По любым вопросам: admjuridcons@gmail.com

Все статьи > Противодействие коррупции в условиях пандемии коронавируса (Куракин А.В., Сухаренко А.Н.)

Противодействие коррупции в условиях пандемии коронавируса (Куракин А.В., Сухаренко А.Н.)

Дата размещения статьи: 24.03.2021

Противодействие коррупции в условиях пандемии коронавируса (Куракин А.В., Сухаренко А.Н.)

В соответствии со Стратегией национальной безопасности РФ, утвержденной Указом Президента РФ от 31 декабря 2015 г. N 683 <1>, коррупция отнесена к числу основных угроз государственной и общественной безопасности. Обоснованность данной оценки подтверждается ежегодным Индексом восприятия коррупции (ИВК) Transparency Int., согласно которому Россия занимает 137-е место в списке из 180 стран, набрав 28 баллов из 100 возможных. По сравнению с 2018 г. в мировом рейтинге наша страна поднялась лишь на одну ступень: тогда нашими соседями были Иран, Гвинея и Мексика, а сегодня - Кения, Либерия, Уганда, Мавритания, Парагвай и даже Папуа - Новая Гвинея. Гораздо хуже рассматриваемые показатели только у Таджикистана, Узбекистана и Туркменистана <2>.
--------------------------------
<1> Российская газета. 2015. 31 декабря.
<2> TI: Индекс восприятия коррупции - 2019. URL: https://www.transparency.org/ru/news/cpi-2019-global-highlights (дата обращения: 30.11.2020).

В настоящее время Уголовный кодекс Российской Федерации не содержит отдельной главы о коррупционных преступлениях. Такие противоправные деяния содержатся в различных главах УК, и определение их перечня отнесено к компетенции Генеральной прокуратуры и МВД России, которые в январе издали очередное указание N 35/11/1 "О введении в действие перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при формировании статистической отчетности". В перечне N 23 перечислены составы коррупционных преступлений, к числу которых отнесены деяния, имеющие все следующие признаки: наличие надлежащих субъектов, к которым относятся должностные лица, указанные в примечаниях к ст. 285 УК, лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, действующие от имени юридического лица, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным (муниципальным) органом и учреждением, указанным в примечаниях к ст. 201 УК; связь деяния со служебным положением субъекта, отступлением от его прямых прав и обязанностей; обязательное наличие у субъекта корыстного мотива (деяние связано с получением им имущественных прав и выгод для себя или для третьих лиц); совершение преступления только с прямым умыслом.
Исключением являются преступления, хотя и не отвечающие указанным требованиям, но относящиеся к коррупционным в соответствии с ратифицированными Россией международно-правовыми актами и национальным законодательством, а также связанные с подготовкой условий для получения должностным лицом, государственным служащим и муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуги имущественного характера, иных имущественных прав либо незаконного представления такой выгоды.
Преступления, относящиеся к перечню без дополнительных условий: ст. 141.1, 184, п. "б" ч. 3 ст. 188, ст. 200.5, 201.1, 204, 204.1, 204.2, п. "а" ч. 2 ст. 226.1, п. "б" ч. 2 ст. 229.1, ст. 289, 290, 291, 291.1, 291.2 УК РФ.
Преступления, относящиеся к перечню при наличии определенных условий (корыстный мотив, статус субъекта): ст. 174, 174.1, 175, ч. 3 ст. 210, ст. 210.1, ст. 294, 295, 296, 302, 307, 309, подп. "а" и "б" ч. 2 ст. 141, ч. 2 ст. 142, ст. 170, 200.4, 200.6, 201, 202, ч. 2 и 2.1 ст. 258.1, ст. 285, 285.1, 285.2, 285.3, ст. 285.4, ч. 1 и 2 и п. "в" ч. 3 ст. 286, ст. 292, ч. 3 ст. 299, ч. 2 и 4 ст. 303, ст. 305, ч. 4 ст. 188, п. "в" ч. 3 ст. 226, ч. 3 ст. 226.1, ч. 2 ст. 228.2, п. "в" ч. 2 ст. 229, ч. 3 и 4 ст. 229.1, ч. 3 и 4 ст. 183, п. "б" ч. 4 ст. 228.1, п. "б" ч. 2 ст. 228.4, ч. 3 ст. 256, ч. 2 ст. 258, ч. 3 и 3.1 ст. 258.1, п. "в" ч. 2 и ч. 3 ст. 260, ч. 1 и 3 ст. 303, ст. 322.1, 322.2, 322.3 УК РФ.
Преступления, которые могут способствовать совершению коррупционных преступлений, связаны с их подготовкой, в том числе мнимой, условиями для получения должностным лицом, государственным служащим и муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества либо незаконного представления такой выгоды: ст. 159, 159.1, 159.2, 159.3, 159.4, 159.5, 159.6, ст. 169, 178, 179 УК РФ <3>.
--------------------------------
<3> Указание Генеральной прокуратуры и МВД России от 24 января 2020 г. N 35/11/1 "О введении в действие перечней статей Уголовного кодекса РФ, используемых при формировании статистической отчетности". URL: https://rulaws.ru/acts/Ukazanie-Genprokuratury-Rossii-N-35_11,-MVD-Rossii-N-1-ot-24.01.2020/ (дата обращения: 30.11.2020).

Несмотря на санитарно-эпидемиологические и административные ограничения, введенные после начала пандемии коронавируса, количество коррупционных преступлений остается значительным. За 10 месяцев 2020 года зарегистрировано 27,5 тыс. таких преступлений (-0,3% к АППГ) и выявлено более 14,1 тыс. лиц (+5,2%), их совершивших. Наибольшее их число совершено в Центральном, Приволжском, Южном и Сибирском федеральных округах, а наименьшее - в Дальневосточном. Размер причиненного ими материального ущерба превысил 54 млрд руб., из которых добровольно возмещено лишь 7,3 млрд, или 13,6% <4>.
--------------------------------
<4> Состояние преступности в России за январь - октябрь 2020 года. М.: ГИАЦ МВД России, 2020.

В общей структуре коррупционной преступности, как и прежде, преобладают взяточничество (12,5 тыс.), мошенничества с использованием служебного положения, присвоения (растраты) и служебный подлог <5>.
--------------------------------
<5> Там же.

Несмотря на 5-процентный прирост числа должностных преступлений (гл. 30 УК РФ, до 13,1 тыс.), удельный вес деяний, совершенных в крупных размерах либо причинивших крупный ущерб, остается незначительным - 2,3 тыс. Что касается случаев взяточничества, то из 3,7 тыс. фактов получения взяток менее трети были в крупных размерах. Случаев злоупотребления должностными полномочиями оказалось 1,8 тыс. (-7%). На этом фоне более чем на 15% увеличилось количество случаев коммерческого подкупа (до 1 054), в основном за счет мелкого <6>.
--------------------------------
<6> Там же.

Наибольшую обеспокоенность вызывает динамика преступлений, связанных с гособоронзаказом и реализацией приоритетных национальных проектов. За указанный период в перечисленных сферах было выявлено 823 и 806 преступлений, соответственно. В большей степени от действий коррупционеров пострадали такие федеральные проекты (программы), как "Демография", "Жилье и городская среда", "Образование", "Здравоохранение" и "Безопасные и качественные автодороги" <7>.
--------------------------------
<7> Состояние преступности в России за январь - октябрь 2020 года. М.: Генеральная прокуратура России, 2020.

Однако достоверность статистической отчетности о борьбе с коррупцией вызывает обоснованные сомнения. Только в 2019 г. органы прокуратуры выявили 4,3 тыс. фактов ее искажения, из которых две трети - необоснованное отнесение преступлений к названной категории. Наряду с этим сохраняется практика дробления преступлений на отдельные эпизоды в целях искусственного улучшения качества антикоррупционной работы <8>.
--------------------------------
<8> Доклад Генерального прокурора РФ "Состояние законности и правопорядка в России за 2019 год". М., 2020. С. 96.

Нельзя не учитывать и уровень раскрываемости коррупционных преступлений. По данным Генеральной прокуратуры России, за 10 мес. 2020 г. нераскрытыми остались 172 факта злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ) и 308 фактов взяточничества (ст. 290 - 291 УК РФ). Лидерами по этим показателям остаются Центральный, Приволжский, Южный и Северо-Кавказский федеральные округа <9>.
--------------------------------
<9> Портал правовой статистики. URL: http://crimestat.ru/regions_chart_total (дата обращения: 30.11.2020).

Уголовное законодательство постоянно совершенствуется с целью соответствовать требованиям времени и новым формам коррупционной преступности. В этой связи все большую озабоченность вызывают "мертвые", т.е. не востребованные на практике (в силу недоказуемости или неопределенности диспозиции), антикоррупционные статьи Уголовного кодекса РФ, появившиеся в нем в последние годы и периодически ужесточаемые в части санкций. Ряд из них был введен во исполнение международных обязательств, возникших у России после ратификации антикоррупционных конвенций ООН и Совета Европы в 2006 г. Речь идет:
- о ст. 170.2 (внесение заведомо ложных сведений в межевой план, технический план, акт обследования, проект межевания земельного участка или земельных участков либо карту-план территории), введена Федеральным законом от 13 июля 2015 г. N 228-ФЗ;
- ст. 184 (оказание противоправного влияния на результат официального спортивного соревнования или зрелищного коммерческого конкурса), введена Федеральным законом от 23 июля 2013 г. N 198-ФЗ;
- ст. 200.4 (злоупотребления в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд) <10>, введена Федеральным законом от 23 апреля 2018 г. N 99-ФЗ;
- ст. 200.5 (подкуп работника контрактной службы, контрактного управляющего, члена комиссии по осуществлению закупок), введена Федеральным законом от 23 апреля 2018 г. N 99-ФЗ;
- ст. 200.6 (заведомо ложное экспертное заключение в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд) <11>, введена Федеральным законом от 27 декабря 2018 г. N 520-ФЗ;
- ст. 201.1 (злоупотребление полномочиями при выполнении государственного оборонного заказа) <12>, введена Федеральным законом от 29 декабря 2017 г. N 469-ФЗ;
- ст. 202 (злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами);
- ст. 285.2 (нецелевое расходование средств государственных внебюджетных фондов), введена Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ;
- ст. 285.3 (внесение в единые государственные реестры заведомо недостоверных сведений), введена Федеральным законом от 1 июля 2010 г. N 147-ФЗ;
- ст. 285.4 (злоупотребление должностными полномочиями при выполнении государственного оборонного заказа), введена Федеральным законом от 29 декабря 2017 г. N 469-ФЗ;
- ч. 3 ст. 299 (незаконное возбуждение уголовного дела, если это деяние совершено в целях воспрепятствования предпринимательской деятельности и повлекло прекращение предпринимательской деятельности), введена Федеральным законом от 19 декабря 2016 г. N 436-ФЗ;
- ст. 304 (провокация взятки, коммерческого подкупа либо подкупа в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд), в ред. Федерального закона от 23 апреля 2018 г. N 99-ФЗ;
- ст. 309 (подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу), в ред. Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ;
- ст. 312 (незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего конфискации), в ред. Федерального закона от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ.
--------------------------------
<10> Сухаренко А. Госоткат или госзаказ? // Независимая газета. 2018. 15 мая.
<11> Сухаренко А. Экспертам и финансистам грозят тюрьмой // Независимая газета. 2018. 24 декабря.
<12> Сухаренко А. Криминальный враг оборонки // Независимая газета. 2018. 23 мая.

Очередной новеллой в этом перечне стала ст. 200.7 (подкуп арбитра (третейского судьи)) УК РФ, введенная Федеральным законом от 27 октября 2020 г. N 352-ФЗ <13>. Учитывая конфиденциальный характер гражданско-правовых сделок и труднодоказуемость корыстной заинтересованности третейского судьи, деятельность которого регламентируется отдельным федеральным законом, указанная норма вряд ли найдет свое практическое применение.
--------------------------------
<13> Сухаренко А. Третейским судьям пригрозили тюрьмой // Независимая газета. 2020. 2 ноября.

Появление перечисленных статей (проекты которых были одобрены Верховным Судом РФ) имело своей целью пресечение наиболее опасных коррупционных проявлений в различных сферах жизнедеятельности общества (от спорта до гособоронзаказа). Однако в силу непродуманности их конструкций и поспешности принятия существование этих норм не оказывает влияния на динамику коррупционной преступности в стране. Поэтому большинство выявляемых коррупционеров осуждаются за мошенничество (ч. 3 ст. 159), присвоение (ч. 3 ст. 160), взяточничество (ст. 290 - 291.2) и коммерческий подкуп (ст. 204). При этом не всем из них в качестве дополнительного наказания назначается лишение права заниматься определенной деятельностью. После снятия (погашения) судимости у них появляется реальная возможность занять новую коррупциогенную должность в той или иной сфере. Таким образом, нивелируется один из важнейших принципов правоохранительной деятельности - неотвратимость ответственности за коррупцию, о необходимости бескомпромиссной борьбы с которой говорит Президент.
В связи с возросшей вероятностью совершения специфических коррупционных нарушений в условиях распространения коронавируса Группа государств по борьбе с коррупцией (ГРЕКО) в апреле опубликовала руководство "Коррупционные риски и актуальные правовые нормы в контексте COVID-19" <14>, в котором содержатся основные направления минимизации коррупционных рисков во время пандемии.
--------------------------------
<14> Corruption Risks and Useful Legal References in the context of COVID-19. URL: https://rm.coe.int/corruption-risks-and-useful-legal-references-in-the-context-of-covid-1/16809e33e1 (дата обращения: 30.11.2020). Некоторые из перечисленных в нем рисков уже нашли свое подтверждение в России: хищение средств господдержки, картельные сговоры на торгах (закупки медикаментов и оборудования), неисполнение госконтрактов.

В связи с активным распространением коронавируса COVID-19 правительства вынуждены в сжатые сроки обеспечивать принятие законодательства, направленного на оснащение национальных систем здравоохранения необходимыми ресурсами в упрощенном порядке. Однако принимаемые ими правовые акты хотя и позволяют оперативно приобретать необходимое оборудование и лекарства, часто не учитывают существующие нюансы в системе госзакупок, делая ее уязвимой для коррупции.
В этой связи ГРЕКО заявляет о важности соблюдения 14-го из Двадцати руководящих принципов борьбы с коррупцией <15>, который призывает государства принимать меры по обеспечению прозрачности в закупочной сфере для стимулирования добросовестной конкуренции и проведению регулярного анализа закупок в сфере здравоохранения на предмет наличия уязвимостей. Кроме того, рекомендуется не допускать возникновения конфликта интересов в деятельности госслужащих, ответственных за подготовку и проведение закупок.
--------------------------------
<15> The twenty guiding principles for the fight against corruption. URL: https://rm.coe.int/16806cc17c (дата обращения: 30.11.2020).

Во время пандемии становится актуальной проблема мелкого взяточничества: граждане прибегают к подкупу для получения приоритетного доступа к медицинским услугам, тестам, медицинскому оборудованию, лекарствам, обхода карантинных мер. В этой связи ГРЕКО рекомендует соблюдать Резолюцию 1946 (2013) Парламентской Ассамблеи Совета Европы "Равный доступ к медицинской помощи", призывающую страны принять меры по борьбе с коррупцией в здравоохранении.
Еще одной уязвимой областью является инвестирование в проведение медицинских исследований и разработку вакцины против COVID-19. Для того чтобы минимизировать коррупционные риски в этой сфере, требуется повысить эффективность работы контролирующих органов, принять меры для урегулирования конфликтов интересов и лоббистской деятельности.
В контексте пандемии особое значение имеет обеспечение защиты лиц, сообщающих о незаконной деятельности, вне зависимости от выбранных каналов информирования. Раскрытие ими подобных сведений может играть ключевую роль в борьбе с коррупцией не только в государственном, но и частном секторах, включая сферу здравоохранения. В этой связи ГРЕКО призывает государства-члены создавать благоприятные условия для информаторов в соответствии с Рекомендацией CM/Rec (2014) 7 Комитета министров Совета Европы "О защите осведомителей".
В частном секторе вероятность коррупционных проявлений во время пандемии коронавируса также высока: это касается фактов подкупа для активизации замедлившихся из-за вводимых административных ограничений бизнес-процессов, фальсификации бухгалтерских документов, необходимых для получения господдержки, и т.д. В этой связи ГРЕКО напоминает о необходимости руководствоваться пятым из Двадцати руководящих принципов борьбы с коррупцией - "Недопущение использования юридических лиц для прикрытия коррупционных правонарушений".
По данным Росфинмониторинга, наиболее частые коррупционные проявления в период пандемии - аффилированность поставщиков высокотехнологичного оборудования медицинским учреждениям, которые способствуют участию в закупках единственного поставщика с одновременным завышением начальной максимальной цены контракта. Наряду с этим встречаются ненадлежащее использование бюджетных средств, выделенных для увеличения выпуска одноразовых медизделий (масок и перчаток; здесь также проводятся торги с единственным участником), а также хищения бюджетных средств, выделенных на строительство быстровозводимых медобъектов для борьбы с пандемией в рамках гособоронзаказа (в Уральском федеральном округе) <16>.
--------------------------------
<16> Росфинмониторинг обнаружил ряд коррупционных нарушений на Урале при борьбе с коронавирусом. URL: https://www.interfax-russia.ru/ural/news/rosfinmonitoring-obnaruzhil-ryad-korrupcionnyh-narusheniy-na-urale-pri-borbe-s-koronavirusom (дата обращения: 28.05.2020).

Эффективная борьба с коррупцией требует качественной работы всего госаппарата, надлежащего международно-правового сотрудничества, тесного взаимодействия с институтами гражданского общества и частным сектором, а также политической воли. Разрушительные последствия пандемии коронавируса, требующие значительных финансовых затрат государства, обусловливают необходимость результативной антикоррупционной работы и подчеркивают важность адекватного госуправления в целом.

Литература

1. Сухаренко А. Госоткат или госзаказ? / А. Сухаренко // Независимая газета. 2018. 15 мая.
2. Сухаренко А. Криминальный враг оборонки / А. Сухаренко // Независимая газета. 2018. 23 мая.
3. Сухаренко А. Третейским судьям пригрозили тюрьмой / А. Сухаренко // Независимая газета. 2020. 2 ноября.
4. Сухаренко А. Экспертам и финансистам грозят тюрьмой / А. Сухаренко // Независимая газета. 2018. 24 декабря.
5. Corruption Risks and Useful Legal References in the context of COVID-19 / M. Mrcela. Strasbourg, 15 April 2020. URL: https://rm.coe.int/corruption-risks-and-useful-legal-references-in-the-context-of-covid-1/16809e33e1 (дата обращения: 30.11.2020).

15.04.2021

Цель законопроекта - дедолларизация финансовой системы страны и снижение объема иностранных займов, полученных госкорпорациями и госкомпаниями под государственные гарантии. В этой связи предлагается внесение изменений в ряд федеральных законов, которые, по мнению авторов законопроекта, будут способствовать повышению устойчивости финансовой системы и доступности инвестиционных ресурсов для обеспечения роста национальной экономики.

подробнее
10.04.2021

Цель законопроекта - установление дополнительных гарантий в отношении физических лиц - вкладчиков банков, у которых были отозваны лицензии на осуществление банковской деятельности и в отношении которых реализуется процедура несостоятельности (банкротства). В настоящее время значительная часть кредитных организаций оказались в ситуации, при которой они не могли выполнять принятые на себя финансовые обязательства, в результате чего в отношении них была реализована процедура несостоятельности.

подробнее
05.04.2021

Целью законопроекта является снижения смертности в результате ДТП, в том числе путем усиления уголовной ответственности водителей за нарушение правил дорожного движения. Для этого предлагается установить более строгое наказание за управление в состоянии опьянения автомобилем либо другим механическим транспортным средством лицом, имеющим судимость за совершение аналогичного преступления.

подробнее
29.03.2021

Целью законопроекта является создание благоприятных условий для обеспечения эффективной защиты прав потребителей с использованием механизмов альтернативного урегулирования споров и информационных технологий, что позволит укрепить доверие потребителей к сфере онлайн-торговли, а также упростить и сделать более доступной защиту их прав и снизить нагрузку на судебную систему.

подробнее
22.03.2021

Вступило в силу Постановление Правительства от 18 сентября 2020 года N 1495 включившее указанный препарат в список сильнодействующих веществ для целей статьи 234 и других статей Уголовного кодекса Российской Федерации, а также установившее крупный размер для указанного вещества (300 гр.)

подробнее
20.03.2021

В частности в Федеральный закон "Следственном комитете РФ" вводится механизм зачисления освобожденного сотрудника СК РФ в распоряжение следственного органа СК РФ для решения вопроса об условиях дальнейшего прохождения службы. Кроме того в закон вносится такое основание увольнения сотрудника СК РФ, как отсутствие на службе в течение более четырех месяцев в течение двенадцати месяцев в связи с временной нетрудоспособностью.

подробнее

Информация. Знания. Результат
↑