По любым вопросам: admjuridcons@gmail.com

Все статьи > Правовое регулирование отзыва лицензии на осуществление банковских операций у кредитной организации (Куракин А.В., Карпухин Д.В., Красненкова Е.В.)

Правовое регулирование отзыва лицензии на осуществление банковских операций у кредитной организации (Куракин А.В., Карпухин Д.В., Красненкова Е.В.)

Дата размещения статьи: 12.04.2021

Правовое регулирование отзыва лицензии на осуществление банковских операций у кредитной организации (Куракин А.В., Карпухин Д.В., Красненкова Е.В.)

В настоящее время в действующем банковском законодательстве Российской Федерации сформирован в достаточной степени устоявшийся правовой механизм отзыва Банком России у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций. В нормативной основе данного механизма лежат правовые предписания федеральных законов и подзаконных актов, принятых Банком России.

Так, в соответствии с положениями ст. 19 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" (далее - Закон о банках и банковской деятельности) в случае нарушения кредитной организацией федеральных законов, нормативных актов или предписаний Банка России, установленных обязательных нормативов, непредставления информации, представления неполной или недостоверной информации, непроведения обязательного аудита, нераскрытия отчетности и аудиторского заключения по ней, непредставления информации в бюро кредитных историй либо совершения действий, создающих реальную угрозу интересам вкладчиков и кредиторов Банк России имеет право в порядке надзора применять к такой кредитной организации меры, установленные Федеральным законом от 10.07.2002 N 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" (далее - Закон о Банке России) [1; 2; 3; 4; 5].

В соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 20 Закона о банках и банковской деятельности Банк России может отозвать у кредитной организации лицензию на осуществление банковских операций в случае неисполнения федеральных законов, регулирующих банковскую деятельность, а также нормативных актов Банка России, если в течение одного года к кредитной организации неоднократно применялись меры, предусмотренные Законом о Банке России.

Согласно положениям ч. 11 ст. 74 Закона о Банке России последний вправе отозвать у кредитной организации лицензию на осуществление банковских операций в соответствии с положениями Закона о банках и банковской деятельности. Порядок отзыва лицензии на осуществление банковских операций определен указанием Банка России от 17.09.2009 N 2293-У "О порядке отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций при установлении существенной недостоверности отчетных данных".

В 2018 году Банк России отозвал лицензии у 60 кредитных организаций, в том числе было отозвано 57 лицензий у банков и 3 - у небанковских кредитных организаций. В 2019 году Банк России отозвал лицензии у 26 кредитных организаций, в том числе отозвано 25 лицензий у банков и 1 - у небанковской кредитной организации.

Поскольку отзыв лицензии кредитной организации на осуществление банковских операций является мерой широко распространенной, логичной выглядит постановка вопроса о перспективах оспаривания приказов Банка России об отзыве лицензий у кредитных организаций.

Одними из наиболее дискуссионных норм Закона о банках и банковской деятельности являются нормы, содержащиеся в ст. 20, которая формулирует основания отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций.

Примечательно, что уже в первые годы правоприменительной практики, связанной с отзывом лицензий, у арбитражных судов стали возникать вопросы, связанные с толкованием положений, предусмотренных пунктами 1 и 4 ч. 4 ст. 20 Закона о банках и банковской деятельности. Одна из первых оценок положений указанной статьи содержится в Определении Конституционного Суда РФ от 05.11.1999 N 182-О, вынесенном по запросу Арбитражного суда города Москвы, который рассматривал дело о признании ОАО "Акционерный банк "Инкомбанк" банкротом. В указанном Определении содержится оценка соответствия положениям Конституции РФ пунктов 1 и 4 ч. 4 ст. 20 Закона о банках и банковской деятельности. По мнению заявителя, указанные нормы устанавливали несоразмерное ограничение прав и свобод, гарантированных Конституцией РФ, в частности свободы экономической деятельности (ст. 8), права каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ст. 34), а также права частной собственности (ст. 35), что, в свою очередь, противоречит ч. 3 ст. 55 Конституции РФ.

Согласно действовавшей редакции Закона о банках и банковской деятельности по состоянию на 1998 - 1999 годы п. 1 ч. 4 ст. 20 Закона о банках и банковской деятельности устанавливал, что с момента отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций считался наступившим срок исполнения обязательств кредитной организации. При этом обязательства кредитной организации в иностранной валюте учитывались в рублях по курсу Банка России, действовавшему на дату отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций.

По мнению заявителя, в условиях высокой инфляции данной нормой нарушалось право граждан на равноценное возмещение банковского вклада в валюте его рублевым эквивалентом.

Конституционный Суд РФ отметил, что данная норма регулирует отношения, связанные с учетом денежных обязательств кредитной организации, но при этом не содержит каких-либо положений о порядке расчетов с гражданами при истребовании ими своих валютных вкладов или положений, указывающих на валюту, в которой такие расчеты должны производиться.

Соответствующее предписание содержалось в подзаконном акте - Положении об отзыве лицензии на осуществление банковских операций у кредитных организаций в Российской Федерации, согласно которому обязательства банка в иностранной валюте учитываются на его балансе и выплачиваются кредиторам в рублях по курсу Банка России, действовавшему на дату отзыва у него лицензии на осуществление банковских операций.

Таким образом, заявитель оспорил норму, содержавшуюся не в законе, а в подзаконном акте Банка России. Конституционный Суд РФ отметил, что установление несоответствия акта государственного или иного органа закону отнесено в соответствии с ч. 2 ст. 120 Конституции РФ к компетенции судов общей юрисдикции и арбитражных судов и неподведомственно Конституционному Суду РФ.

Действовавший на момент рассмотрения заявления Арбитражного суда города Москвы п. 4 ч. 4 ст. 20 Закона о банках и банковской деятельности устанавливал, что с момента отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций до момента создания ликвидационной комиссии (ликвидатора) или назначения арбитражным судом конкурсного управляющего кредитной организации запрещалось заключение сделок и исполнение обязательств по ранее заключенным сделкам, кроме сделок, связанных с текущими коммунальными и эксплуатационными платежами кредитной организации, а также с выплатой выходных пособий и оплатой труда лиц, работающих по трудовому договору (контракту), в пределах сметы расходов, согласуемой с Банком России либо с уполномоченным представителем Банка России в случае его назначения.

По мнению заявителя, Банк России, издавая приказ об отзыве у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций, выходит за рамки регулирования и надзора, поскольку вводит ограничительные процедуры, что, в свою очередь, приводит к ограничению правоспособности кредитной организации и нарушает законные права и интересы кредиторов кредитной организации.

Конституционный Суд РФ отметил, что право на отзыв лицензии является одним из закрепленных Законом о Банке России полномочий Банка России (п. 6 ст. 4), посредством которого воплощается его надзорная деятельность и достигаются цели, установленные ст. 3 указанного Закона, что соответствует положениям ч. 2 ст. 75 Конституции РФ.

По мнению заявителя, запрет на совершение кредитной организацией сделок после отзыва у нее лицензии вступает в противоречие с ч. 3 ст. 35 Конституции РФ, поскольку носит конфискационный характер, лишает контрагентов кредитной организации возможности получить причитающиеся им денежные средства и фактически лишает их имущества во внесудебном порядке, что влечет нарушение их законных прав и интересов.

Конституционный Суд РФ отметил, что в п. 4 ч. 4 ст. 20 Закона о банках и банковской деятельности говорится только о том, что до момента создания ликвидационной комиссии или назначения конкурсного управляющего запрещаются заключение сделок и исполнение обязательств по сделкам, т.е. сама норма не содержит прямого указания на порядок (судебный или внесудебный) лишения банка или его кредиторов имущества и из ее смысла это не вытекает.

Важным положением рассматриваемого акта Конституционного Суда РФ стала интерпретация п. 4 ч. 1 ст. 20 Закона о банках и банковской деятельности на предмет противоречий с положениями ст. 58 действовавшего в тот период Федерального закона от 08.01.1998 N 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве 1998 года). Оспариваемый пункт Закона о банках и банковской деятельности, по мысли заявителя, устанавливал запрет на совершение банком сделок после отзыва у последнего лицензии, а рассматриваемая статья Закона о банкротстве 1998 года устанавливала лишь определенные ограничения данного права с началом процедуры банкротства. Следовательно, оспариваемая норма противоречила положениям ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, допускающей ограничения прав и свобод только в той мере, которая необходима для защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Конституционный Суд РФ отметил, что с отзывом у банка лицензии связано ограничение на совершение им сделок, которое согласно ст. 58 Закона о банкротстве 1998 года ставится в зависимость от начала процедуры банкротства. В акте Конституционного Суда РФ отмечено, что в силу особенностей правового положения кредитных организаций отзыв лицензии является начальным этапом процедуры банкротства или ликвидации банка, что не свидетельствует о наличии противоречия между законами. Кроме того, расчеты с вкладчиками после отзыва у банка лицензии возможны только в ходе его ликвидации, для чего в целях защиты интересов кредиторов и самого банка необходимо зафиксировать всю его кредиторскую задолженность. Содержащийся в оспариваемой норме запрет на заключение сделок и исполнение обязательств по сделкам (за исключением тех, которые указаны в самой норме) до создания ликвидационной комиссии, назначения конкурсного управляющего обусловлен необходимостью сохранения денежных средств и имущества кредитной организации для их дальнейшего обоснованного распределения между кредиторами на законных основаниях и направлен на реализацию конституционного принципа равенства всех перед законом (ч. 1 ст. 19 Конституции РФ).

Конституционный Суд РФ констатировал, что п. 4 ч. 4 ст. 20 Закона о банках и банковской деятельности устанавливает обеспечительные меры, направленные на сохранение денежных средств и имущества кредитной организации до решения вопроса о расчетах с кредиторами. Указанные меры носят ограничительный характер, так как собственник в определенной степени лишен права владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом, но при этом данные меры не порождают перехода права собственности.

Анализ положений рассматриваемого акта позволяет сделать ряд выводов о характере правовых последствий, связанных с мерой административного принуждения - отзывом лицензии у кредитной организации на осуществление банковских операций. Указанные последствия в целом носят характер правоограничений, связанных с невозможностью после отзыва у банка лицензии осуществлять сделки, за исключением тех, что указаны в законе, и исполнять обязательства по сделкам перед контрагентами. Эти правоограничения, изложенные в форме запретов, по сути, формируют меры правовосстановительного характера, направленные на обеспечение интересов контрагентов банка в процессе осуществления процедуры банкротства кредитной организации [6; 7; 8; 9; 10].

Таким образом, отзыв лицензии у кредитной организации на осуществление банковских операций выступает не только мерой сугубо пресекательного характера, направленной на оперативное пресечение деятельности кредитной организации, не соответствующей установленным пруденциальным (экономическим) критериям Банка России, но и носит правовосстановительный характер, связанный с вытекающими из ее применения правоограничениями, направленными на обеспечение интересов контрагентов кредитной организации по гражданско-правовым обязательствам.

Наряду с оспариванием конституционности отдельных положений, предусмотренных ст. 20 Закона о банках и банковской деятельности, на конституционно-правовом уровне требования о признании недействительными приказов Банка России об отзыве лицензий у кредитных организаций на совершение банковских операций неоднократно заявлялись в арбитражных судах, в связи с чем необходимо обратиться к анализу наиболее интересных случаев из практики арбитражных судов.

Так, ООО "Коммерческий банк "Уральский капитал" (ООО "УралКапиталБанк") обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании недействительным Приказа Банка России от 15.02.2018 N ОД-372 "Об отзыве лицензии на осуществление банковских операций у кредитной организации ООО "УралКапиталБанк".

Анализ материалов дела показывает, что к ООО "УралКапиталБанк" был применен указанный правовой механизм отзыва лицензии в связи с неисполнением кредитной организацией федеральных законов, регулирующих банковскую деятельность, а также нормативных актов Банка России с учетом неоднократного применения в течение одного года мер, предусмотренных Законом о Банке России, из-за наличия реальной угрозы интересам кредиторов и вкладчиков. Банк России, руководствуясь ст. 19, п. 6 ч. 1 ст. 20 Закона о банках и банковской деятельности и ч. 11 ст. 74 Закона о Банке России, издал Приказ от 15.02.2018 N ОД-372 (далее - Приказ Банка России N ОД-372), которым у кредитной организации ООО "Коммерческий банк "Уральский капитал" с 15.02.2018 отозвана лицензия на осуществление банковских операций.

Полагая Приказ Банка России N ОД-372 недействительным, ООО "УралКапиталБанк" обратилось в арбитражный суд с заявлением.

При обращении с заявлением в суд важно учитывать, что постановка вопроса о возможном признании недействительным Приказа Банка России об отзыве у кредитной организации лицензии возможна при наличии двух условий: во-первых, несоответствия этого Приказа закону или иному нормативному правовому акту; во-вторых, нарушения данным актом гражданских прав и законных интересов граждан или юридических лиц, обратившихся в судебные инстанции.

Данное положение, как указала апелляционная судебная инстанция, которая рассматривала дело <1>, вытекает из содержания предписаний, предусмотренных ч. 1 ст. 198 Арбитражного процессуального кодекса РФ, ст. 13 Гражданского кодекса РФ и п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", в которых, в частности, указано, что основаниями для принятия решения суда о признании ненормативного акта, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативного акта государственного органа или органа местного самоуправления недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному нормативному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов граждан или юридических лиц, обратившихся в суд с соответствующим требованием.
--------------------------------
<1> Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 08.08.2018 по делу N А40-30043/2018. URL: https://sudact.ru/arbitral/doc/39RAWpCa71dK/ (дата обращения: 18.11.2020)

Арбитражный суд первой инстанции пришел к выводу, что оспариваемый ненормативный акт - Приказ Банка России N ОД-372 - соответствует закону и не нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, и отказал в удовлетворении требований заявителя в полном объеме. Согласно материалам дела основанием для отзыва лицензии явилось неисполнение кредитной организацией федеральных законов, регулирующих банковскую деятельность, а также нормативных актов Банка России, неоднократное применение в течение одного года мер, предусмотренных Законом о Банке России, наличие реальной угрозы интересам кредиторов и вкладчиков.

В Постановлении суда апелляционной инстанции было указано, что ООО "УралКапиталБанк" неоднократно допускало нарушения банковского законодательства и нормативных актов Банка России. К их числу, в частности, были отнесены:

- статья 24 Закона о банках и банковской деятельности, статьи 64, 67 и 69 Закона о Банке России в части создания необходимых резервов на покрытие возможных убытков и соблюдения обязательных нормативов;

- Положение Банка России от 26.03.2004 N 254-П "О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности" (Положение N 254-П);

- Положение Банка России от 28.06.2017 N 590-П "О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности" (Положение N 590-П);

- Положение Банка России от 20.03.2006 N 283-П "О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери" (Положение N 283-П);

- Положение Банка России от 02.03.2012 N 375-П "О требованиях к правилам внутреннего контроля кредитной организации в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" (Положение N 375-П);

- Указание Банка России от 24.11.2016 N 4212-У "О перечне, формах и порядке составления и представления форм отчетности кредитных организаций в Центральный банк Российской Федерации" (Указание N 4212-У);

- Инструкция Банка России от 28.06.2017 N 180-И "Об обязательных нормативах банков" (Инструкция N 180-И).

В Постановлении арбитражного суда апелляционной инстанции отмечено, что в течение года, предшествующего отзыву лицензии, за допущенные нарушения к ООО "УралКапиталБанк" со стороны Банка России применено 18 мер, предусмотренных ст. 74 Закона о Банке России, по каждому из которых мегарегулятор выносил предписания.

В частности, в предписании от 17.08.2017 N Т580-15-1-12/10280ДСП отмечено, что в нарушение п. 2.1.32 Методики при оценке дополнительных факторов кредитного риска по заемщикам ООО "ТД "Индюшкин-Регион", ООО "МТК-Регион", ООО "Мелеагрис" кредитной организацией не учтена негативная информация о финансовом состоянии контрагента заемщиков ООО "Торговый дом "Башкирский птицеводческий комплекс им. М. Гафури", сумма требований к которому у каждого заемщика составляла более 25% активов. Размер недосозданных резервов составил 5,9 млн руб.

Предписанием Банка России от 17.08.2017 N Т580-15-1-12/10280ДСП банку предъявлено требование об устранении допущенных нарушений и доформировании резервов по заемщикам ООО "ТД "Индюшкин-Регион", ООО "МТК-Регион", ООО "Мелеагрис" в необходимом объеме. В предписании от 25.09.2017 N Т580-15-1-12/11515ДСП указано, что Банком России в деятельности ООО "УралКапиталБанк" выявлено нарушение порядка расчета норматива максимального размера риска на одного заемщика или группу связанных заемщиков (Н6), установленного п. 5.6 Инструкции N 180-И, по состоянию на 01.07.2017 (задолженность заемщиков ООО "ТД "Индюшкин-Регион" и ООО "БПК-Трейдинг" по состоянию на 01.07.2017 не была объединена в группу связанных заемщиков), в связи с чем указанным предписанием банку предъявлено требование об устранении допущенного нарушения.

В предписании от 08.11.2017 N Т580-15-1-12/13208ДСП отмечено, что в нарушение п. 3.3 Положения N 590-П финансовое положение заемщиков ООО "Мелеагрис", ООО "Мелеагрис-Уфа" признано банком средним вместо плохого при наличии в деятельности заемщиков угрожающих негативных явлений (тенденций), вероятным результатом которых могут явиться несостоятельность (банкротство) либо устойчивая неплатежеспособность заемщика. Ссуда подлежала классификации в IV категорию качества с расчетным резервом не менее 51%. Размер недосозданного резерва составил 25,7 млн руб. Предписанием от 08.11.2017 N Т580-15-1-12/13208ДСП банку предъявлено требование об устранении допущенных нарушений, реклассификации ссудной задолженности и доформировании резервов по заемщикам ООО "Мелеагрис", ООО "Мелеагрис-Уфа" в необходимом объеме.

Одновременно в отношении ООО "УралКапиталБанк" Банк России ввел ограничение на осуществление отдельных банковских операций, в том числе на привлечение денежных средств физических лиц и индивидуальных предпринимателей и открытие ими банковских счетов. Принятие указанных мер со стороны Банка России было обусловлено проведением ООО "УралКапиталБанк" высокорискованной кредитной политики, отсутствием необходимого уровня формирования адекватных резервов на случай возможных потерь по ссудам в соответствии с требованиями нормативных актов Банка России. Кроме того, Банком России в адрес ООО "УралКапиталБанк" неоднократно направлялись письма о недостатках и нарушениях, выявленных в деятельности банка, а также проводились совещания с представителями банка.

Апелляционная инстанция отметила, что принятие мер воздействия к ООО "УралКапиталБанк" было направлено на предотвращение возникновения угрозы интересам кредиторов и вкладчиков банка.

Оценив в совокупности принятые Банком России меры реагирования на выявленные нарушения со стороны ООО "УралКапиталБанк", апелляционная судебная инстанция сделала вывод о том, что данная кредитная организация систематически нарушала федеральные законы и нормативные акты Банка России, регулирующие банковскую деятельность, за которые были применены меры административного принуждения, предусмотренные Законом о Банке России.

Таким образом, по мнению суда, у Банка России были законные основания для принятия оспариваемого ненормативного акта.

Кроме того, суд констатировал, что данные, представленные Банком России о том, что по состоянию на 01.02.2018 величина собственных средств (капитала) ООО "УралКапиталБанк" составила 662,5 млн руб., что ниже зарегистрированного уставного капитала кредитной организации (724 млн руб.), свидетельствуют о возникновении дополнительного основания для осуществления мер по предупреждению банкротства данной кредитной организации, предусмотренного п. 6 ст. 189.10 Закона о банках и банковской деятельности.

По мнению апелляционной инстанции, данные обстоятельства свидетельствуют о наличии в деятельности банка реальной угрозы интересам вкладчиков и кредиторов ООО "УралКапиталБанк".

Изданный Банком России ненормативный акт (приказ) соответствовал требованиям нормативных правовых актов и не нарушал законных интересов заявителя.

Таким образом, суд первой инстанции сделал обоснованный вывод об отсутствии оснований, предусмотренных ст. 13 ГК РФ и ч. 1 ст. 198 АПК РФ, которые одновременно необходимы для признания ненормативного акта органа, осуществляющего публичные полномочия, недействительным, а решения или действия этого органа - незаконным. Кроме того, апелляционная инстанция отвергла доводы заявителя о предписаниях Банка России как необоснованных, отметив при этом, что установленный законом срок на оспаривание указанных предписаний истек.

На основании изложенного арбитражный апелляционный суд оставил решение суда первой инстанции без изменения, а жалобу - без удовлетворения.

Таким образом, рассмотренный пример арбитражной практики позволяет проиллюстрировать практическое применение механизма отзыва лицензии кредитной организации на совершение банковских операций.

Следует подчеркнуть сугубо экономический характер нарушений, допущенных со стороны ООО "УралКапиталБанк", которые, по сути, были связаны с нарушениями экономических параметров (нормативов) деятельности, установленных нормативными актами Банка России. Важно отметить оценочный характер ряда категорий указанного правоприменительного процесса и используемую доказательственную базу, представленную Банком России для обоснования принятого решения. Так, систематичный характер совершения нарушений со стороны ООО "УралКапиталБанк" подтверждается количеством вынесенных предписаний (восемнадцать), ни одно из которых не было признано недействительным. Реальная угроза интересам вкладчиков и кредиторов была подтверждена цифровыми показателями по состоянию на 1 февраля 2018 г., устанавливающими соотношение величины собственных средств (капитала) ООО "УралКапиталБанк" к размеру уставного капитала кредитной организации.

Следует подчеркнуть: несмотря на то, что Конституционный Суд РФ выполняет полномочия по реализации нормоконтроля за соблюдением положений Конституции РФ, а арбитражные суды рассматривают конкретные дела, вытекающие из экономических споров, интерпретационная логика, изложенная в актах конституционного и арбитражного судопроизводства, не является противоречивой, по сути дополняя друг друга.

Так, Конституционный Суд РФ отметил, что отзыв лицензии порождает комплекс последствий негативного характера, связанных с правоограничениями в виде запретов, в том числе на совершение банковских сделок и исполнение обязательств перед сторонами договоров. Кроме того, отзыв лицензии, по мысли Конституционного Суда РФ, является комплексной, трансграничной мерой административного принуждения, выступая не только мерой административно-пресекательного, но и административно-восстановительного характера, направленной на защиту интересов вкладчиков кредитной организации. Арбитражный суд, в свою очередь, дал конкретную юридическую оценку обстоятельствам применения отзыва лицензии со стороны Банка России к кредитным организациям и разрешил конкретный юридический спор с участием кредитной организации и Банка России.

Список литературы

1. Административное право: учеб. / под ред. Л.Л. Попова. М., 2005.
2. Административное право России: учеб. / под ред. Н.М. Конина и Ю.Н. Старилова. М., 2010.
3. Административное право. Административный процесс: учеб. / колл. авт.: под ред. М.А. Лапиной, Г.Ф. Ручкиной. М., 2019.
4. Административная юрисдикция в финансовой сфере: учеб. / М.А. Лапина, Н.Ф. Попова, Д.В. Карпухин; под ред. Г.Ф. Ручкиной. М., 2019.
5. Административная юрисдикция в финансовой сфере: моногр. / колл. авт.: под ред. М.А. Лапиной. М.: Юстиция, 2016.
6. Куракин А.В., Карпухин Д.В., Саидов З.А. К вопросу о применении мер административного принуждения к микрофинансовым организациям // NB: Административное право и практика администрирования. 2019. N 3. С. 20 - 27.
7. Куракин А.В., Карпухин Д.В. Пруденциальный компонент банковского надзора // NB: Административное право и практика администрирования. 2017. N 2. С. 10 - 19.
8. Лапина М.А., Карпухин Д.В. Санкции за административные правонарушения в сфере экономики и финансов: анализ законодательства и пути совершенствования // Полицейская деятельность. 2015. N 5. С. 325 - 342.
9. Лапина М.А., Карпухин Д.В., Комиссарова М.В. Сравнительно-правовой анализ порядка применения Банком России к кредитным организациям мер административного принуждения // Банковское право. 2014. N 5. С. 40 - 49.
10. Лапина М.А., Карпухин Д.В., Комиссарова М.В. Проблемы административной юрисдикции в области ценных бумаг // Банковское право. 2015. N 1. С. 48 - 55.

13.09.2021

Законопроектом предлагается предусмотреть право отдельных субъектов ТЭК по решению Правительства РФ учреждать "корпоративные" частные охранные организации, а также урегулировать вопрос определения субъектов охраны объектов ТЭК, которым по результатам категорирования присвоена средняя или высокая категории опасности. При этом, доля субъекта ТЭК в уставном капитале "корпоративной" частной охранной организации не может быть менее 50%.

подробнее
07.09.2021

Целью законопроекта является повышение эффективности деятельности госкорпораций, интегрированных структур и организаций оборонно-промышленного комплекса в интересах обороны и безопасности РФ. В связи с этим устанавливаются специальные требования в части согласования с Президентом России отчуждения, возможности отчуждения или передачи в доверительное управление акций (долей в уставном капитале) организаций, имеющих стратегическое значение для оборонно-промышленного комплекса и безопасности Российской Федерации.

подробнее
02.09.2021

Целью законопроекта является дальнейшая реализация т.н. "Закона о дачной амнистии" 2006 г. В частности предлагается механизм предоставления гражданам земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, на которых расположены жилые дома, возведенные до вступления в силу Градостроительного кодекса РФ в границах населенного пункта. Также предлагается продление срока "дачной амнистии" до 1 марта 2031 года.

подробнее
25.08.2021

Цель законопроекта - уточнение перечня лиц, имеющих право оспорить запись об отце ребенка в книге записей рождений, произведенную в соответствии с п. 2 ст. 51 Семейного кодекса РФ. Таким правом наделяется наследник лица, записанного отцом ребенка. При этом требование об оспаривании отцовства подлежит удовлетворению в случае, если такая запись была произведена на основании подложных документов, предусмотренных п. 2 ст. 51 Семейного кодекса РФ.

подробнее
18.08.2021

Целью законопроекта, внесенного в депутатом Государственной Думы О.А. Ниловым, является создание эффективного механизма воздействия на недобросовестных кандидатов на выборные должности. В связи с этим предполагается установить уголовную ответственность за невыполнение предвыборного обещания.

подробнее
14.08.2021

Законопроект подготовлен в связи с принятием Федерального закона от 26 июля 2019 г. № 224-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" и Федеральный закон "О Следственном комитете Российской Федерации".

подробнее

Информация. Знания. Результат
↑