI "О судебных издержках" Книги первой "Порядок производства в мировых судебных установлениях" и гл. IV "О судебных издержках" раздела VI "Об исполнении судебных приговоров" книги второй "Порядок производства в общих судебных местах" УУС.

Такое положение, на наш взгляд, приводило ряд исследователей к ограничению содержания института издержек, как исключительно "прилагаемого" к приговору, не раскрывая его значения для всего производства по делу. Так, С.И. Викторский определял место судебных издержек рядом с исполнением приговоров. Объясняя это соседство, автор указывал, что постановляющим приговоры и их исполнителям приходится иметь дело с вопросом о возмещении судебных издержек <33>.
--------------------------------
<33> См.: Викторский С.И. Русский уголовный процесс: учеб. пособие. М., 1997. С. 435.

Этот взгляд, разумеется, далек от реального положения дел, поскольку учитывает только одну из сторон действия механизма судебных издержек - взыскание их в казну, но не учитывает роль издержек в возмещении участникам судопроизводства их расходов и тем самым в обеспечении участия привлекаемых к делу лиц во всем уголовном судопроизводстве. Поэтому авторы, прилагающие описание судебных издержек к исполнению приговоров, вынуждены были обращаться к нормам, расположенным в иных главах УУС и регламентирующим весь комплекс отношений, связанных как с вознаграждением лиц, участвующих в деле, так и с обеспечением исследования и представления суду вещественных доказательств и мнений сведущих лиц, и лишь при окончании дела приговором - с разрешением вопросов о взыскании издержек с лиц, на которых они возлагаются по закону. М.В. Духовской, например, не выделил в своих работах специального места судебным издержкам как институту уголовного процесса. Однако он привел основные подходы, характеризующие функционирование этого института на всех стадиях судопроизводства, такие как необходимость выплаты вознаграждения сведущим людям, которое взыскивается с осужденного, если у него есть средства, а при отсутствии таковых принимается на счет казны, а также, как следствие этих выплат, - необходимость разрешения вопроса о судебных издержках в приговоре мирового судьи и коронного суда <34>.
--------------------------------
<34> См.: Духовской М.В. Русский уголовный процесс. М., 1908. С. 239, 370, 376.

Указанные особенности структуры УУС справедливо отмечают и современные исследователи, также обращая внимание на то, что вопрос о судебных издержках относился к завершающему этапу судебного разбирательства - при постановлении приговора в нем разрешались, помимо основных вопросов о виновности и наказании, также дополнительные, в том числе об издержках <35>.
--------------------------------
<35> См.: Головко Л.В. Устав уголовного судопроизводства 1864 г. - первая отечественная кодификация уголовно-процессуального права // Великая реформа: к 150-летию Судебных Уставов. Т. 2: Устав уголовного судопроизводства / под ред. Л.В. Головко. М., 2014. С. 65.

Несмотря на эти особенности, закономерно отраженные в научной и учебной литературе, энтузиасты нового порядка судопроизводства в процессе познания практики применения УУС глубоко вникали в суть возникающих в ходе его применения правоотношений и сумели не только понять роль судебных издержек в обеспечении всего процесса, но и дать им правильное, соответствующее их значению место.
В лекциях Н.Н. Розина совершенно обоснованно раздел о судебных издержках помещен не в ту часть, которую принято называть "особенной", описывающей правила движения уголовного дела от его возбуждения до исполнения приговора, а в его общую часть, названную автором "Объект процессуального отношения". Этот объект включал основные начала и условия судебной деятельности (современные принципы уголовного процесса), меры судебного принуждения, доказывание, а также судебные решения, сроки и издержки <36>. На наш взгляд, такой подход адекватно отображает суть судебных издержек как института, общего для всей уголовно-процессуальной деятельности, пронизывающего и обеспечивающего весь ход производства по делу.
--------------------------------
<36> См.: Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. Пособие к лекциям. СПб., 1914. С. 394.

Аналогичное понимание судебных издержек как атрибута общей части уголовного процесса, распространяющего свое действие на все его стадии, продемонстрировано в учебнике В.К. Случевского. В этом труде судебные издержки (отделенные тем не менее от других институтов общей части, таких как судебные сроки, принудительные меры) включены автором наряду с доказательственным правом в раздел о способах и средствах действия органов судебной власти, а также органов, содействующих им. Такое место издержек правильно определяет их роль как инструмента, с помощью которого государство в лице своих органов (суда, судебного следователя) привлекает к производству по делу необходимых им лиц, в основном для участия в процессе доказывания, и обеспечивает, организационно и финансово, это участие.
Заслуживающий внимания подход продемонстрирован в работе А.П. Чебышева-Дмитриева. Автор, хотя и не выделяет судебные издержки в отдельный раздел, лишь упоминая о необходимости разрешения вопроса о них при вынесении приговоров, разбирает существенные вопросы этого института в рамках описания предварительного, а не судебного следствия, определяя эту часть своего исследования как "Порядок вознаграждения призываемых к следствию лиц" <37>, указав таким образом на более существенную роль судебных издержек в расследовании преступлений, нежели в обоснованности окончательного судебного решения. Кроме того, это наглядно демонстрирует связь судебных издержек, обеспечивающих участие свидетелей, с процессом доказывания, подтверждает важность института для исполнения сторонами своих процессуальных функций и полноты выяснения обстоятельств дела. Отметим также, что предпочтительное обращение к теме судебных издержек в контексте предварительного расследования, а не вынесения итогового решения отражает реальную последовательность процессуальных отношений, связанных с ними, поскольку развитие института издержек по мере производства по делу предполагает сначала возникновение расходов, затем их возмещение лицам, привлекаемым к делу, и лишь потом, с постановлением приговора - разрешение вопроса о взыскании издержек с лиц, которые определены ответственными за них.
--------------------------------
<37> См.: Чебышев-Дмитриев А.П. Русское уголовное судопроизводство по судебным уставам 20 ноября 1864 г. СПб., 1873. С. 361.

Полагаем, что такое осмысление места и роли издержек в системе уголовно-процессуальных отношений сказалось впоследствии и на их современном положении среди институтов, общих для производства по делу, а не в качестве приложения к одному из этапов этого производства. Подход, отражающий не номинальное, а реальное положение судебных издержек среди принципиальных, универсально действующих институтов уголовного процесса, сближает судебные издержки УУС с современным законодательством, в котором нормы о процессуальных издержках (ст. 131, 132 УПК РФ) помещены в часть первую "Общие положения" УПК РФ.

Список литературы

  1. Буцковский Н. Очерки судебных порядков по Уставам 20 ноября 1864 года. СПб., 1874.
  2. Викторский С.И. Русский уголовный процесс: учеб. пособие. М., 1997.
  3. Виленский Б.В. Российское законодательство X - XX веков: в 9 т. / под общ. ред. О.И. Чистякова. Т. 8: Судебная реформа / отв. ред. тома Б.В. Виленский. М., 1991.
  4. Головко Л.В. Устав уголовного судопроизводства 1864 г. - первая отечественная кодификация уголовно-процессуального права // Великая реформа: к 150-летию Судебных Уставов. Т. 2: Устав уголовного судопроизводства / под ред. Л.В. Головко. М., 2014.
  5. Духовской М.В. Русский уголовный процесс. М., 1908.
  6. Жижиленко А.А. Общий очерк движения уголовно-процессуального законодательства после 1864 года // Судебная реформа. Т. II / под ред. Н.В. Давыдова, Н.Н. Полянского. М., 1915.
  7. Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. Пособие к лекциям. СПб., 1914.
  8. Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. Часть II. Судопроизводство. М., 2008.
  9. Устав уголовного судопроизводства. Систематический комментарий. Вып. V / под общ. ред. М.Н. Гернета. М., 1916.
  10. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2. СПб., 1910.
  11. Чебышев-Дмитриев А.П. Русское уголовное судопроизводство по судебным уставам 20 ноября 1864 г. СПб., 1873.
  12. Шрамченко М.П., Ширков В.П. Устав уголовного судопроизводства с позднейшими узаконениями, законодательными мотивами, разъяснениями Правительствующего Сената и циркулярами Министра Юстиции. СПб., 1909.
  13. Щегловитов С.Г. Судебные уставы Императора Александра II с законодательными мотивами и разъяснениями. Устав уголовного судопроизводства. СПб., 1907.
  14. Якубина Ю.П., Бухтеева Е.С. Процессуальные издержки в свете Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2013 г. N 42 "О практике применения судами законодательства о процессуальных издержках по уголовным делам" // Адвокатская практика. 2018. N 5.
18.10.2021

Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" дополнен положениями, касающиеся осуществления Агентством по страхованию вкладов (АСВ) функций временной администрации. Данными положениями также устанавливаются особенности функционирования временной администрации при отзыве (аннулировании) лицензии у финансовой организации.

подробнее
13.10.2021

Целью законопроекта является установление уголовной ответственности за нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье  115 УК, и не содержащих признаков состава преступления, предусмотренного статьей  116 УК, лицом, имеющим судимость за преступление, совершенное с применением насилия.

подробнее
08.10.2021

Цель законопроекта - установление одной из форм государственной поддержки кинематографии - полного государственного финансирования производства и проката отдельных категорий фильмов, общественная значимость и художественная ценность которых не может измеряться доходами от их проката и показа.

подробнее
25.09.2021

В соответствии с положениями законопроекта максимальный размер процентной ставки, вводимой в качестве ограничения, не может быть меньше 2/3 процентной ставки по привлеченным российскими кредитными организациями вкладам в соответствующей валюте и по сроку привлечения.

подробнее
18.09.2021

Целью законопроекта является возможность дать иностранным гражданам, проживающим за пределами Российской Федерации, быть признанными носителями русского языка, в случае если данные лица являются соотечественниками. Упрощение данного механизма необходимо в целях правового основания для получения вида на жительство и приобретения российского гражданства в упрощенном порядке.

подробнее
13.09.2021

Законопроектом предлагается предусмотреть право отдельных субъектов ТЭК по решению Правительства РФ учреждать "корпоративные" частные охранные организации, а также урегулировать вопрос определения субъектов охраны объектов ТЭК, которым по результатам категорирования присвоена средняя или высокая категории опасности. При этом, доля субъекта ТЭК в уставном капитале "корпоративной" частной охранной организации не может быть менее 50%.

подробнее

Информация. Знания. Результат
↑