По любым вопросам: admjuridcons@gmail.com

Все статьи > О недопустимости признания дебиторской задолженности предметом преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК (Мелешко Д.А., Чернявский Д.О.)

О недопустимости признания дебиторской задолженности предметом преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК (Мелешко Д.А., Чернявский Д.О.)

Дата размещения статьи: 22.02.2021

О недопустимости признания дебиторской задолженности предметом преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК (Мелешко Д.А., Чернявский Д.О.)

В соответствии со ст. 57 Конституции РФ каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы. Не являются исключением и субъекты экономической деятельности: юридические лица и индивидуальные предприниматели, на которых нормативно возложена соответствующая обязанность.

Законодатель, предусматривая ответственность за налоговые преступления, признает уголовно наказуемым не только само уклонение от уплаты налогов и сборов, но и сокрытие имущества, за счет которого должно производиться взыскание налоговой недоимки.
Так, ст. 199.2 УК РФ криминализовано сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых в порядке, предусмотренном налоговым законодательством и законодательством об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, должно быть осуществлено взыскание недоимки по налогам, сборам и страховым взносам на сумму свыше двух миллионов двухсот пятидесяти тысяч рублей. Несмотря на кажущуюся простоту рассматриваемой уголовно-правовой нормы, в практической деятельности возникает немало вопросов при ее применении.
Один из проблемных вопросов квалификации - определение предмета преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ. В диспозиции нормы в качестве такового называются денежные средства и "иное имущество", за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки. Однако законодатель не конкретизирует, что именно следует понимать под "иным имуществом". Не дает исчерпывающего ответа на этот вопрос и Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 26 ноября 2019 г. N 48 "О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления", где в п. 21 предметом преступления признаются денежные средства налогоплательщика на счетах в банке, наличные денежные средства, а также "иное имущество", упомянутое в ст. 47 - 48 Налогового кодекса РФ. В указанных же статьях налогового закона при перечислении видов имущества, на которое может быть обращено взыскание, опять же упоминается о "другом имуществе", за исключением предназначенного для повседневного личного пользования индивидуальным предпринимателем или физическим лицом и членами их семей (подп. 6 п. 5 ст. 47 и подп. 4 п. 5 ст. 48 НК).
Очевидно, что отсутствие в законодательстве исчерпывающего перечня имущества, за счет которого может быть произведено взыскание недоимки у налогоплательщика, порождает правовую неопределенность при применении уголовно-правового запрета, предусмотренного ст. 199.2 УК. Как итог, на практике все чаще встречаются случаи, когда к указанному имуществу относят и дебиторскую задолженность <1>. В таких случаях уголовно наказуемой признается переуступка кредитором-налогоплательщиком права требования в пользу третьих лиц. Кроме того, денежные средства, которые должны быть выплачены дебитором, могут по поручению кредитора-налогоплательщика направляться напрямую контрагентам "в обход" собственных счетов кредитора.
--------------------------------
<1> Приговор Центрального районного суда г. Новокузнецка от 13 ноября 2019 г. по делу N 1-495/2019; приговор Центрального районного суда г. Читы от 19 февраля 2020 г. по делу N 1-197/2020; приговор Дятьковского городского суда Брянской области от 31 января 2020 г. по делу N 1-17/2020.

Показательным в этом отношении можно считать приговор Октябрьского районного суда г. Архангельска, которым Л. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 199.2 УК. Из обстоятельств дела следует, что Л. был руководителем ООО "СПЕЦОБОРОНСНАБ" и знал об имеющейся у организации недоимке по налогам, сборам и страховым платежам в размере 15 млн руб., а также о принятых налоговым органом мерах по ее принудительному взысканию. Используя при расчетах с контрагентами предприятия (поставщиками и покупателями) схемы взаимозачетов, он переуступил права требования по имеющейся дебиторской задолженности, тем самым совершил сокрытие денежных средств, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки <2>. Примечательно, что проиллюстрированный подход находит поддержку и среди представителей юридической науки <3>.
--------------------------------
<2> Приговор Октябрьского районного суда г. Архангельска от 14 мая 2020 г. по делу N 1-106/2020.
<3> См., напр.: Бадзгарадзе Т.А. Сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов: типичные способы совершения преступления // Налоги. 2009. N 4. С. 4 - 8.

Между тем совершение налогоплательщиком подобных операций не может образовывать состав преступления, поскольку его действия согласуются с налоговым законодательством, положения которого "насыщают" бланкетную уголовно-правовую норму. Как ранее отмечалось, предметом рассматриваемого преступления признается имущество, на которое может быть обращено взыскание в целях погашения недоимки. Следовательно, первостепенным является определение самой дефиниции имущества в налоговом законодательстве.
Согласно п. 2 ст. 38 НК под имуществом для целей налогового законодательства понимаются все виды объектов гражданских прав (за исключением имущественных прав), относящихся к имуществу в соответствии с Гражданским кодексом РФ. При этом в гражданском праве дебиторская задолженность традиционно рассматривается как разновидность имущественного права - имущественное право требования. Эта позиция подтверждается положениями Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее - Закон об исполнительном производстве). Так, в соответствии со ст. 75 Закона об исполнительном производстве дебиторская задолженность представляет собой право требования должника к третьему лицу, не исполнившему денежное обязательство перед ним как кредитором, в том числе право требования по оплате фактически поставленных должником товаров, выполненных работ или оказанных услуг, по найму, аренде и другим. Часть 4 ст. 92 Закона об исполнительном производстве закрепляет, что при объявлении "вторичных торгов по продаже дебиторской задолженности несостоявшимися судебный пристав-исполнитель предлагает взыскателю оставить имущественные права (выделено нами. - Авт.) за собой". Кроме того, Конституционный Суд РФ в своих решениях не раз отмечал, что уступка права требования заключается в передаче имущественного права <4>.
--------------------------------
<4> Определение Конституционного Суда РФ от 19 ноября 2015 г. N 2554-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы акционерного общества "Нижегородский химико-фармацевтический завод" на нарушение конституционных прав и свобод абзацем первым пункта 1 статьи 266 Налогового кодекса Российской Федерации".

Изложенное дает основание утверждать, что дебиторская задолженность не может признаваться предметом преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК, поскольку не является имуществом в соответствии с налоговым законодательством. Следует отметить, что отстаиваемая позиция хоть и редко, но находит отражение в судебной практике. Так, Нижегородский областной суд, изменяя приговор в отношении Л., осужденного по ст. 199.2 УК, справедливо указал, что по смыслу налогового законодательства дебиторская задолженность не может признаваться имуществом и на нее не может быть обращено взыскание по недоимке по налогам и сборам <5>. Более того, суд отметил, что действия по переуступке дебиторской задолженности не могут рассматриваться и как сокрытие денежных средств, поскольку это предполагает, что они уже поступили на расчетный счет или в кассу организации и она может совершать с ними любые действия, в том числе по их сокрытию от налоговых органов.
--------------------------------
<5> Кассационное определение Нижегородского областного суда от 11 декабря 2009 г. по делу N 22-6679.

Возникает вопрос: на чем основывается правоприменитель, рассматривающий вопреки положениям налогового законодательства дебиторскую задолженность в качестве имущества, за счет которого может производиться взыскание недоимки?
Как отмечает П. Яни, такой подход базируется на письме Министерства финансов РФ (далее - Минфин) от 19 января 2007 г. N 03-02-07/1-15 (далее - письмо), которое и "создало фундамент для широкой практики применения обсуждаемой нормы уголовного закона" <6>. Так, положительно отвечая на вопрос о том, может ли налоговый орган осуществлять взыскание налогов, пеней и штрафов в порядке, предусмотренном ст. 47 НК, за счет дебиторской задолженности, Минфин в названном письме указал, что в ст. 38 НК понятие имущества дается исключительно для определения объекта налогообложения, в то время как положения налогового законодательства и Закона об исполнительном производстве не ограничивают полномочия налоговых органов по взысканию налога, пеней и штрафов за счет имущественных прав налогоплательщика.
--------------------------------
<6> Яни П. Уголовная ответственность за сокрытие имущества с целью уклонения от взыскания недоимки // Законность. 2020. N 3. С. 45 - 50.

Однако аргументация финансового ведомства представляется довольно спорной, поскольку дефиниция имущества, закрепленная в ч. 2 ст. 38 НК, предназначается не только для целей определения объекта налогообложения, но и для всего НК (в том числе и для ст. 47 и 48), на что прямо указано в диспозиции нормы. Иными словами, в своем письме Минфин не только существенно исказил предписания налогового закона, но и фактически "переписал" их.
Надо сказать, что ориентир правоохранительных органов на положения рассматриваемого письма является необоснованным. Так, в соответствии с п. 1 ст. 1 НК законодательство о налогах и сборах состоит из НК и принятых в соответствии с ним федеральных законов. Согласно ст. 4 НК Правительство РФ и федеральные органы исполнительной власти в пределах своей компетенции и в предусмотренных налоговым законодательством случаях издают нормативные правовые акты, которые не могут изменять или дополнять законодательство о налогах и сборах. Федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный по контролю и надзору в области налогов и сборов, не имеет права издавать нормативные правовые акты по вопросам налогов, сборов, страховых взносов. Пунктом 2 Разъяснений о применении правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации (утв. Приказом Министерства юстиции РФ от 23 апреля 2020 г. N 105) нормативный правовой акт характеризуется совокупностью признаков, а именно: изданием в установленном порядке уполномоченным органом государственной власти, органом местного самоуправления, иным органом, уполномоченной организацией или должностным лицом; наличием в акте правовых норм, обязательных для неопределенного круга лиц, рассчитанных на неоднократное применение, направленных на урегулирование общественных отношений либо на изменение или прекращение существующих правоотношений. При этом согласно п. 7 указанного документа нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти издаются в виде постановлений, приказов, правил, инструкций и положений, а акты, изданные в ином виде, не могут содержать предписания нормативно-правового характера. Соответственно, письмо Минфина не является нормативным правовым актом и не может регулировать правоотношения в сфере налогов и сборов.
Более того, даже нормативный правовой акт по вопросам налогов, сборов и страховых взносов признается не соответствующим НК, если он издан с нарушением установленного порядка издания таких актов, разрешает или допускает действия, запрещенные НК, изменяет содержание понятий и терминов, определенных в НК, либо использует их в ином значении, чем это установлено НК, а также иным образом противоречит общим началам и (или) буквальному смыслу конкретных положений НК (подп. 1, 6, 8, 9 п. 1 ст. 6 НК). Как отмечено ранее, рассматриваемое письмо изменяет понятие "имущество", разрешая вопреки установленному запрету обращение взыскания на дебиторскую задолженность налогоплательщика, чем противоречит положениям НК.
Можно допустить, что при конструировании нормы налогового законодательства были допущены просчеты, которые Минфин таким образом попытался устранить. Однако в п. 7 ст. 3 НК в качестве одного из начал законодательства о налогах и сборах закреплено, что все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика. Как неоднократно отмечал Конституционный Суд РФ, исходя из фундаментальных принципов юридического равенства и справедливости, верховенства и высшей юридической силы Конституции РФ в российской правовой системе и следующего из них критерия правовой определенности, законоположения должны отвечать требованиям ясности, точности и непротиворечивости, поскольку конституционная законность, равноправие и равенство перед законом и судом возможны только при условии единообразного понимания и применения правовой нормы всеми правоприменителями, что обязывает законодателя формулировать правовые предписания с достаточной степенью точности, позволяющей субъекту правоотношений соотносить с ними свое поведение либо как разрешенное, либо как запрещенное <7>.
--------------------------------
<7> См., например: Постановление Конституционного Суда РФ от 22 июня 2017 г. N 16-П "По делу о проверке конституционности положения пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина А.Н. Дубовца"; Постановление Конституционного Суда РФ от 2 июля 2020 г. N 32-П "По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 15 и статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, подпункта 14 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации и части первой статьи 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина И.С. Машукова".

Важно, что в НК прямо не предусмотрена возможность обращения взыскания на дебиторскую задолженность, как это сделано для денежных средств (как наличных, так и находящихся на счетах в банке), сырья, материалов, готовой продукции и т.д. (п. 5 ст. 47, п. 5 ст. 48 НК). Таким образом, положения ст. ст. 38, 47 и 48 НК в части возможности обращения взыскания на дебиторскую задолженность необходимо толковать в пользу налогоплательщика, а именно как запрет на осуществление таких действий.
Резюмируя изложенное, следует заключить, что в соответствии с действующим законодательством дебиторская задолженность не может признаваться предметом преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК, поскольку является отличным от денежных средств и имущества объектом гражданского права - имущественным правом.

Пристатейный библиографический список

1. Бадзгарадзе Т.А. Сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов: типичные способы совершения преступления // Налоги. 2009. N 4.
2. Яни П. Уголовная ответственность за сокрытие имущества с целью уклонения от взыскания недоимки // Законность. 2020. N 3.

04.03.2021

Целью законопроекта является пресечение попадания нелегальной табачной продукции на рынок и экономия бюджетных средств, затрачиваемых на длительное хранение данной продукции. Законопроект предусматривает дополнение ч. 3 ст. 81 УПК РФ нормой об утилизации и уничтожении изъятых из незаконного оборота табачной продукции  и (или) табачных изделий и основного технологического оборудования для их производства.

подробнее
26.02.2021

Цель законопроекта - расширение функционала банковских платежных агентов путем предоставления им права приема наличных денежных средств от юридических лиц, индивидуальных предпринимателей для зачисления сумм принятых наличных на банковские счета таких юридических лиц, индивидуальных предпринимателей. Законопроект направлен на устранение проблемы, связанной с высокой административной и финансовой нагрузкой при внесении наличной выручки на счет, а также недостаточным количеством отделений и устройств для приема наличности в шаговой доступности.

подробнее
21.02.2021

По мнению авторов законопроекта, отсутствие национального правового регулирования вопросов, связанных с ограничением выбросов парниковых газов негативно влияет на перспективы вхождения России в группы экологических, технологических и экономических лидеров на мировом и региональном уровнях, а также на активное международное сотрудничество в этих сферах и на закрепление за страной статуса одной из лидирующих мировых держав.

подробнее
18.02.2021

Законопроектом предлагается установить порядок ограничения доступа в сети "Интернет" к недостоверной информации, которая порочит честь и достоинство лица или подрывает его репутацию. Предусматривается возможность принятия мер по ограничению доступа к интернет-ресурсам, распространяющим недостоверную информацию, порочащую честь и достоинство лица или подрывающую его репутацию, в связи с обвинением лица в совершении преступления. Основанием применения указанных мер является заявление в Прокуратуру РФ.

подробнее
15.02.2021

Верховный Суд РФ предложил внести в Уголовный кодекс РФ новое понятие - "уголовный проступок". В предложенном законопроекте к данной категории отнесены деяния, за которые закон не предусматривает наказание в виде лишения свободы. По мнению авторов законопроекта, уголовный проступок, с одной стороны, содержит все признаки преступления, а с другой - отличается тем, что его опасность для общества является минимальной, равно как и опасность лица, его совершившего, что позволяет применить к нему иные меры уголовно-правового характера, не являющиеся уголовным наказанием.

подробнее
11.02.2021

В соответствии с принципом неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи, законопроектом предлагается установление пределов возможного взыскания, не затрагивающих основное содержание прав должника-гражданина, а также уточнение правовой регламентации реализации права гражданина на обеспечение неприкосновенности минимального размера дохода, необходимого для существования должника-гражданина и лиц, находящихся на его иждивении.

подробнее

Информация. Знания. Результат
↑