По любым вопросам: admjuridcons@gmail.com

Все статьи > Погашение требований участников строительства: критический анализ основных положений законодательства о банкротстве застройщиков (Чукреев А.А.)

Погашение требований участников строительства: критический анализ основных положений законодательства о банкротстве застройщиков (Чукреев А.А.)

Дата размещения статьи: 09.01.2020

Погашение требований участников строительства: критический анализ основных положений законодательства о банкротстве застройщиков (Чукреев А.А.)

Положения о банкротстве застройщиков: предварительные замечания

В 2011 году глава IX Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) [1] была дополнена § 7 "Банкротство застройщиков" [2].
Правовая конструкция договора участия в долевом строительстве (и подобных ему соглашений) построена таким образом, что по букве закона именно застройщик создает "новую вещь" - объект строительства - "для себя" по терминологии пункта 1 статьи 218 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), и соответственно, у застройщика может возникнуть право собственности на эту вещь (в том числе на объект незавершенного строительства), если она создана, как там подчеркнуто, "с соблюдением закона и иных правовых актов" <1>.
--------------------------------
<1> См., например: абзац 2 пункта 4, пункт 11 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11 июля 2011 года N 54 "О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем" // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2011. N 9.

Между тем когда такого рода договоры исполняются надлежащим образом, первичными приобретателями права собственности объектов долевого строительства становятся участники этого строительства (и подобные инвесторы). Отчасти это обусловлено причинами сугубо экономическими - застройщику просто невыгодно регистрировать сначала свое право собственности на соответствующий объект в целом или его части, а затем передавать эти части инвесторам <2>. Но главное, такая передача - без государственной регистрации права собственности застройщика на объект строительства в целом или его часть - санкционирована законодательством (статья 8 Федерального закона "Об участии в долевом строительстве..." [6], статья 25.1 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" [7]). Более того, иное недопустимо. Федеральным законом "Об участии в долевом строительстве...", как известно, был закреплен правовой механизм, настроенный на исключение ситуаций, когда возможность осуществить государственную регистрацию права собственности на причитающийся участнику долевого строительства по договору с застройщиком объект долевого строительства возникала бы не у такого участника, а у других лиц.
--------------------------------
<2> Алексеев В.А. Недвижимое имущество: государственная регистрация и проблемы правового регулирования. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 327, 328.

Но для возникновения права собственности инвесторов на соответствующие помещения застройщик должен исполнить свои договорные обязанности - ввести объект строительства в эксплуатацию и передать инвесторам причитающиеся им части объекта по соответствующим актам <3>.
--------------------------------
<3> См.: Алексеев В.А. Указ. соч. С. 346; Скловский К., Золотько Н. Защита прав участников договоров о долевом участии в строительстве при банкротстве // Хозяйство и право. 2001. N 10. С. 103.

Итак, поскольку у таких инвесторов до момента исполнения застройщиком указанных нами обязанностей (по крайней мере до ввода соответствующего здания в эксплуатацию <4>) не возникает вещное право на объекты долевого строительства, они не должны иметь в своем арсенале вещно-правовые способы защиты прав и законных интересов, в том числе не вправе предъявлять иски о признании права собственности на такие объекты. Но могут требовать, в частности, присуждения к исполнению обязанности в натуре (ст. 12 ГК РФ).
--------------------------------
<4> См., например: пункт 7 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 июля 2000 года N 56 "Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с договорами на участие в строительстве" // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2000. N 9.

Следовательно, участник долевого строительства вправе требовать понуждения застройщика к исполнению соответствующего обязательства:
1) путем передачи недвижимой вещи, являющейся предметом договора, когда имуществом, частью которого эта вещь является, застройщик владеет на праве собственности, зарегистрированном в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (ст. 398 ГК РФ);
2) путем передачи объекта долевого строительства в собственность, когда в установленном порядке получено разрешение на ввод в эксплуатацию многоквартирного дома или иного объекта недвижимости, в котором находится объект долевого строительства (статья 8 Федерального закона "Об участии в долевом строительстве...").
Второй вариант Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации приравнял по аналогии закона к иску о государственной регистрации перехода права собственности, предусмотренного пунктом 3 статьи 551 ГК РФ <5>. И новые положения о банкротстве застройщиков (ст. 201.11 Закона о банкротстве) допускают этот особый, второй, вариант применения инвесторами указанного способа защиты гражданских прав, обусловливая, правда, его реализацию соблюдением ряда дополнительных условий, о чем будет сказано далее.
--------------------------------
<5> Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, учитывая разъяснения, содержащиеся в пункте 11 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11 июля 2011 года N 54, пришел к выводу о том, что договор участия в долевом строительстве "является договором купли-продажи будущей недвижимой вещи, право собственности на которую у инвестора (дольщика), надлежащим образом исполнившего свои обязательства, возникает с момента государственной регистрации его права в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27 марта 2012 года N 15961/11 по делу N А56-70717/2010 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2012. N 8). Таким образом, когда по указанному договору многоквартирный дом построен и сдан в эксплуатацию, а застройщик не исполняет "обязанность по передаче правового титула на недвижимость", инвестор вправе предъявить иск о государственной регистрации перехода права собственности, предусмотренный пунктом 3 статьи 551 ГК РФ. При предъявлении в таком случае иска о признании за инвестором права собственности суд не должен отказывать в этом иске только по мотиву выбора таким лицом ненадлежащего способа защиты своего права. Причем, учитывая положения статьи 201.11 Закона о банкротстве, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации пришел к выводу о том, что "предварительная государственная регистрация права собственности застройщика на недвижимое имущество, передаваемое участникам строительства в порядке погашения их требований, не является обязательной".

Между тем под напором имеющегося общественного резонанса вследствие распространения недобросовестности застройщиков, руководствуясь желанием максимально обеспечить права и законные интересы пострадавших "дольщиков", суды общей юрисдикции стали признавать у таких инвесторов "право собственности на долю в виде квартиры в незавершенном строительством объекте" (с такой или подобными формулировками) <6>. Правоприменительная практика арбитражных судов в основном не восприняла этот подход <7>.
--------------------------------
<6> См., например: Определения Верховного Суда Российской Федерации от 13 декабря 2011 года N 46-В11-28, от 13 марта 2012 года N 46-В11-34, от 10 апреля 2012 года N 5-В12-10 и от 19 июня 2012 года N 5-В12-11; Егоров А.В. Банкротство организаций-застройщиков // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2007. N 4. С. 32 - 39; Маштакова Н.А. Признание права на долю в праве собственности на объект незавершенного строительства как способ защиты прав участника долевого строительства // Нотариус. 2011. N 2. С. 11 - 13; Скловский К., Золотько Н. Указ. соч. С. 99 - 102.
<7> См., например: Кириллова Е. Банкротство застройщика // Жилищное право. 2012. N 8. С. 19 - 22. Автор ссылается, в частности, на Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 9 марта 2011 года по делу N А13-694/2010.
Также см.: Постановления Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 19 июня 2012 года по делу N А70-9509/2011 (в передаче этого дела для пересмотра в порядке надзора Постановления было отказано Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20 августа 2012 года N ВАС-10244/12) и от 15 октября 2012 года по делу N А45-237/2010.
Хотя встречаются и судебные акты с противоположными выводами, например, Постановления Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 25 мая 2012 года по делу N А55-6409/2011 (в передаче этого дела для пересмотра в порядке надзора Постановления было отказано Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 6 августа 2012 года N ВАС-9121/12) и от 28 августа 2012 года по делу N А55-6409/2011.

Однако с 15 августа 2011 года, когда вступили в силу анализируемые изменения Закона о банкротстве, в дела о банкротстве хлынул поток заявлений участников строительства и арбитражные суды столкнулись с необходимостью принимать во внимание принятые ранее в отношении таких участников решения судов общей юрисдикции <8>. Не углубляясь в дискуссию по поводу этой проблемы, тем не менее отметим, что наличие двух диаметрально противоположных подходов к ее решению в практике наших судов не способствует единообразному применению новых положений о банкротстве застройщиков.
--------------------------------
<8> Участнику, право собственности которого на квартиру или доля которого в праве общей долевой собственности на незавершенный строительством дом признаны решением суда общей юрисдикции и зарегистрированы в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, отказывают во включении соответствующих требований в реестр требований о передаче жилых помещений. См., например: Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 января 2013 года N ВАС-6756/12 по делу N А45-20841/2010; Постановления Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 13 сентября 2012 года по делу N А45-21735/2011 и от 16 октября 2012 года по делу N А45-20841/2010 (Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28 января 2013 года N ВАС-6756/12 отказано в передаче этого дела для пересмотра в порядке надзора Постановления), Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 12 июля 2012 года по делу N А55-5075/2009.

До 15 августа 2011 года общие нормы Закона о банкротстве предоставляли участникам долевого строительства (и подобным инвесторам) возможность защищать свои права и законные интересы при возбуждении в отношении их застройщика как должника производства по делу о банкротстве лишь при условии заявления ими соответствующих требований (по денежным обязательствам) в порядке статей 71 и 100 Закона о банкротстве и получения после признания арбитражным судом этих требований обоснованными статуса конкурсных кредиторов. Для конвертации неденежных требований по договору участия в долевом строительстве (или по аналогичному договору) в требования по денежному обязательству необходимо расторжение такого договора. Однако чем больше временной разрыв между вложением инвестиций в строительство и вводом объекта строительства в эксплуатацию или банкротством застройщика, не окончившего строительство, тем менее интересным для инвестора в нашей стране по известным причинам становится возврат вложенных средств "по номиналу", если, конечно, есть надежда получить объект недвижимости в собственность.
При этом любой многоквартирный дом, который не завершен строительством (либо помещения в котором не переданы застройщиком-банкротом в собственность иным лицам), подлежал ранее и подлежит сейчас включению в конкурсную массу - он не исключается из последней в силу пункта 2 статьи 131 и статьи 132 Закона о банкротстве, ведь эта новая вещь создана застройщиком "для себя" (см. п. 1 ст. 218 ГК РФ) <9>. Вместе с тем государственная регистрация права собственности застройщика на этот объект и последующая его реализация не могут не затрагивать права и законные интересы лиц, чьи денежные средства (иные инвестиции) привлекались для создания объекта.
--------------------------------
<9> См., например: Постановления Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 27 июня 2008 года по делу N А38-3988/2007-15-384 (Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 сентября 2008 года N 11354/08 отказано в передаче этого дела для пересмотра в порядке надзора Постановления), Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 30 сентября 2010 года N Ф03-6846/2010 по делу N А73-671к/2010(5045/2008). Также см.: Егоров А.В. Указ. соч. С. 34, 42 - 48.

Согласно господствовавшей в России до появления в Законе о банкротстве § 7 главы IX в юридической доктрине позиции "то, что на практике дольщикам иногда удается получить исполнение вне рамок дела о банкротстве, вызвано отсутствием понимания подлинного назначения процедур банкротства и неэффективным применением защитных механизмов, заложенных в Законе о банкротстве. Их цель - пресечение преимущественного удовлетворения одних кредиторов перед другими" <10>. Допустим, "если у застройщика в строительстве находится два объекта - А и Б, причем первый построен на 90%, а второй вообще не начали сроить, единственно приемлемым является вариант, при котором объект А продается с торгов, а вырученные средства направляются на погашение требований как тех граждан, которые приобрели квартиры в этом объекте, так и тех граждан, которые внесли средства за квартиры из объекта Б" <11>.
--------------------------------
<10> Егоров А.В. Указ. соч. С. 35.
<11> Там же.

Появление в Законе о банкротстве § 7 главы IX значительно изменило концепцию законодательного обеспечения несостоятельности застройщиков. Эта новелла направлена на установление разумного баланса прав и законных интересов участников строительства, с одной стороны, и иных кредиторов застройщика, с другой.
Сегодня Закон о банкротстве в рамках дела о банкротстве застройщика, помимо предусмотренного ранее реестра требований кредиторов, обязывает вести и реестр требований о передаче жилых помещений, "содержащий требования о передаче жилых помещений, признанные обоснованными арбитражным судом" (подп. 7 п. 1 ст. 201.1, ст. 201.7 Закона о банкротстве). Лицами, участвующими в таком деле, признаются все участники строительства - физические и юридические лица, Российская Федерация и ее субъекты, муниципальные образования, имеющие к застройщику как "денежные требования", так и "требования о передаче жилых помещений" (подпункты 2 - 4 п. 1 ст. 201.1, п. 1 ст. 201.2 Закона о банкротстве).
Как отметил Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, "основной целью принятия специальных правил о банкротстве застройщиков является обеспечение приоритетной защиты граждан - участников строительства как непрофессиональных инвесторов" [28].
Так, специальные нормы скорректировали применительно к банкротству застройщиков и общую очередность удовлетворения требований кредиторов, отодвинув "расчеты с другими кредиторами" (третья очередь согласно пункту 4 статьи 134 Закона о банкротстве) на четвертую позицию и поместив на их место "расчеты по денежным требованиям граждан - участников строительства" (п. 1 ст. 201.9 Закона о банкротстве).
Правила § 7 главы IX Закона о банкротстве применимы "независимо от того, имеет ли застройщик на праве собственности, аренды или субаренды земельный участок, а также независимо от того, обладает ли застройщик правом собственности или иным имущественным правом на объект строительства" (п. 2 ст. 201.1). Стоит заметить, что процитированная оговорка существенно корректирует в интересах "дольщиков" реализацию в анализируемой сфере положений статьи 222 "Самовольная постройка" ГК РФ, хотя и не исключает действие последних (подп. 3 п. 1 ст. 201.8 Закона о банкротстве). Правила указанного параграфа применимы и вне зависимости от вида заключенных участниками строительства сделок с застройщиком, главное, чтобы такие сделки были связаны "с передачей денежных средств и (или) иного имущества в целях строительства многоквартирного дома и последующей передачей жилого помещения в таком многоквартирном доме в собственность" (п. 6 ст. 201.1 Закона о банкротстве).
В силу прямого указания в отношении "денежного требования", содержащегося в пункте 3 статьи 201.5 Закона о банкротстве, в реестр требований кредиторов также включаются сведения о жилом помещении (в том числе о его площади), являющемся предметом договора, предусматривающего передачу жилого помещения. Эта оговорка может показаться избыточной, но она не случайна. В статьях 201.10 и 201.11 Закона о банкротстве законодатель предусмотрел (руководствуясь соображениями явно не сугубо юридическими) возможность погашения путем передачи объекта незавершенного строительства или путем передачи жилых помещений требований участников строительства, включенных как в реестр требований о передаче жилых помещений, так и в реестр требований кредиторов.
В связи с этим следует обратить внимание и на следующий нюанс. Согласно подпункту 4 пункта 1 статьи 201.1 Закона о банкротстве "денежное требование" - это требование участника строительства, в том числе о возврате денежных средств, уплаченных по договору, признанное судом или арбитражным судом недействительным или незаключенным и предусматривающее передачу жилого помещения, и (или) денежных средств в размере стоимости имущества, переданного застройщику по такому договору. Эти положения в буквальном смысле (во взаимосвязи с пунктом 3 статьи 201.5 Закона о банкротстве) делают практически неуязвимыми права участников строительства на погашение их требований в порядке статьи 201.10 или статьи 201.11 Закона о банкротстве. Однако нельзя игнорировать и возможную в подобных ситуациях недобросовестность соответствующих инвесторов - необоснованным будет истолкование указанных положений в том смысле, что признание таких договоров недействительными сделками, допустим, на основании пункта 2 статьи 61.2 и пункта 3 статьи 61.3 Закона о банкротстве не будет препятствовать возникновению упомянутых прав участников строительства <12>.
--------------------------------
<12> См., например: Постановления Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25 сентября 2013 года по делу N А70-9944/2011 (Определениями Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21 ноября 2013 года N ВАС-15647/13, от 4 декабря 2013 года и от 24 января 2014 года отказано в передаче этого дела для пересмотра в порядке надзора Постановления), от 29 января 2014 года по делу N А70-9944/2011 и от 11 июня 2014 года N А70-9944/2011.
Указанные судебные акты интересны тем, что по этому делу арбитражные суды, удовлетворив требования конкурсного управляющего о признании заключенных застройщиком с некоторыми участниками строительства сделок недействительными, пришли к выводу о невозможности применения последствий такой недействительности в виде возврата в конкурсную массу соответствующих жилых помещений вследствие состоявшейся передачи последних всем участникам строительства на основании судебного акта в порядке статьи 201.11 Закона о банкротстве.

Рассмотренные и ряд иных положения Закона о банкротстве об особенностях банкротства застройщиков призваны повысить уровень защиты прав и законных интересов инвесторов на первичном рынке жилья и упорядочить в целом правоотношения, возникающие в связи с несостоятельностью девелоперов. Между тем закрепленная ныне нормативная правовая база погашения требований участников строительства не лишена, на наш взгляд, изъянов.
Прежде всего обращает на себя внимание то, что Закон о банкротстве не предусматривает какие-либо особенности применения в деле о банкротстве к должнику-застройщику "реабилитационных" процедур. Так, в качестве меры по восстановлению платежеспособности такого должника может использоваться уже давно получившая распространение на практике "замена застройщика", то есть перемена лица в соответствующих обязательствах на стороне застройщика <13>. При этом полагаем, что такую "замену" следует законодательно обязать производить через открытые торги в форме конкурса, обязательным условием которого должно быть правопреемство покупателя по обязательствам застройщика, возникшим перед участниками строительства.
--------------------------------
<13> См.: Егоров А.В. Указ. соч. С. 39, 40, 48; Кратенко М. Замена застройщика как способ защиты дольщика // ЭЖ-Юрист. 2010. N 49. С. 12 - 13.

Также в качестве меры по восстановлению платежеспособности должника-застройщика может использоваться привлечение последним подрядчика, который после заключения договора строительного подряда (генерального подряда) продолжил бы строительство соответствующего объекта (объектов) с отсрочкой (рассрочкой) оплаты результатов выполненных им работ. При таком возобновлении строительства логично ожидать роста спроса со стороны инвесторов, а полученные за счет реализации прав на объекты долевого строительства средства застройщик должен будет перечислять своему контрагенту после подписания сторонами акта о приемке очередного этапа работ. Проблема отбора финансово устойчивого и действительно способного продолжить строительство подрядчика может быть решена путем законодательного закрепления необходимости его привлечения путем проведения открытого конкурса на право заключения с застройщиком договора строительного подряда. Другую проблему - обеспечение целевого использования вырученных денежных средств - можно решить посредством законодательного закрепления действенного механизма контроля за этим со стороны арбитражного управляющего и собрания участников строительства.

Порядок погашения требований участников строительства: общая характеристика

Толкование ряда норм Закон о банкротстве (п. п. 1 и 2 ст. 201.4, статьи 201.5 - 201.8, 201.10, 201.11) в их взаимной связи позволяет прийти к выводу о том, что с момента вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения в отношении застройщика и на протяжении всего периода рассмотрения дела о банкротстве последнего требования участников строительства могут быть погашены исключительно в предусмотренном рассматриваемым законом порядке. Такое погашение в неденежной форме предусмотрено либо путем передачи прав застройщика на объект незавершенного строительства и земельный участок созданному участниками строительства жилищно-строительному кооперативу или иному специализированному потребительскому кооперативу (ст. 201.10 Закона о банкротстве), либо путем передачи им в собственность жилых помещений в завершенном строительством многоквартирном доме (ст. 201.11 Закон о банкротстве) <14>. Причем порядок этого погашения закреплен в особой, можно сказать, "коллективной" процессуальной форме, что проявляется, в частности, в необходимости принятия собранием участников строительства решения об обращении в арбитражный суд с ходатайством об искомом погашении.
--------------------------------
<14> При этом в соответствии с пунктом 8 статьи 201.11 Закона о банкротстве в случае, если застройщиком в установленном федеральным законом порядке получено разрешение на ввод в эксплуатацию многоквартирного дома и застройщиком, и участником строительства до даты принятия заявления о признании застройщика банкротом подписан передаточный акт или иной документ о передаче жилого помещения, то арбитражный суд по заявлению участника строительства выносит определение о признании права собственности участника строительства на жилое помещение (в порядке, установленном статьей 201.8 Закона о банкротстве).

Буквальное толкование указанных норм Закона о банкротстве с учетом положений статьи 201.13 этого закона позволяет сделать вывод о том, что отказ арбитражного суда в удовлетворении ходатайства о соответствующем погашении влечет для участников строительства (требования которых включены в реестр требований о передаче жилых помещений) необходимость предъявления в этот суд денежного требования при одновременном отказе от исполнения их договоров, предусматривающих передачу жилого помещения. Иначе они рискуют не получить ни копейки по своим договорам с застройщиком-банкротом. Отказ же арбитражного суда в удовлетворении ходатайства о применении статьи 201.10 или статьи 201.11 Закона о банкротстве должен последовать при установлении им несоблюдения одновременно ряда условий искомой передачи, предусмотренных пунктами 3 указанных статей. В этом случае помочь суду призван арбитражный управляющий, на которого возложена обязанность подготовки заключения о возможности или невозможности соответствующей передачи.
На самом деле закон прямо не предусматривает материально-правовые последствия отказа арбитражного суда в удовлетворении указанных ходатайств. Однако в пункте 1 статьи 201.13 Закона о банкротстве говорится о том, что в случае, когда собранием участников строительства в течение двух месяцев с даты истечения сроков, предусмотренных пунктом 1 статьи 201.10 и пунктом 1 статьи 201.11 этого Закона, не принято решение об обращении в арбитражный суд с каким-либо из соответствующих ходатайств, конкурсный управляющий уведомляет об этом арбитражный суд и направляет (в порядке, установленном статьей 13 этого Закона) участникам строительства (требования которых включены в реестр требований о передаче жилых помещений) уведомления о возможности предъявления в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, денежного требования в течение месяца с даты получения такого уведомления при условии одновременного отказа участников строительства от исполнения договора, предусматривающего передачу жилого помещения, а также о последствиях непредъявления указанных требований в упомянутый срок. На вопрос о том, каковы эти последствия, Закон прямо не отвечает. Затем в пятидневный срок с момента получения такого уведомления арбитражный суд должен назначить дату судебного заседания по рассмотрению требований соответствующих участников строительства (п. 2 ст. 201.13 Закона о банкротстве). Необходимости назначения судебного заседания по рассмотрению указанного уведомления конкурсного управляющего закон не предусматривает, что следует, на наш взгляд, отнести к его недостаткам.
Все это позволяет прийти к выводу о том, что по замыслу законодателя отказ арбитражного суда в удовлетворении соответствующего ходатайства, равно как и непринятие собранием участников строительства решения об обращении в суд с таким ходатайством в установленный срок, должно повлечь фактически лишение участников строительства права требовать от должника-застройщика передачи причитающихся им жилых помещений или не завершенного строительством многоквартирного дома. Между тем в Законе о банкротстве прямо об этом не говорится, но допущенная неопределенность в этом принципиально важном вопросе - недостаток этого закона. При этом Закон о банкротстве для случая, когда добиться в интересах участников строительства применения статьи 201.10 или статьи 201.11 не удалось, но эти участники не отказались от исполнения своих договоров участия в долевом строительстве, не закрепляет специальные нормы о погашении записей о государственной регистрации таких договоров (п. 3 ст. 4 Федерального закона "Об участии в долевом строительстве...") и о залоге соответствующих объектов долевого строительства или объекта незавершенного строительства, земельного участка или права аренды либо субаренды на этот участок (статьи 12.1 и 13 Федерального закона "Об участии в долевом строительстве..."). Получается, что в Законе о банкротстве подразумевается возможность продажи помимо воли участников строительства причитающихся им жилых помещений или объекта незавершенного строительства, но не закрепляются адекватный правовой механизм этой продажи и специальные нормы, которые обеспечили бы должную защиту прав и законных интересов этих инвесторов при такой продаже.
Критическому анализу подлежат и условия погашения требований участников строительства, которые закреплены пунктами 3 статей 201.10 и 201.11 Закона о банкротстве. Наибольшие сомнения на счет их обоснованности не могут, полагаем, не вызывать следующие условия:
- "стоимость прав застройщика на объект незавершенного строительства и земельный участок не превышает более чем на пять процентов совокупный размер требований участников строительства, включенных в реестр требований кредиторов и реестр требований о передаче жилых помещений, либо тремя четвертями голосов кредиторов четвертой очереди, за исключением юридических лиц - участников строительства, принято решение о согласии на передачу объекта незавершенного строительства, либо на депозитный счет арбитражного суда внесены денежные средства в соответствии с пунктом 4 настоящей статьи" (подп. 1 п. 3 ст. 201.10 Закона о банкротстве);
- "стоимость передаваемых жилых помещений не превышает более чем на пять процентов совокупный размер требований участников строительства, включенных в реестр требований кредиторов и реестр требований о передаче жилых помещений, или тремя четвертями голосов кредиторов четвертой очереди, за исключением юридических лиц - участников строительства, принято решение о согласии на передачу участникам строительства жилых помещений, или на депозитный счет арбитражного суда внесены денежные средства в соответствии с пунктом 4 статьи 201.10 настоящего Федерального закона" (подп. 3 п. 3 ст. 201.11 Закона о банкротстве).
Если обратиться к пункту 4 статьи 201.10 Закона о банкротстве, то получается, что в таких случаях "участники строительства и (или) третьи лица вправе внести денежные средства в размере такого превышения за вычетом пяти процентов на депозитный счет арбитражного суда до рассмотрения арбитражным судом" соответствующего ходатайства, причем "эти средства вносятся участниками строительства пропорционально размеру их требований, если иное не установлено решением собрания участников строительства".
Обращает на себя внимание и то, как определил законодатель порядок проверки соблюдения условий, закрепленных подпунктом 1 пункта 3 статьи 201.10 и подпунктом 3 пункта 3 статьи 201.11 Закона о банкротстве. Арбитражный управляющий для оценки стоимости прав застройщика на объект незавершенного строительства и соответствующий земельный участок или жилых помещений должен привлечь оценщика. Причем в отсутствие в Законе о банкротстве специальных оговорок на этот счет согласно статье 7 Федерального закона от 29 июля 1998 года N 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации" установлению оценщиком подлежит рыночная стоимость объекта оценки.
В итоге получается, что в своем заключении по этому вопросу арбитражный управляющий будет сравнивать две величины: совокупную рыночную стоимость жилых помещений на текущий момент (либо прав застройщика на объект незавершенного строительства и соответствующий земельный участок) и совокупность цен договоров, заключенных участниками строительства с застройщиком (плюс размер денежных требований таких участников при их наличии). Между тем уместным будет констатировать тот общеизвестный факт, что в России темпы роста инфляции превышают 5 процентов в год. Допустим, за весь 2011 год инфляция в нашей стране составила 6,1 процента, что является рекордно низким показателем за последние 20 лет отечественной истории <15>. Темпы роста цен на квартиры на первичном рынке жилья за последние 10 лет еще выше, если не брать во внимание по известным причинам период 2009 - 2010 годы и 2013 год <16>.
--------------------------------
<15> Росстат: Инфляция в Российской Федерации за 2011 год составила 6,1% // Российская газета. URL: http://www.rg.ru/2011/12/30/inflyaciya-anons.html (дата обращения: 01.10.2014).
<16> Индексы цен на первичном рынке жилья по Российской Федерации // Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/prices/housing/tab9.htm (дата обращения: 01.10.2014).

И здесь возникает закономерный вопрос: каковы же подлинно правовые основания закрепления законодателем в подпункте 1 пункта 3 статьи 201.10 и подпункте 3 пункта 3 статьи 201.11 Закона о банкротстве этих пятипроцентных барьеров в контексте иных норм этого Закона, положений ГК РФ, Федерального закона "Об участии в долевом строительстве..." и Конституции Российской Федерации? Хотя бы вспомним, что пункты 1 и 2 статьи 5 Федерального закона "Об участии в долевом строительстве..." определяют цену договора участия в долевом строительстве в качестве фиксированной и подлежащей изменению только по соглашению его сторон. Представляется, что единственным подлинно правовым, конституционным обоснованием закрепления указанных пятипроцентных барьеров является подразумеваемый здесь законодателем риск неосновательного обогащения (п. 1 ст. 1102 ГК РФ) участников строительства за счет застройщика, а в ситуации банкротства последнего - в конечном итоге за счет иных его кредиторов.

Литература и информационные источники

1. Федеральный закон от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 43. Ст. 4190.
2. Федеральный закон от 12 июля 2011 года N 210-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" и статьи 17 и 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в части установления особенностей банкротства застройщиков, привлекавших денежные средства участников строительства" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. N 29. Ст. 4301.
3. Федеральный закон от 30 ноября 1994 года N 51-ФЗ "Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)".
4. Федеральный закон от 26 января 1996 года N 14-ФЗ "Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая)".
5. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11 июля 2011 года N 54 "О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем" // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2011. N 9.
6. Федеральный закон от 30 декабря 2004 года N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 40.
7. Федеральный закон от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 30. Ст. 3594.
8. Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 июля 2000 года N 56 "Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с договорами на участие в строительстве" // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2000. N 9.
9. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27 марта 2012 года N 15961/11 по делу N А56-70717/2010 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2012. N 8.
10. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 13 декабря 2011 года N 46-В11-28.
11. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 13 марта 2012 года N 46-В11-34.
12. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 10 апреля 2012 года N 5-В12-10.
13. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 года N 5-В12-11.
14. Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 19 июня 2012 года по делу N А70-9509/2011.
15. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20 августа 2012 года N ВАС-10244/12.
16. Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 15 октября 2012 года по делу N А45-237/2010.
17. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 25 мая 2012 года по делу N А55-6409/2011.
18. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 6 августа 2012 года N ВАС-9121/12.
19. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 28 августа 2012 года по делу N А55-6409/2011.
20. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 января 2013 года N ВАС-6756/12 по делу N А45-20841/2010.
21. Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 13 сентября 2012 года по делу N А45-21735/2011.
22. Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16 октября 2012 года по делу N А45-20841/2010.
23. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28 января 2013 года N ВАС-6756/12.
24. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 12 июля 2012 года по делу N А55-5075/2009.
25. Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 27 июня 2008 года по делу N А38-3988/2007-15-384.
26. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 сентября 2008 года N 11354/08.
27. Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 30 сентября 2010 года N Ф03-6846/2010 по делу N А73-671к/2010 (5045/2008).
28. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 апреля 2013 года N 14452/12 по делу N А82-730/2010-30-Б/11-33т.
29. Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25 сентября 2013 года по делу N А70-9944/2011.
30. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21 ноября 2013 года N ВАС-15647/13.
31. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2013 года N ВАС-15647/13.
32. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24 января 2014 года N ВАС-15647/13.
33. Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 29 января 2014 года по делу N А70-9944/2011.
34. Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 11 июня 2014 года N А70-9944/2011.
35. Федеральный закон от 29 июля 1998 года N 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации" // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 31. Ст. 3813.
36. Росстат: Инфляция в Российской Федерации за 2011 год составила 6,1% // Российская газета. URL: http://www.rg.ru/2011/12/30/inflyaciya-anons.html (дата обращения: 01.10.2014).
37. Индексы цен на первичном рынке жилья по Российской Федерации // Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/prices/housing/tab9.htm (дата обращения: 01.10.2014).
38. Конституция Российской Федерации (принята 12 декабря 1993 года в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 15 октября 1993 года N 1633 "О проведении всенародного голосования по проекту Конституции Российской Федерации") // Собрание законодательства Российской Федерации. 2009. N 4. Ст. 445.
39. Алексеев В.А. Недвижимое имущество: государственная регистрация и проблемы правового регулирования. М.: Волтерс Клувер, 2007.
40. Егоров А.В. Банкротство организаций-застройщиков // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2007. N 4.
41. Кириллова Е. Банкротство застройщика // Жилищное право. 2012. N 8.
42. Кратенко М. Замена застройщика как способ защиты дольщика // ЭЖ-Юрист. 2010. N 49.
43. Маштакова Н.А. Признание права на долю в праве собственности на объект незавершенного строительства как способ защиты прав участника долевого строительства // Нотариус. 2011. N 2.
44. Скловский К., Золотько Н. Защита прав участников договоров о долевом участии в строительстве при банкротстве // Хозяйство и право. 2001. N 10.


/"Имущественные отношения в Российской Федерации", 2015, N 1/

Погашение требований участников строительства путем передачи объекта незавершенного строительства

Порядок погашения требований участников строительства, закрепленный статьей 201.10 Закона о банкротстве, предусмотрен относительно объекта незавершенного строительства, когда обязательства застройщика перед участниками строительства о передаче им жилых помещений в собственность исполнить в натуре на текущий момент невозможно в связи с тем, что такие помещения не существуют в качестве объектов гражданских прав. И здесь для выхода из сложившейся ситуации законодатель предусмотрел особый, судебный, порядок защиты соответствующих прав участников строительства. Этот порядок реализуется посредством прекращения обязательств застройщика не надлежащим исполнением, а иным способом - путем предоставления отступного. Причем отступного не по соглашению сторон (вопреки статье 409 ГК РФ, но в соответствии со статьей 407 ГК РФ) и в сочетании с переходом от застройщика к созданному участниками строительства жилищно-строительному кооперативу или иному специализированному потребительскому кооперативу права собственности на объект незавершенного строительства и права собственности или прав и обязанностей арендатора в отношении соответствующего земельного участка (п. 15 ст. 201.10 Закона о банкротстве).
В таком случае погашение требования участника строительства возможно либо полное, когда стоимость прав застройщика на объект незавершенного строительства и земельный участок больше либо равна совокупному размеру требований участников строительства, включенных в реестр требований кредиторов и реестр требований о передаче жилых помещений, либо в соответствующей части, когда стоимость указанных прав застройщика меньше совокупного размера таких требований (п. 14 ст. 201.10 Закона о банкротстве).
Здесь повторим, что оценщик в силу Закона должен установить рыночную стоимость прав застройщика. Полагаем, справедливым было бы в такой ситуации сравнение рыночной стоимости указанных прав с рыночной общей стоимостью требований участников строительства, включенных в реестр требований кредиторов и реестр требований о передаче жилых помещений (с учетом возможного их погашения в порядке статьи 201.10 Закона о банкротстве), а не с совокупным размером таких требований по закрепленному в соответствующих договорах "номиналу".
С учетом изложенного можно прийти к выводу о том, что указанный порядок предполагает два основных варианта реализации предусмотренных им положений:
1) передача в собственность указанному потребительскому кооперативу незавершенного строительством объекта, в котором такие участники приобрели по обязательствам с застройщиком права требовать передачи им в собственность всех жилых помещений; здесь возможны два подварианта:
1.1) участники строительства полностью исполнили свои обязанности по оплате цен заключенных с застройщиком договоров, по которым им причитаются жилые помещения в объекте незавершенного строительства;
1.2) участники строительства (все или некоторые из них) частично исполнили свои обязанности по оплате цен таких договоров; при этом:
1.2.1) или стоимость прав застройщика на объект незавершенного строительства и земельный участок меньше либо равна совокупному размеру требований участников строительства, включенных в реестр требований кредиторов и реестр требований о передаче жилых помещений;
1.2.2) или стоимость прав застройщика на объект незавершенного строительства и земельный участок больше совокупного размера соответствующих требований из-за ненадлежащего исполнения участниками строительства указанных нами обязанностей или того, что срок исполнения таких обязанностей еще не наступил;
2) передача в собственность указанному потребительскому кооперативу незавершенного строительством объекта, в котором такие участники приобрели по обязательствам с застройщиком права требовать передачи им в собственность лишь части жилых помещений <1>. Здесь возможны два подварианта развития событий:
--------------------------------
<1> Возможность варианта 2 подтверждается, в частности, пунктом 9 статьи 201.10 Закона о банкротстве, который гласит: "В создании жилищно-строительного кооператива или иного специализированного потребительского кооператива наряду с участниками строительства могут участвовать и иные лица в случае, если жилых помещений в объекте незавершенного строительства после завершения его строительства будет больше, чем необходимо для удовлетворения требований всех участников строительства, включенных в реестр требований кредиторов и реестр требований о передаче жилых помещений". Кроме того, "в случае вынесения арбитражным судом определения о передаче объекта незавершенного строительства требования участников строительства, голосовавших против такой передачи и отказавшихся от участия в ней, преобразовываются в денежные требования в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, и подлежат погашению в составе требований кредиторов соответственно третьей и четвертой очереди" (п. 13 ст. 201.10 Закона о банкротстве).

2.1) участники строительства полностью исполнили свои обязанности по оплате цен соответствующих договоров; при этом:
2.1.1) или стоимость прав застройщика на объект незавершенного строительства и земельный участок меньше либо равна совокупному размеру требований участников строительства, включенных в реестр требований кредиторов и реестр требований о передаче жилых помещений;
2.1.2) или стоимость прав застройщика на объект незавершенного строительства и земельный участок больше совокупного размера таких требований за счет понесенных застройщиком затрат на строительство части объекта, в отношении которой не заключены договоры с участниками строительства о передаче им в собственность жилых помещений <2>;
--------------------------------
<2> Не исключен здесь и такой подвариант: указанное превышение имеет место исключительно за счет соответствующих затрат застройщика, когда последний к строительству причитающейся инвесторам части объекта еще не приступал, однако, полагаем, с точки зрения правовых последствий эта ситуация не имеет самостоятельного значения.

2.2) участники строительства (все или некоторые из них) частично исполнили свои обязанности по оплате цен соответствующих договоров; при этом:
2.2.1) или стоимость прав застройщика на объект незавершенного строительства и земельный участок меньше либо равна совокупному размеру требований участников строительства, включенных в реестр требований кредиторов и реестр требований о передаче жилых помещений;
2.2.2) или стоимость прав застройщика на объект незавершенного строительства и земельный участок больше совокупного размера таких требований за счет:
2.2.2.1) понесенных застройщиком затрат на строительство части объекта, в отношении которой не заключены соответствующие договоры с участниками строительства, и (или)
2.2.2.2) ненадлежащего исполнения участниками строительства обязанностей по заключенным с застройщиком договорам или того, что срок исполнения таких обязанностей еще не наступил <3>.
--------------------------------
<3> И здесь не исключен подвариант, указанный в предшествующей сноске.

В ситуациях, указанных в пунктах 1.2.2, 2.1.2 и 2.2.2, не исключено неосновательное обогащение за счет должника-застройщика:
1) либо непосредственно членов такого кооператива - участников строительства, которые частично исполнили обязанности по заключенным с застройщиком договорам (ситуация 1.2.2);
2) либо кооператива в целом (а опосредованно и его членов - участников строительства), если доходы такого кооператива в виде полученных паевых взносов его членов - третьих лиц (неучастников строительства) превысят затраты на завершение строительства соответствующего дома (за счет понесенных застройщиком затрат на строительство части объекта, в отношении которой не были заключены договоры с участниками строительства, - ситуация 2.1.2);
3) либо кооператива в целом (а опосредованно и его членов - участников строительства) и (или) непосредственно членов такого кооператива - участников строительства, которые частично исполнили указанные обязанности (ситуации 2.2.2.1 и (или) 2.2.2.2 соответственно).
Однако в случаях, описанных в пунктах 2.1.2 и 2.2.2.1, в целях предотвращения неосновательного обогащения членом соответствующего кооператива должен становиться либо сам застройщик с паевым взносом (взносами), эквивалентным понесенным им затратам на строительство части строительного объекта, в отношении которой не заключены договоры с участниками строительства, а затем по возмездной сделке - третье лицо либо сразу третье лицо, которое приобрело такое право у застройщика. Это нужно прямо закрепить в Законе о банкротстве.
В ситуациях же, указанных в пунктах 1.2.2 и 2.2.2.2, реально предотвратить неосновательное обогащение со стороны участников строительства, которые ненадлежащим образом исполнили обязанности, посредством предъявления к ним от имени застройщика требований (исковых требований) о взыскании соответствующей задолженности. Возможна уступка на возмездной основе соответствующих требований должника.
Более того, полагаем, что в такой ситуации, когда лишь часть участников строительства частично не исполнила свои обязанности по оплате цен заключенных с застройщиком договоров, во избежание необоснованного лишения добросовестных участников прав на погашение требований в соответствии со статьей 201.10 Закона о банкротстве арбитражный (внешний, конкурсный) управляющий, который должен действовать добросовестно и разумно (п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве), обязан предпринять необходимые меры для взыскания такой задолженности и (или) уступки на возмездной основе соответствующих требований должника.
Кроме того, необходимо подчеркнуть, что положения статей 201.10 и 201.11 Закона о банкротстве не ставят погашение требований участников строительства в зависимость от надлежащего исполнения ими своих обязанностей по оплате цен соответствующих договоров с должником-застройщиком, но и не исключают прямо возможность отказа от исполнения этих договоров со стороны должника, внешнего или конкурсного управляющего (ст. ст. 102, абз. 4 п. 3 ст. 129 Закона о банкротстве).
Правоприменительная практика арбитражных судов подтвердила право внешнего (конкурсного) управляющего заявить такой отказ при нарушении участником строительства указанной обязанности <4>, причем в этом случае отказ может быть сделан на основании и в порядке, предусмотренных пунктами 4 и 5 статьи 5, пунктов 3 и 4 статьи 9 Федерального закона "Об участии в долевом строительстве...", пунктом 4 статьи 25.1 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним".
--------------------------------
<4> См., например: Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 4 октября 2010 года N Ф09-7473/10-С4 по делу N А71-2545/2010-А25 (в передаче этого дела для пересмотра в порядке надзора Постановления было отказано Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24 января 2011 N ВАС-18497/10); Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 24 августа 2012 года N Ф09-6187/09 по делу N А71-8474/2008 (в передаче этого дела для пересмотра в порядке надзора Постановления было отказано Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24 октября 2012 года N ВАС-14214/10).

Погашение требований участников строительства путем передачи им жилых помещений

Основное отличие ситуации, в которой подлежат применению нормы, закрепленные в статье 201.11 Закона о банкротстве, от ситуации, в которой могут быть реализованы положения статьи 201.10 Закона о банкротстве, состоит в том, что в первом случае застройщик должен получить в порядке, установленном законодательством о градостроительной деятельности, разрешение на ввод в эксплуатацию многоквартирного дома, строительство которого завершено. И эта особенность, конечно, учтена законодателем, но есть основания полагать, что не в полной мере. Более того, выскажем предположение, что при работе над соответствующим законопроектом условие, предусмотренное подпунктом 1 пункта 3 статьи 201.10 Закона о банкротстве (где его нахождение для некоторых ситуаций, как мы увидели, может быть оправдано), было без всяких для этого оснований, как бы по инерции перенесено с незначительными коррективами в подпункт 3 пункта 3 статьи 201.11 Закона о банкротстве.
Здесь повторим, что оценщик в силу закона должен установить рыночную стоимость передаваемых жилых помещений. Полагаем, справедливым было бы в такой ситуации сравнение рыночной стоимости указанных помещений с рыночной общей стоимостью требований участников строительства, включенных в реестр требований кредиторов и реестр требований о передаче жилых помещений (с учетом возможного их погашения в порядке статьи 201.11 Закона о банкротстве), а не с совокупным размером таких требований по закрепленному в соответствующих договорах "номиналу".
С учетом изложенного можно прийти к выводу о том, что порядок, закрепленный в статье 201.11 Закона о банкротстве, предполагает два основных варианта реализации предусмотренных им положений:
1) передача в собственность участников строительства жилых помещений в многоквартирном доме, в котором такие участники ранее приобрели по обязательствам с застройщиком права требовать передачи им в собственность всех жилых помещений; здесь возможны два подварианта:
1.1) участники строительства полностью исполнили свои обязанности по оплате цен заключенных с застройщиком договоров, по которым им причитаются жилые помещения в доме;
1.2) участники строительства (все или некоторые из них) частично исполнили свои обязанности по оплате цен соответствующих договоров; при этом стоимость передаваемых жилых помещений может превышать совокупный размер требований участников строительства, включенных в реестр требований кредиторов и реестр требований о передаче жилых помещений, а счет ненадлежащего исполнения участниками строительства обязанностей или того, что срок исполнения таких обязанностей еще не наступил;
2) передача в собственность участников строительства жилых помещений в многоквартирном доме, в котором такие участники ранее приобрели по обязательствам с застройщиком права требовать передачи им в собственность лишь части жилых помещений.
В реализации варианта 2 анализируемого порядка также возможно выделение двух подвариантов, аналогичных подвариантам, которые были обозначены в рамках варианта 1. Между тем юридического смысла выделения таких подвариантов в варианте 2, как, строго говоря, и выделения самого второго варианта, нет. Статья 201.11 Закона о банкротстве не предполагает передачу завершенного строительством многоквартирного дома кому-либо целиком, а предусматривает передачу каждому из участников строительства причитающегося ему конкретного жилого помещения (помещений), хотя и в специфическом, можно сказать "коллективном", порядке. В связи с этим на не подлежащие передаче таким путем жилые помещения должно возникнуть право собственности застройщика, что исключает неосновательное обогащение за его счет.
Соответственно, из выделенных вариантов только в ситуации 1.2 не исключено неосновательное обогащение за счет должника-застройщика участников строительства, которые ненадлежащим образом исполнили обязанности. Но и здесь возможно предотвращение неосновательного обогащения посредством предъявления к указанным участникам от имени застройщика требований (исковых требований) о взыскании задолженности. Возможна и уступка на возмездной основе соответствующих требований должника. И здесь, полагаем, справедливы будут замечания, которые были сделаны применительно к статье 201.10 Закона о банкротстве, о необходимости со стороны арбитражного управляющего предпринимать необходимые меры для взыскания такой задолженности и (или) уступки на возмездной основе таких требований должника, а также о возможности заявления с его стороны об отказе от исполнения соответствующих договоров должника-застройщика в отношении участников строительства, нарушивших свои обязательства.
Также, очевидно, не исключено неосновательное обогащение за счет должника-застройщика, когда "с согласия участника строительства возможна передача ему жилого помещения, отличающегося по площади, планировке, расположению от жилого помещения, соответствующего условиям договора, предусматривающего передачу жилого помещения" (подп. 6 п. 3 ст. 201.11 Закона о банкротстве). Причем аналогичная ситуация предусмотрена и подпунктом 4 пункта 3 статьи 201.10 рассматриваемого Федерального закона. В подобных случаях по причинам, изложенным ранее, применение подпункта 3 пункта 3 статьи 201.11 (как и подпункта 1 пункта 3 статьи 201.10) Закона о банкротстве не должно создавать круговую поруку участников строительства, когда из-за угрозы неосновательного обогащения кого-либо из них под сомнение будут ставиться права и законные интересы остальных. А то, что и здесь Закон о банкротстве не предусмотрел адекватного "индивидуального" порядка разрешения вероятных споров, лишний раз свидетельствует о несовершенстве этого Закона.
Полагаем, участники строительства, требования которых о передаче жилого помещения или денежные требования признаны обоснованными арбитражным судом, с учетом системного истолкования положений, закрепленных пунктами 1, 5 и 6 статьи 201.1, статьями 201.5 - 201.7 Закона о банкротстве и статьей 1102 ГК РФ, не могут считаться неосновательно обогатившимися в результате погашения их требований в порядке статьи 201.11 или 201.10 Закона о банкротстве, если они исполнили свои обязательства перед должником-застройщиком надлежащим образом. В подтверждение сказанному сошлемся также на пункт 2 статьи 201.5 Закона о банкротстве, согласно которому разница "между стоимостью жилого помещения (определенной на дату расторжения договора, предусматривающего передачу жилого помещения), которое должно было быть передано участнику строительства, и суммой денежных средств, уплаченных до расторжения этого договора, и (или) стоимостью переданного застройщику имущества (определенной договором, предусматривающим передачу жилого помещения)" - это убытки участника строительства в виде реального ущерба, а в соответствии с буквальным толкованием подпункта 3 пункта 3 статьи 201.11 Закона о банкротстве (как и подпункта 1 пункта 3 статьи 201.10 этого Закона) - неосновательное обогащение. Недопустимое и неразрешимое (при таком толковании) противоречие!
Конечно, среди заключенных застройщиком договоров могут оказаться и договоры, отвечающие признакам недействительных сделок, в том числе закрепленным главой III.1 "Оспаривание сделок должника" Закона о банкротстве. Допустим, сделка совершена при неравноценном встречном исполнении обязательств участником строительства, когда ее цена в худшую для должника сторону существенно отличается от цены, по которой в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка), то есть сделка отвечают признакам, закрепленным в пункте 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве. Но для оспаривания сделок Закон устанавливает особые основания, сроки, порядок и последствия.
Применение же подпункта 1 пункта 3 статьи 201.10 или подпункта 3 пункта 3 статьи 201.11 Закона о банкротстве в буквальном их истолковании, направленное, по существу (с учетом пунктов 1 - 3 статьи 201.13 Закона о банкротстве), на лишение участников строительства права требовать от должника-застройщика передачи причитающихся им жилых помещений в обход норм правового института недействительности сделок, в том числе в обход предусмотренных этим институтом гарантий стабильности гражданского оборота (оснований недействительности сделок, надлежащих процедур судебного контроля, исковой давности и т.п.), должно, по нашему мнению, квалифицироваться в качестве злоупотребления правом по смыслу статьи 10 ГК РФ.
Более того, существуют, на наш взгляд, достаточные основания полагать, учитывая правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированные в ряде его Постановлений <5>, что подпункт 1 пункта 3 статьи 201.10 и подпункт 3 пункта 3 статьи 201.11 Закона о банкротстве противоречат многим положениям Конституции Российской Федерации (п. 1 ст. 19, п. 3 ст. 35, п. 1 ст. 40, п. 2 ст. 45, п. 1 ст. 46) как не отвечающие требованиям справедливости и соразмерности, конституционно значимым целям защиты соответствующих прав и законных интересов, как умаляющие закрепленные нормами гражданского законодательства гарантии стабильности, предсказуемости и надежности гражданского оборота.
--------------------------------
<5> См., например: пункт 3 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 16 мая 2000 года N 8-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений пункта 4 статьи 104 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в связи с жалобой компании "Timber Holdings International Limited" // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2000. N 4; пункт 2 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 6 июня 2000 года N 9-П "По делу о проверке конституционности положения абзаца третьего пункта 2 статьи 77 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в связи с жалобой открытого акционерного общества "Тверская прядильная фабрика" // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2000. N 4; пункт 2 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2003 года N 6-П "По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева" // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2003. N 3; пункт 5.2 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2004 года N 3-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона "Об акционерных обществах", регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании "Кадет Истеблишмент" и запросом Октябрьского районного суда города Пензы" // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2004. N 2.

Справедливости ради нужно сказать, что для участников строительства на случай, когда не соблюдается условие, предусмотренное подпунктом 3 пункта 3 статьи 201.11 или подпунктом 1 пункта 3 статьи 201.10 Закона о банкротстве, законодатель прямо предусмотрел своеобразный запасной вариант (при котором участникам строительства дополнительно платить деньги не нужно): решение о согласии на передачу жилых помещений (или объекта незавершенного строительства) может быть принято тремя четвертями голосов кредиторов четвертой очереди, за исключением юридических лиц - участников строительства. Следовательно, получение жилья такими инвесторами, когда они не могут преодолеть этот пятипроцентный барьер и когда предполагается очевидно неосновательное обогащение с их стороны за счет должника в случае искомой передачи имущества (без надлежащих нормативных правовых оснований и процедур судебного контроля), поставлено в зависимость от усмотрения соответствующих кредиторов. Странный баланс прав и законных интересов!
Кроме того, есть еще один, "запасной" в этом смысле, вариант - мировое соглашение, решение о заключении которого принимается по общим правилам Закона о банкротстве с одной особенностью: за него должно быть отдано не менее чем 3/4 голосов участников строительства (п. 9 ст. 201.1 Закона о банкротстве). По нашим наблюдениям, статьи 201.10 и 201.11 Закона о банкротстве применяются с положительным для участников строительства эффектом с помощью первого из указанных "запасных" вариантов <6>, либо возможные здесь отрицательные в этом смысле последствия "обходятся", где это удается, посредством заключения мирового соглашения <7>. Оправданны ли такие риски и издержки, создаваемые для участников строительства благодаря новым положениям о банкротстве застройщиков? Думается, что нет.
--------------------------------
<6> См., например: Определения Арбитражного суда Тюменской области от 2 апреля 2012 года по делу N А70-1459/2011 и от 23 октября 2012 года по делу N А70-9944/2011.
<7> См., например: Определения Арбитражного суда Тюменской области от 31 мая 2012 года по делу N А70-5072/2010 и от 13 сентября 2012 года по делу N А70-2702/2010.

Также следует отметить, что в период до 15 августа 2011 года при наличии у застройщика - должника по делу о банкротстве завершенного строительством многоквартирного дома была правомерна передача участникам строительства, так сказать в "индивидуальном" порядке причитающихся им жилых помещений в этом доме. Даже положение дольщиков незавершенных строительством многоквартирных домов фактически было ухудшено в этом плане, учитывая то, о чем говорилось в самом начале настоящей статьи о правоприменительной практике судов общей юрисдикции. Во всяком случае, соответствующих пятипроцентных барьеров в Законе о банкротстве до указанной даты не было. И здесь уместно будет вспомнить правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации: "Придание обратной силы закону, ухудшающему положение граждан и означающему, по существу, отмену для этих лиц права, приобретенного ими в соответствии с ранее действовавшим законодательством и реализуемого ими в конкретных правоотношениях, несовместимо с положениями статей 1 (часть 1), 2, 18, 54 (часть 1), 55 (часть 2) и 57 Конституции Российской Федерации" <8>.
--------------------------------
<8> Пункт 2 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 29 января 2004 года N 2-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" в связи с запросами групп депутатов Государственной Думы, а также Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия), Думы Чукотского автономного округа и жалобами ряда граждан" // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2004. N 2.

И в настоящее время по общему правилу в отношении должника по делу о банкротстве "требования кредиторов по обязательствам, не являющимся денежными, могут быть предъявлены в суд и рассматриваются судом, арбитражным судом в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством" (п. 5 ст. 4 Закона о банкротстве). Также это прямо следует из абзаца 2 пункта 1 статьи 63, абзаца 2 пункта 1 статьи 81, абзаца 8 пункта 1 статьи 94 Закона о банкротстве. Особенность применительно к конкурсному производству предусмотрена в абзаце 7 пункта 1 статьи 126 Закона о банкротстве: "В ходе конкурсного производства подлежат предъявлению только в деле о банкротстве также возникшие до возбуждения этого дела требования кредиторов по неденежным обязательствам имущественного характера (о передаче имущества в собственность, выполнении работ и оказании услуг)" <9>. Но это общие нормы - не для участников строительства.
--------------------------------
<9> Пункт 34 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве" // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2012. N 8.

Более того, следует обратить внимание на то, что в настоящее время лица, которые приобрели по заключенным с должником-застройщиком договорам права требовать от него передачи в собственность во исполнение этих договоров нежилых помещений, имеют по букве закона возможность осуществить это право в рамках дела о банкротстве, обратившись с соответствующим заявлением в "индивидуальном" (в отличие от участников строительства) порядке, предусмотренном статьей 201.8 Закона о банкротстве, и, соответственно, без соблюдения совокупности условий такой передачи, предусмотренных статьями 201.10 и 201.11 Закона о банкротстве <10>. Необъяснимый дисбаланс. Правда, это - по букве закона. В подавляющем большинстве случаев в удовлетворении требований инвесторов, заявленных в рамках дел о банкротстве застройщиков, о передаче в собственность нежилых помещений арбитражные суды отказывают исходя из того, что по духу закона подобные требования в рамках этих дел могут быть удовлетворены только в отношении жилых помещений <11>. И хотя участниками строительства выступают не только граждане, не являющиеся предпринимателями, в основном практика идет таким путем, ориентируясь на потребительское назначение жилых помещений. Но все же бывают и отступления от этой генеральной линии, чему способствует неопределенность соответствующих законоположений.
--------------------------------
<10> В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11 марта 2014 года N 16768/13 по делу N А46-8936/2010 была сформулирована правовая позиция, в соответствии с которой в рамках дела о банкротстве может быть удовлетворено требование лица о признании права собственности на долю в виде конкретного нежилого помещения в праве общей долевой собственности на объект незавершенного строительства, если такое право возникло из договора участия в долевом строительстве, заключенного после даты принятия заявления о признании должника банкротом. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации усмотрел возможность квалификации указанного требования в качестве текущего (применив по аналогии закона пункт 1 статьи 5 Закона о банкротстве) и, соответственно, его удовлетворения во внеочередном порядке. Таким образом, это Постановление, которым дело N А46-8936/2010 было передано на новое рассмотрение, не основывается на подпункте 1 пункта 1 статьи 201.8 Закона о банкротстве, в нем как на более подходящее процессуальное основание для обращения заявителя указано на абзац 7 пункта 1 статьи 126 рассматриваемого Закона (по делу было открыто конкурсное производство). Причем, как указал Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, такая правовая позиция изначально была закреплена в другом его Постановлении - от 27 марта 2012 года N 15961/11 по делу N А56-70717/2010. Последнее Постановление цитировалось в начале настоящей статьи. И здесь нужно заметить, что дело N А56-70717/2010 было рассмотрено по существу в рамках искового производства, хотя ответчик-застройщик являлся должником по делу о банкротстве, так как это имело место до появления в Законе о банкротстве § 7 главы IX. Соответственно, требования истца по делу N А56-70717/2010 квалифицированы в качестве текущих не были.
Однако иногда арбитражные суды занимают по этому вопросу еще более прокредиторскую позицию. Так, в Постановлении Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 1 октября 2013 года по делу N А57-26869/2009 был сделан вывод о правомерности признания права собственности заявителя на нежилые помещения в здании, построенном и введенном в эксплуатацию застройщиком - должником по делу о банкротстве (право собственности на это здание застройщиком не зарегистрировано), на основании, в частности, подпункта 1 пункта 1 статьи 201.8 Закона о банкротстве, принимая во внимание разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11 июля 2011 года N 54, и правовую позицию, изложенную в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27 марта 2012 года N 15961/11, вне связи с квалификацией данных требований в качестве текущих.
<11> См., например: Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 11 апреля 2014 года по делу N А70-9509/2011 (Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 июля 2014 года N ВАС-10244/12 по делу N А56-45162/2011 отказано в передаче этого дела для пересмотра в порядке надзора Постановления); Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 8 мая 2014 года по делу N А56-45162/2011 (Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 июня 2014 года N ВАС-3327/14 по делу N А56-45162/2011 отказано в передаче этого дела для пересмотра в порядке надзора Постановления).

Правда, положения статьи 201.8 Закона о банкротстве, исходя из их буквального толкования, не исключают обращение в этом "индивидуальном" порядке и участника строительства с соответствующим требованием к должнику "о признании наличия или отсутствия права собственности или иного права либо обременения в отношении недвижимого имущества, в том числе объектов незавершенного строительства", или "о передаче недвижимого имущества во исполнение обязательства передать его в собственность". Может быть, это еще один, третий, "запасной", вариант для участников строительства? Следует прийти к выводу о том, что безусловно отрицательный ответ на этот вопрос будет ставить под сомнение ряд прав и свобод таких участников, гарантированных Конституцией Российской Федерации (п. 1 ст. 19, п. 3 ст. 35, п. 1 ст. 40, п. 2 ст. 45, п. 1 ст. 46) <12>. Но тогда должен возникнуть другой не менее резонный вопрос: справедливо ли закрепление такого "коллективного" порядка погашения требований участников строительства, когда несоблюдение требований подпункта 1 пункта 3 статьи 201.10 или подпункта 3 пункта 3 статьи 201.11 Закона о банкротстве (политико-правовые мотивы появление которых не выдерживают критики) ставит под угрозу права и законные интересы добросовестных участников строительства?
--------------------------------
<12> О неправомерности такого ответа свидетельствует и правоприменительная практика, в которой мы найдем немало примеров удовлетворения арбитражными судами такого рода требований участников строительства. См., например: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 июня 2013 года N 14520/12 по делу N А41-26287/2009; Определения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 октября 2013 года N ВАС-18405/12 по делу N А55-13551/2010 и от 19 ноября 2013 года N ВАС-18405/12 по делу N А55-13551/2010; Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 9 июля 2012 года по делу N А41-26287/09 (Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 октября 2012 года N ВАС-14520/12 отказано в передаче этого дела для пересмотра в порядке надзора Постановления); Постановления Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 25 мая 2012 года по делу N А55-6409/2011 (Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 6 августа 2012 года N ВАС-9121/12 отказано в передаче этого дела для пересмотра в порядке надзора Постановления), от 28 августа 2012 года по делу N А55-6409/2011, от 4 октября 2013 года по делу N А55-6250/2009 (Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 января 2014 года N ВАС-3445/12 отказано в передаче этого дела для пересмотра в порядке надзора Постановления), от 8 октября 2013 года по делу N А57-26869/2009, от 22 октября 2013 года по делу N А57-26869/2009, от 28 января 2014 года по делу N А55-13551/2010 и от 6 февраля 2014 года по делу N А55-13551/2010.

По нашим наблюдениям, сегодня применение подпункта 1 пункта 3 статьи 201.10 и подпункта 3 пункта 3 статьи 201.11 Закона о банкротстве не получило широкого распространения в практике арбитражных судов, а если и встречается, то несоблюдение данных условий выступает одним из ряда установленных по делу оснований для отказа в удовлетворении соответствующего ходатайства <13>. Однако для установления подлинно разумного баланса прав и законных интересов участников строительства, с одной стороны, и иных кредиторов застройщика - с другой, в целях предотвращения в будущем массовых нарушений прав и законных интересов добросовестных граждан - инвесторов на первичном рынке жилья, полагаем, что подпункт 1 пункта 3 статьи 201.10 и подпункта 3 пункта 3 статьи 201.11 подлежат исключению из Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)".
--------------------------------
<13> См., например, Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 27 сентября 2012 года по делу N А65-35995/2009.

В целом, на основе результатов проведенного анализа следует вывод о необходимости совершенствования действующих положений отечественного законодательства о банкротстве застройщиков в части погашения требований участников строительства.

Литература

1. Федеральный закон от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 43. Ст. 4190.
2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): Федеральный закон от 30 ноября 1994 года N 51-ФЗ.
3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая): Федеральный закон от 26 января 1996 года N 14-ФЗ.
4. Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 4 октября 2010 года N Ф09-7473/10-С4 по делу N А71-2545/2010-А25.
5. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24 января 2011 года N ВАС-18497/10.
6. Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 24 августа 2012 года N Ф09-6187/09 по делу N А71-8474/2008.
7. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24 октября 2012 года N ВАС-14214/10.
8. Федеральный закон от 30 декабря 2004 года N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2005. N 1 (ч. I). Ст. 40.
9. Федеральный закон от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 30. Ст. 3594.
10. Конституция Российской Федерации: принята 12 декабря 1993 года в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 15 октября 1993 года N 1633 "О проведении всенародного голосования по проекту Конституции Российской Федерации" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2009. N 4. Ст. 445.
11. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16 мая 2000 года N 8-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений пункта 4 статьи 104 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в связи с жалобой компании Timber Holdings International Limited // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2000. N 4.
12. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 6 июня 2000 года N 9-П "По делу о проверке конституционности положения абзаца третьего пункта 2 статьи 77 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в связи с жалобой открытого акционерного общества "Тверская прядильная фабрика" // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2000. N 4.
13. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2003 года N 6-П "По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева" // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2003. N 3.
14. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2004 года N 3-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона "Об акционерных обществах", регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании "Кадет Истеблишмент" и запросом Октябрьского районного суда города Пензы" // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2004. N 2.
15. Определение Арбитражного суда Тюменской области от 2 апреля 2012 года по делу N А70-1459/2011.
16. Определение Арбитражного суда Тюменской области от 23 октября 2012 года по делу N А70-9944/2011.
17. Определение Арбитражного суда Тюменской области от 31 мая 2012 года по делу N А70-5072/2010.
18. Определение Арбитражного суда Тюменской области от 13 сентября 2012 года по делу N А70-2702/2010.
19. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 29 января 2004 года N 2-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" в связи с запросами групп депутатов Государственной Думы, а также Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия), Думы Чукотского автономного округа и жалобами ряда граждан" // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2004. N 2.
20. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11 марта 2014 года N 16768/13 по делу N А46-8936/2010.
21. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27 марта 2012 года N 15961/11 по делу N А56-70717/2010.
22. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 1 октября 2013 года по делу N А57-26869/2009.
23. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11 июля 2011 года N 54.
24. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27 марта 2012 года N 15961/11.
25. Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 11 апреля 2014 года по делу N А70-9509/2011.
26. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 июля 2014 года N ВАС-10244/12 по делу N А56-45162/2011.
27. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 8 мая 2014 года по делу N А56-45162/2011.
28. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 июня 2014 года N ВАС-3327/14 по делу N А56-45162/2011.
29. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 июня 2013 года N 14520/12 по делу N А41-26287/2009.
30. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 октября 2013 года N ВАС-18405/12 по делу N А55-13551/2010.
31. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19 ноября 2013 года N ВАС-18405/12 по делу N А55-13551/2010.
32. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 9 июля 2012 года по делу N А41-26287/09.
33. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 октября 2012 года N ВАС-14520/12.
34. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 25 мая 2012 года по делу N А55-6409/2011.
35. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 6 августа 2012 года N ВАС-9121/12.
36. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 28 августа 2012 года по делу N А55-6409/2011.
37. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 4 октября 2013 года по делу N А55-6250/2009.
38. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 января 2014 года N ВАС-3445/12.
39. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 8 октября 2013 года по делу N А57-26869/2009.
40. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 22 октября 2013 года по делу N А57-26869/2009.
41. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 28 января 2014 года по делу N А55-13551/2010.
42. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 6 февраля 2014 года по делу N А55-13551/2010.
43. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 27 сентября 2012 года по делу N А65-35995/2009.

18.10.2021

Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" дополнен положениями, касающиеся осуществления Агентством по страхованию вкладов (АСВ) функций временной администрации. Данными положениями также устанавливаются особенности функционирования временной администрации при отзыве (аннулировании) лицензии у финансовой организации.

подробнее
13.10.2021

Целью законопроекта является установление уголовной ответственности за нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье  115 УК, и не содержащих признаков состава преступления, предусмотренного статьей  116 УК, лицом, имеющим судимость за преступление, совершенное с применением насилия.

подробнее
08.10.2021

Цель законопроекта - установление одной из форм государственной поддержки кинематографии - полного государственного финансирования производства и проката отдельных категорий фильмов, общественная значимость и художественная ценность которых не может измеряться доходами от их проката и показа.

подробнее
25.09.2021

В соответствии с положениями законопроекта максимальный размер процентной ставки, вводимой в качестве ограничения, не может быть меньше 2/3 процентной ставки по привлеченным российскими кредитными организациями вкладам в соответствующей валюте и по сроку привлечения.

подробнее
18.09.2021

Целью законопроекта является возможность дать иностранным гражданам, проживающим за пределами Российской Федерации, быть признанными носителями русского языка, в случае если данные лица являются соотечественниками. Упрощение данного механизма необходимо в целях правового основания для получения вида на жительство и приобретения российского гражданства в упрощенном порядке.

подробнее
13.09.2021

Законопроектом предлагается предусмотреть право отдельных субъектов ТЭК по решению Правительства РФ учреждать "корпоративные" частные охранные организации, а также урегулировать вопрос определения субъектов охраны объектов ТЭК, которым по результатам категорирования присвоена средняя или высокая категории опасности. При этом, доля субъекта ТЭК в уставном капитале "корпоративной" частной охранной организации не может быть менее 50%.

подробнее

Информация. Знания. Результат
↑