По любым вопросам: admjuridcons@gmail.com

Все статьи > Реализация принципа неприкосновенности жилища в деятельности правоохранительных органов (Лизунов А.С.)

Реализация принципа неприкосновенности жилища в деятельности правоохранительных органов (Лизунов А.С.)

Дата размещения статьи: 12.01.2021

Реализация принципа неприкосновенности жилища в деятельности правоохранительных органов (Лизунов А.С.)

Принцип неприкосновенности жилища, как положение, гарантирующее защиту граждан от непроизвольного вторжения в сферу их частной жизни, призван исполнять роль своеобразного ориентира в процессе совершенствования законодательства и правоприменительной практики.

Особый статус жилища как объекта правовой охраны определен Конституцией РФ. Так, согласно ст. 25 Основного закона жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.
С принятием Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее - УПК РФ) данный принцип был включен в его содержание. УПК РФ закрепил возможность производства осмотра жилища только с согласия лиц, в нем проживающих, либо на основании судебного решения. Обыск и выемка в жилище также вошли в перечень следственных действий, на которые распространяется оперативный судебный контроль. Процедура получения судебного решения, дающего право произвести указанные следственные действия, следующая: следователь с согласия руководителя следственного органа, а дознаватель с согласия прокурора обращается в суд с ходатайством о разрешении производства следственного действия. Судья единолично в срок, не превышающий 24 час. с момента обращения, рассматривает данное ходатайство и принимает по нему решение о разрешении производства следственного действия либо об отказе в удовлетворении ходатайства о его проведении. В исключительных случаях, когда проведение следственного действия не терпит отлагательства, оно может быть произведено по постановлению следователя, дознавателя. В этой ситуации следователь, дознаватель не позднее 3 суток с момента начала производства следственного действия уведомляет прокурора и суд о его производстве. Получив уведомление, к которому прилагается материал, содержащий постановление о производстве следственного действия, протокол следственного действия и другие документы, судья принимает решение о законности либо незаконности производства следственного действия. В последнем случае все полученные в ходе следственного действия доказательства утрачивают юридическую силу.
Данный порядок производства следственных действий, связанных с проникновением должностных лиц уголовного судопроизводства в жилище граждан, выглядит, с нашей точки зрения, вполне обоснованно и, по сути, уже прошел проверку временем и практикой. Названные положения обеспечивают баланс публичных интересов, связанных с производством предварительного расследования по уголовному делу и защищаемого правосудием права каждого на неприкосновенность жилища.
Отметим, что получение судебного решения требуется и при проникновении в жилище в ходе проведения оперативно-разыскных мероприятий (ст. ст. 8, 9 Федерального закона от 12.08.1995 N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности").
Однако в последние 10 лет в нормах некоторых законодательных актов, посвященных деятельности отдельных правоохранительных органов, происходит, на наш взгляд, умаление, принижение значимости естественного и неотчуждаемого конституционного права граждан на неприкосновенность жилища. Дело в том, что в настоящее время наметилась устойчивая тенденция, связанная с расширением полномочий отдельных правоохранительных органов и предоставлением их сотрудникам права входить (проникать) в жилые помещения граждан против воли лиц, в них проживающих, и в отсутствие судебного разрешения на совершение данных действий, что не может не вызывать определенной обеспокоенности.
Так, в 2010 г. был принят Федеральный закон от 28 декабря 2010 г. N 403-ФЗ "О Следственном комитете Российской Федерации" (далее - Федеральный закон "О Следственном комитете Российской Федерации"). Новацией здесь стало то, что данный Федеральный закон предоставил сотрудникам Следственного комитета РФ дополнительные, на первый взгляд несвойственные им полномочия по проникновению в жилые помещения граждан по основаниям, не предусмотренным в УПК РФ. В частности, был установлен один общий порядок как для проникновения в жилые помещения, так и для проникновения в иные принадлежащие гражданам помещения и земельные участки. По смыслу п. 2 ч. 1 ст. 7 проникновение сотрудников Следственного комитета на указанные объекты допускается при пресечении совершения преступления, преследовании лиц, подозреваемых в совершении преступления, либо наличии достаточных данных полагать, что там совершено или совершается преступление.
Данная инициатива была подхвачена разработчиками Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции" (далее - Федеральный закон "О полиции"), который в ч. 3 ст. 15 несколько расширил по сравнению с Федеральным законом "О Следственном комитете Российской Федерации" перечень оснований для вхождения (проникновения) в жилые помещения против воли лиц, там проживающих, включив в него следующие обстоятельства: спасение жизни граждан и (или) их имущества, обеспечение безопасности граждан или общественной безопасности при массовых беспорядках; задержание лиц, подозреваемых в совершении преступления; пресечение преступления; установление обстоятельств несчастного случая.
Не остался в стороне от этих тенденций и Федеральный закон от 3 апреля 1995 г. N 40-ФЗ "О федеральной службе безопасности" (далее - Федеральный закон "О федеральной службе безопасности"). В его содержание была включена ст. 14.1, предоставившая право сотрудникам этой службы проникать в жилые помещения: для спасения жизни граждан и (или) их имущества, обеспечения безопасности граждан или общественной безопасности при массовых беспорядках и чрезвычайных ситуациях; задержания лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления; пресечения преступления; установления обстоятельств несчастного случая; задержания лиц, застигнутых на месте совершения ими деяния, содержащего признаки преступления, и (или) скрывающихся с места совершения ими такого деяния.
Наконец, с принятием Федерального закона от 3 июля 2016 г. N 226-ФЗ "О войсках национальной гвардии Российской Федерации" (далее - Федеральный закон "О войсках национальной гвардии Российской Федерации") военнослужащим (сотрудникам) этих войск предоставлено право войти (проникнуть) в том числе и в жилые помещения против воли проживающих там лиц по следующим основаниям: для защиты (спасения) жизни граждан и (или) их имущества, обеспечения безопасности граждан или общественной безопасности при массовых беспорядках и чрезвычайных ситуациях; осуществления мероприятий по борьбе с терроризмом и экстремизмом; задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления; пресечения преступления.
Причем ситуация усугубляется еще и тем, что законодатель, предоставляя право сотрудникам различных правоохранительных служб и ведомств проникать в жилые помещения граждан, в том числе и против их воли, попросту исключил эту процедуру из сферы оперативного судебного контроля. Во всяком случае, обращаться в суд для получения разрешения на вхождение в жилище против воли лиц, в нем проживающих, по вышеуказанным основаниям необходимости нет. Здесь нужно лишь проинформировать собственника жилого помещения либо проживающих там граждан, если вхождение осуществлялось в их отсутствие, а также письменно уведомить прокурора и предоставить рапорт по этому поводу своему непосредственному руководителю (командиру). И лишь Федеральный закон "О федеральной службе безопасности" предоставляет сотрудникам этой службы альтернативное право при вхождении в жилое помещение против воли лиц, в нем проживающих, в последующем уведомить об этом либо прокурора, либо суд (судью). Форма, порядок и конечная цель этого уведомления Законом не определены.
Обозначенные обстоятельства, помимо принижения роли принципа неприкосновенности жилища, с нашей точки зрения, порождают возникновение еще целого ряда негативных последствий.
Прежде всего, в результате подобного вхождения (проникновения) в жилые помещения граждан может утратиться возможность получения доказательств по делу. "Представим, - пишет В.Н. Григорьев, - что сотрудник Следственного комитета, преследуя подозреваемого, настиг последнего в его жилище, при этом отобрал у него орудие преступления, оружие, наркотики. Допустим, действовал он при этом на основании п. 2 ч. 1 ст. 7 ФЗ "О Следственном комитете Российской Федерации", предусматривающего право входить в помещения и на участки граждан. А дальше? Дальше нужны доказательства виновности злоумышленника (они же, кстати, будут доказательствами правомерности действий сотрудника Следственного комитета). Где он их возьмет? Оформит обыск или выемку? Но это будет фальсификация, он не производил этих следственных действий" <1>.
--------------------------------
<1> Григорьев В.Н. Право сотрудников Следственного комитета входить в жилые помещения граждан // Законность. 2011. N 11. С. 29 - 30.

Кроме этого, предоставление сотрудникам правоохранительных органов дополнительных возможностей по проникновению в жилые помещения граждан может привести к возникновению конкуренции норм права. К примеру, в соответствии с п. 3 ст. 5 Федерального закона "О полиции" одним из основных направлений ее деятельности является выявление и раскрытие преступлений, производство дознания по уголовным делам. Предположим, что в ходе расследования уголовного дела дознаватель, являющийся сотрудником полиции, получил информацию о нахождении подозреваемого, подлежащего задержанию в конкретном жилом помещении. Каким правовым предписанием он должен руководствоваться, чтобы проникнуть в это жилое помещение для задержания подозреваемого: п. 2 ч. 3 ст. 15 Федеральным законом "О полиции" или ч. 16 ст. 182 УПК РФ, которая содержит такое основание для производства обыска, как обнаружение разыскиваемых лиц и трупов?
Разрешение обозначенных нами выше правовых проблем и коллизий представляется невозможным без корректировки действующего законодательства, что обусловливает необходимость сформулировать следующие предложения.
Во-первых, такое основание для проникновения в жилое помещение, как спасение жизни граждан и (или) их имущества, обеспечение безопасности граждан или общественной безопасности при массовых беспорядках и чрезвычайных ситуациях, следовало бы исключить из положений федеральных законов, посвященных деятельности правоохранительных органов вообще. Суть в том, что нарушение права граждан на неприкосновенность жилища является уголовно наказуемым деянием, за которое ст. 139 УК РФ предусмотрена ответственность. Однако не будем забывать, что уголовному праву известно и такое обстоятельство, исключающее преступность, как крайняя необходимость, закрепленное в ст. 39 УК РФ. С этой точки зрения полагаем, что сотрудник правоохранительных органов, как и любой другой гражданин, вправе войти в любое жилое помещение для спасения жизни граждан и (или) их имущества, независимо от того, происходит это в условиях чрезвычайной ситуации, массовых беспорядков или нет. Необходимо лишь при этом принимать во внимание, что ценность имущества, которое спасает сотрудник правоохранительных органов либо любой другой гражданин, должна быть соразмерна ценности ограничиваемого при этом права на неприкосновенность жилища. "Правомерность причинения вреда при крайней необходимости обусловливается тем, - пишет Г.Ф. Хаметдинова, - что оно совершается ради предотвращения еще большего вреда - в этом заключается общественная значимость деяния, совершенного в состоянии крайней необходимости" <2>. В противном случае будет иметь место превышение пределов крайней необходимости, влекущее за собой наступление уголовной ответственности.
--------------------------------
<2> Хаметдинова Г.Ф. Уголовно-правовая характеристика крайней необходимости: монография. Тюмень: ТИПК МВД России, 2015. С. 7.

Во-вторых, из Федерального закона "О Следственном комитете Российской Федерации" следовало бы исключить положения, дающие право сотрудникам этого ведомства проникать в жилые помещения граждан против их воли. Эта деятельность по большей части носит административный, а не уголовно-процессуальный характер. Лица, осуществляющие производство по уголовному делу, как государственно-властные субъекты уголовно-процессуальных правоотношений, при проникновении в жилые помещения граждан, с нашей точки зрения, должны руководствоваться, прежде всего, положениями уголовно-процессуального законодательства, их основная задача - получение доказательств.
В-третьих, весьма не конкретизировано и расплывчато, с нашей точки зрения, выглядит такое основание для вхождения (проникновения) в жилое помещение граждан, закрепленное в ч. 1 п. 2 ст. 12 Федерального закона "О войсках национальной гвардии Российской Федерации", как осуществление мероприятий по борьбе с терроризмом и экстремизмом. Что именно под этими формулировками понимали составители указанного Закона, остается неясным. Подготовка и совершение террористического акта так же, как и экстремистская деятельность, запрещены на территории РФ под страхом уголовной ответственности. Для пресечения преступления и задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления, и так существуют основания для вхождения (проникновения) в жилые помещения граждан. Если же законодатель под термином "борьба с терроризмом и экстремизмом" понимал что-то еще, то это нужно отразить в Законе. Возможность вольной интерпретации данных положений в этой правовой ситуации недопустима и может привести к нарушению прав граждан. Весьма странным также представляется и то, что рассматриваемое полномочие предоставлено сотрудникам Росгвардии, а не Федеральной службы безопасности, для которых борьба с терроризмом является одним из основных направлений деятельности.
И, наконец, в-четвертых, при проникновении в жилые помещения граждан против их воли по основаниям, предусмотренным вышеуказанными Федеральными законами, в каждом случае такого проникновения, по нашему мнению, должен быть составлен протокол, который в дальнейшем по аналогии с положениями УПК РФ должен быть направлен в суд. К протоколу следует прилагать материалы, подтверждающие обоснованность совершения данных действий. Именно суд в этой правовой ситуации должен дать оценку законности действий сотрудников правоохранительных органов. В противном случае трудно найти объяснение тому, почему проникновение в жилое помещение, осуществляемое в рамках производства по уголовному делу либо реализации оперативно-разыскных мероприятий, требует судебного разрешения либо последующего уведомления суда, а в случае осуществления проникновения в административно-правовом режиме необходимости в получении предварительного или последующего судебного решения нет. Подменять здесь функцию оперативного судебного контроля прокурорским надзором является необоснованным хотя бы потому, что в Конституции РФ, по справедливому замечанию Л.А. Нудненко, не упоминается роль прокурора относительно ограничения прав граждан в области индивидуальной свободы и личной безопасности <3>.
--------------------------------
<3> Нудненко Л.А. Роль полиции в соблюдении права личности на неприкосновенность жилища // Административное право и процесс. 2017. N 10. С. 24.

Полагаем, что высказанные нами предложения в их единстве будут способствовать повышению уровня гарантированности прав граждан на неприкосновенность жилища и одновременно с этим повысят эффективность деятельности правоохранительных органов.

Литература

1. Григорьев В.Н. Право сотрудников Следственного комитета входить в жилые помещения граждан / В.Н. Григорьев // Законность. 2011. N 11. С. 29 - 30.
2. Нудненко Л.А. Роль полиции в соблюдении права личности на неприкосновенность жилища / Л.А. Нудненко // Административное право и процесс. 2017. N 10. С. 21 - 24.
3. Хаметдинова Г.Ф. Уголовно-правовая характеристика крайней необходимости: монография / Г.Ф. Хаметдинова. Тюмень: ТИПК МВД России, 2015. 156 с.

13.01.2021

Законопроектом предлагается ввести для перечней мер, содержащихся в п. 1 ст. 1070 и абз. 3 ст. 1100 ГК РФ родовое понятие "лишение (ограничение) свободы", а также указать, что содержащиеся в них перечни не являются исчерпывающими. Кроме того, в указанные неисчерпывающие перечни мер законопроектом в целях избегания возможных противоречий в правоприменении предлагается включить прямое указание на такие меры, как административное задержание и незаконное задержание в качестве подозреваемого.

подробнее
05.01.2021

Целью законопроекта является уточнение и разграничение полномочий органов государственной власти РФ и субъектов РФ в отдельных сферах. Законопроектом уточняется, а также конкретизируется ряд полномочий органов государственной власти субъектов РФ, установленных отдельными федеральными законами. В частности уточняются полномочия субъектов РФ в сфере налогообложения, опеки и попечительства, охраны здоровья граждан и др.

подробнее
01.01.2021

В соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2020 г. N 473-ФЗ МРОТ увеличен до 12 792 рублей в месяц. Помимо этого установлены новые требования к порядку определения минимального размера оплаты труда. В соответствии с указанным Законом МРОТ на очередной год устанавливается федеральным законом в текущем году. При этом он исчисляется исходя из рассчитанной Росстатом величины медианной заработной платы за предыдущий год. С 2021 г. соотношение МРОТ и медианной заработной платы устанавливается в размере 42 %.

подробнее
29.12.2020

Законопроект предлагает новую редакцию ч. 2 ст. 313 УПК РФ, согласно которой при наличии у осужденного имущества или жилого помещения, остающихся без присмотра, суд разрешает вопрос о принятии мер по обеспечению сохранности этого имущества или жилого помещения в соответствии с требованиями статьи 313.1 УПК РФ. Указанная статья, которой дополняется УПК РФ устанавливает меры по обеспечению сохранности имущества или жилого помещения, остающихся без присмотра на время отбывания наказания осужденным и порядок их применения.

подробнее
22.12.2020

Авторы  законопроекта полагают, что он послужит дальнейшему продуктивному формированию правовых отношений на финансовом рынке при участии операторов финансовых платформ за счет вовлечения в процесс финансового инвестирования большого круга лиц, а также повышения конкуренции в финансовой сфере, а кроме того, за счет улучшения подходов по дистанционному обслуживанию клиентов финансовых организаций и увеличения числа реализуемых через финансовую платформу продуктов и услуг.

подробнее
16.12.2020

Цель законопроекта - исключение нецелевого расходования субсидий на оплату жилого помещения и коммунальных услуг. Законопроектом предлагается внести изменения в ст. 159 ЖК РФ, устанавливающие обязательный порядок предоставления субсидии путем перечисления средств гражданину, которому вносится плата за жилое помещение и коммунальные услуги.

подробнее

Информация. Знания. Результат
↑